Поиск

​Я не люблю разговоры об абстрактной справедливости. Если мерять жизнь справедливостью, то страна начинает дробиться на миллионы носителей истины. А закон – это универсальный знаменатель, который обесточивает разницу числителей. Но если при этом “закон” не релевантен “справедливости”, народ начинает выходить на улицы.

Майдан был как раз таким восстанием против несправедливости правил. Янукович мог быть сколько угодно легален на своем посту – но к февралю 2014-го он перестал быть легитимен в глазах людей. Те, кто пришел после Януковича, должны были выучить этот урок. Должны, но не выучили.

История с патрульными, которым грозит тюрьма за то, что они задержали судью, отказавшуюся перепарковывать автомобиль, – тому яркая иллюстрация. Обладатели судейских мантий не понимают одного – они давно потеряли легитимность в глазах общества. Им не доверяют 80% населения страны. На этом фоне патрульная полиция со своим пятым местом в перечне пользующихся наибольшим доверием институтов, выглядит куда убедительнее. Вдобавок вся эта история – не о персоналиях, а о Майдане.

Потому что сам по себе Майдан был мечтой о переменах. О новом социальном договоре. О справедливости, которая в дефиците с первого дня независимости. Но после бегства Януковича перемены не стали повсеместными. Они оказались точечными.

На фоне многих проваленных инициатив патрульная полиция стала рельефным, отчетливо видимым и ясным достижением. Другие люди, другие машины, другая форма, другой стиль поведения. Страна, истосковавшаяся по тем, кого можно и нужно любить, на это отреагировала социологически.

И когда судья грозит отправить патрульного за решетку – для общества это выглядит как история про то, что "чужой" садит "нашего".

Знаете, чем это чревато?

Комментарии