Поиск

Ставка Путина на президентство Трампа привела к впечатляющим обратным последствиям

Чуть больше года спустя после того, как стало известно о российских усилиях по вмешательству в американские президентские выборы, дипломатические последствия - развал отношений между Москвой и Вашингтоном в масштабах, невиданных десятилетиями, - дают о себе знать, пишет Дэвид Сангер в американской газете The New York Times.

"Президент Владимир Путин сделал ставку на то, что Дональд Трамп, который годами тепло отзывался о России и ее авторитарном лидере, будет обращаться с его страной так, как Путин страстно желает, чтобы Запад с ней обращался, - отмечает автор. - То есть как с супердержавой, каковой она когда-то была, или хотя бы как с крупной силой, с которой надо считаться от Сирии до Европы и которая гордится армией, возрожденной после двадцати лет пренебрежения".

Своим решением приказать сотням американских дипломатов и россиян, работающих на американское посольство, покинуть свои должности Путин, известный как великий тактик, но не очень хороший стратег, вновь переменил курс, говорится в статье. Пока, как заявили изданию американские чиновники и внешние эксперты в воскресенье, он, кажется, полагает, что его главный рычаг воздействия заключается в эскалации спора в стиле холодной войны, а не в незаметной попытке манипулировать событиями, используя смесь из уловок, кибератак и информационной войны.

"Одна из самых главных целей Путина - гарантировать, чтобы к России относились так, как будто она до сих пор является СССР, атомной державой, которую нужно уважать и бояться", - утверждает Анджела Стент, директор Центра по изучению Евразии, России и Восточной Европы Джорджтаунского университета. "И он думал, что он сможет добиться этого от Трампа", - добавила Стент, которая была специалистом по вопросам исследования России и Евразии при Национальном разведывательном совете США в период администрации Джорджа Буша-младшего. Однако сейчас, отметила эксперт, русские смотрят на хаос в Белом доме "и видят тамошний уровень непредсказуемости, который заставляет их нервничать". По словам Стент, реакцией России стало возвращение к старым привычкам, а высылка дипломатов, конечно же, - одна из старейших.

Чиновник на руководящей должности в президентской администрации США на условиях анонимности высказался в разговоре с изданием о том, что стало одной из самых чувствительных дипломатических проблем, с которой столкнулась администрация Трампа. По словам источника, Белый дом не оставил надежду на лучшие отношения. В интервью Путина на российском телевидении, в котором он объявил о сокращении числа сотрудников, не было напыщенности, передает автор слова чиновника. "Россия, как кажется, не определилась по поводу направления отношений, оставив открытой возможность разворота", - говорится в статье.

"Русские предпочли бы не вступать на этот путь, но Путину показалось, что у него нет выбора, кроме как ответить в классической манере "зуб за зуб", - цитирует автор Рольфа Моуэтта-Ларсена, который занимал ряд высокопоставленных должностей в разведке США, в том числе и в России. - Мы уже какое-то время находимся в состоянии новой холодной войны. Какая-либо надежда на краткосрочное улучшение в отношениях ушла". По словам эксперта, спад ускорился в последние дни администрации Обамы, "когда отношениями завладели эмоции". Теперь, отметил Моуэтт-Ларсен, который недавно стал директором проектов по разведке и обороне в Центре Белфера при Гарвардской школе Кеннеди, "гнев сменился страхом в отношениях с Россией".

"Этот последний спад в отношениях приходится на семидесятилетнюю годовщину "Истоков советского поведения", статьи Джорджа Кеннана, создателя стратегии холодной войны, которая была опубликована в Foreign Affairs в июле 1947 года под псевдонимом "X", - сообщает журналист. - Она определила стратегию, которая господствовала в Вашингтоне ближайшие сорок лет и которая заключена во фразе Кеннана, что "политика США по отношению к СССР должна быть политикой долгосрочного, терпеливого, но твердого сдерживания российских экспансионистских тенденций".

"Не этот подход был на уме у Трампа год назад, - подытоживает автор. - Но теперь этот подход может быть ему навязан".

Источник: The New York Times

Комментарии