Поиск

Генетики возвысили интеллект викторианцев над современным

Важнейшие микроэволюционные, социальные и экономические изменения человечества ассоциируются с галоценом — эпохой, которая началась примерно 11,7 тысячи лет назад.

К этому времени восходят возникновение первых городов, изобретение множества новых сельскохозяйственных орудий, монотеизма, аристократии и денег. Предполагается, что в голоцене Homo sapiens также получил персистенцию лактазы (высокую активность фермента в зрелом возрасте), относительную устойчивость к гипоксии в горах и общую когнитивную способность (GCA), или интеллект. Развитие последнего определяло военное и техническое превосходство, а значит выживание, и должно было обусловливаться генетически.

Высокую наследуемость GCA подтверждают генетические исследования: по разным оценкам, показатель составляет 22–88 процентов. Более того, полногеномный поиск ассоциаций (GWAS) неоднократно выявлял корреляцию между специфическими снипами (однонуклеотидными полиморфизмами, SNP), связанными прежде всего с центральной нервной системой (ЦНС), и академической успеваемостью. В частности, такие вариации — их объединяют в полигенные индексы, POLYCOG, — объясняют 60 процентов индивидуальной изменчивости интеллекта. До сих пор, однако, надежных данных о том, что рост численности населения и культурный бум в голоцене сопровождались увеличением генетических вариаций GCA, не было.

Чтобы восполнить пробел, специалисты из Хемницкого технического университета, Брюссельского свободного университета и других учреждений сравнили 99 образцов древних (из Евразии) и 503 современных людей (из Европы). Возраст первых составлял 1208–4557 лет. Авторы проводили сопоставление по трем POLYCOG. Результаты показали, что количество специфических аллелей в голоценовых образцах действительно возрастало с течением времени, а геном современного человека содержит больше GCA-ассоциированных вариаций, чем в Бронзовом веке. В то же время пика признак, по-видимому, достиг в Викторианскую эпоху, и в XX веке рост его многообразия не только замедлился, но и обернулся вспять.

По мнению авторов, несмотря на увеличение среднего уровня интеллекта относительно более ранних периодов, современный европеец, вероятно, уступает викторианцам. Причиной тому может служить естественный отбор: в XV–XIX веках обеспечить выживаемость помогал высокий социальный статус (коррелирующий с GCA), обладатели которого, таким образом, имели демографическое преимущество. При снижении социальной мобильности среди носителей большего числа вариаций повышалась конкуренция, что активно двигало прогресс — он нашел отражение в промышленной революции. Однако с ростом населения, доступности медицины и ограничением рождаемости в пользу долгого образования тенденция изменилась.

Комментарии