У зоны отчуждения возможно будущее: ZonaНатхнення и фильм-постсимфония «Арка»

26 апреля, в годовщину аварии на Чернобыльской атомной электростанции состоялась всеукраинская премьера короткометражного фильма-постсимфонии «Арка». Его впервые показали ведущие телеканалы Украины и онлайн-СМИ. А перед этим его увидел весь мир. За полтора года фильм принял участие во множестве международных кинофестивалей Европы, Азии и Америки, где завоевал 18 номинаций и пять побед. Вечером 26 апреля в Киеве на Почтовой площади состоялся грандиозный концерт ZonaНатхнення, посвященный Чернобыльской зоне. В нем приняли участие артисты, чье творчество связано с этим местом: группа ONUKA, Никита Рубченко и оркестр НАОНИ. Впервые на большой сцене прозвучал саундтрек к фильму-постсимфонии «Арка».

Ирина Николаенко, автор идеи и продюсер фильма «Арка» рассказала о своих впечатлениях от Зоны отчуждения и Припяти в интервью для Соцпортала.

Какие ваши впечатления от Припяти? Заметили, что заброшенные здания стали такой себе туристической Меккой? Что вы думаете об этом, а так же о том, что самые посещаемые места там сейчас специально делают более жуткими для привлечения туристов?

Впечатление от Припяти, безусловно, гнетущее. Невооруженным глазом видно, как природа захватывает город. А здешним разрушения есть вполне четкое и логичное объяснение. Причина в не соблюдении на протяжении более 30 лет температурного режима. Дома без должного ухода ветшают, и уже сейчас, спустя 30 лет, опасно для жизни лазать по зданиям и крышам, и риск облучения тут не причем – можно легко провалиться и сломать шею. Практически сразу после того как новое Укрытие над разрушенным энергоблоком заняло свое проектное положение, дозиметры показали, что уровень радиации стал ниже. Но это вовсе не означает, что туда уже можно массово ехать. Нет. К сожалению, это место еще многие сотни лет будет режимной зоной. В «Арке» мне очень хочется показать, что у зоны отчуждения возможно будущее. И из запретной зоны она может превратиться в зону вдохновения.

Как вы относитесь к идее сделать из Припяти полноценный туристический объект?

С коммерческой точки зрения это может быть очень неплохо: финансовые вливания в бюджет дадут возможность этому месту развиваться и поддерживать все объекты в хорошем состоянии. В Чернобыле есть гостиница. Правда, мы не стали ею пользоваться, а предпочли уезжать домой. Только когда готовили главную сцену – выступления в Арке, часть людей осталась на ночь в зоне, но ночевали в автобусах. Поесть можно в столовой ЧАЭС, под открытым небом есть и пить запрещено. Мы обедали в столовой, перекусывали в автобусе. Зона привлекала раньше и продолжает привлекать людей. Ее уже давно облюбовали фотографы и кинооператоры. После аварии на АЭС Фукусима-1, произошедшей 7 лет назад, зону отчуждения активно посещают японские делегации, чтобы понять, как зона ведет себя на протяжении более длительного периода.

Когда вы подбирали кадры кинохроники – что вас зацепило больше всего: разозлило, заставило плакать?

В первую очередь меня удивило то, что самые полные кадры первых недель после катастрофы на ЧАЭС находятся в архивах России, а не Украины. И получать авторские права пришлось у них. Я пересмотрела безумно огромное количество кинохроники. Во-первых, хотелось показать кадры, незнакомые широкой аудитории. Во-вторых, показать людей, которые в первые дни занимались ликвидацией последствий аварии с минимальными средствами защиты. Видишь человека и дорисовываешь его историю. За время работы над фильмом наплакалась я довольно прилично. В том числе и над кадрами кинохроники. В фильме нам хотелось в первую очередь передать надежду на то, что хоть она и останется зоной, но станет зоной вдохновения. И в первую очередь – местом для глубоких научных исследований.

Какие ощущения от Зоны сейчас? Чувствуется и тот дух, который вдохновлял сотни писателей на романы о сталкерах?

Чувствуется: в ржавчине, лопнувших стеклах, покосившихся вывесках, безмолвии, эхе, гигантских сооружениях, таких как градирня и радиолокационная система, так называемое «Око Москвы», где мы тоже записывали музыку. В том, как природа отвоевывает свое. Сейчас уже город Припять можно рассмотреть только ранней весной, поздней осенью или зимой, когда с деревьев опадает листва.

Как писалась музыка, чем вы вдохновлялись?

В августе 2016 года я попала в Чернобыльскую зону на экскурсию. Я стояла под аркой, и мне захотелось услышать там звучание симфонического оркестра. Я загорелась идеей поселить в Арке музыку и заразила ею все свое окружение. Вскоре, по удивительному стечению обстоятельств, я познакомилась с Никитой Рубченко. Мы приняли решение, что музыка для фильма будет написана абсолютно новая. Сюжет фильма – это история мальчика, родившегося в Припяти и вернувшегося строить защитное укрытие над разрушенным реактором, главный герой – это собирательный образ, рассказавший реальную историю Чернобыля. «Арка» стала моим эмоциональным и творческим порыв. Уникальность фильма заключается в том, что его история рассказана языком музыки, а единственные слова, которые звучат в нем – это обращение Михаила Сергеевича Горбачева. Мы рассказываем 30-летнюю историю Чернобыльской катастрофы с первых минут после аварии до момента, когда в 2016 году новое укрытие над разрушенным четвертным энергоблоком заняло свое проектное положение.

Если бы была возможность вернуть время вспять, и вы были тем, кто принимает решения, что бы вы хотели изменить в том, что произошло после трагедии?

Я не имею права критиковать. Более того у меня нет таких знаний, чтобы как-то оценить действия, которые были сделаны после. Единственное что, как и во всех других проектах и событиях, всегда есть определенная нехватка ресурсов, я сейчас говорю не только о финансовой стороне, я говорю о ресурсах человеческих и творческих. Возможно, аккумуляция всего этого и своевременность действий привели бы к более быстрой реабилитации этой зоны.

Оглядываясь назад, тяжело было творить на эту тему? Будет ли еще что-то в вашем творчестве, связанное с Чернобылем?

Конечно, безумно тяжело, но с другой стороны именно те эмоции, которые мы там испытали, стали нашим двигателем.

Напомним, фильм был снят в октябре-ноябре 2016 года на территории Чернобыльской зоны в непосредственной близости от места аварии во время строительства защитной арки – нового укрытия для разрушенного четвертого энергоблока, давшей название фильму. «Арка» рассказывает 30-летнюю историю Чернобыльской катастрофы с первых минут после аварии до момента, когда в 2016 году новое укрытие заняло свое проектное положение. Уникальность фильма заключается в том, что его история рассказана языком музыки, а единственные слова, которые звучат в фильме – это обращение Михаила Сергеевича Горбачева. Музыка была специально написана для фильма, ее основой стали звуки нескольких объектов Зоны отчуждения. Музыкальный продюсер – известный украинский рок-музыкант, автор рок-версии Гимна Украины – Никита Рубченко. В соавторстве с композитором Ярославом Мисиком они написали постсимфонию «Арка». Записали и исполнили музыку коллектив Никиты Рубченко и Украинский этно-симфонический оркестр. Автор идеи фильма и продюсер – Ирина Николаенко. За съемку фильма отвечала команда во главе с режиссером Антоном Шатохиным и клипмейкером Радиславом Лукиным. Исполнитель главной роли – Евгений Сычев.

Коментарі

Рекомендуємо прочитати

Стало известно, почему в Киеве молодой парень выпрыгнул из окна

05. 08. 2018 в Деснянсом районе, приблизительно в 22:20-22:30, в одном из высотных домов с 14-го этажа выпрыгнул парень....

Це може бути цікавим

Группа The Maneken отпразднует свое 10-летие грандиозным концертом

Программа из лучших треков, камерная атмосфера и другие детали концерта The Maneken – 29 сентября в киевском Caribbean Club....

загрузка...

Автоновини

Дивіться, що пишуть

В США заметили "аномальное поведение" российского спутника

В США заявили, что в октябре 2017 года российские военные вывели на орбиту спутник, который является чем-то более, чем "инспектором космических аппаратов"....