Как сдержать российские кибератаки

Вашингтонский политический класс в настоящий момент, вероятно, не способен достичь согласия по многим вопросам, однако почти все его представители согласны с тем, что Россию следует наказать за вмешательство в президентские выборы.

Вопрос только в том, насколько суровым должно быть это наказание. Многих беспокоит вот что: если последствия будут слишком мягкими, то Россия вмешается в будущие выборы и, возможно, даже в больших масштабах, чем это было в 2016 году. В результате складывается консенсус по поводу формирования комбинации, состоящей из предельно ясного предупреждения, усиленных санкций и проведения ответных киберопераций, и все это должно продемонстрировать России, что она заплатит очень высокую цену за вмешательство в американскую политику, и подобная перспектива будет сдерживать ее вмешательство в будущем.

Один из элементов в этом пакете — речь идет о новом и более жестком санкционном режиме — был принят Сенатом в июне 2017 года 98 голосами против 2. Он включает в себя автоматическое обновление его положений в том случае, если Конгресс не предпримет конкретных действия по снятию санкций. Газета Washington Post сообщила о том, что второй элемент — ответные кибероперации — был одобрен администрацией президента Обамы еще до окончания срока его полномочий, и поэтому не нужны никакие дополнительные действия со стороны Белого дома Дональда Трампа для того, чтобы бюрократический аппарат начал действовать. Джон Карлин (John Carlin), бывший помощник генерального прокурора по национальной безопасности, выступил с новым предложением относительно предупредительного элемента в своей статье. Оно содержится в статье, которая недавно была опубликована в журнале Atlantic Monthly. Джон Карлин предлагает создать «специальный выключатель», который будет автоматически запускать ответные меры, если разведывательное сообщество придет к выводу о том, что какая-то страна вмешалась в наши выборы.

Подобного рода шаги, несомненно, будут иметь очистительную привлекательность, и они, конечно же, позволят как Белому дому, так и Конгрессу показать: они сделали нечто значимое в ответ на то, что газета Washington Post назвала «преступлением века». Однако то, что имеет смысл в политическом отношении, не всегда приводит к эффективной политике. Сдерживание кибератак со стороны России — и других стран — затрагивает жизненно важные интересы Соединенных Штатов, но пока мы тщательно не продумаем, как мы будем это делать, мы в конечном итоге будем стимулировать то самое поведение, которое надеемся предотвратить. Принятие тех принципов, которые оказались столь эффективными по вопросу о советской ядерной угрозе, является сегодня нашей лучшей формулой для сдерживания российских кибератак.

Первый принцип: изучать их мотивы

Если война — это политика, проводимая другими средствам, — как известно, именно так охарактеризовал ее Клаузевиц, — то сдерживание можно считать политическим убеждением с помощью иных средств. Суть подобного подхода можно сформулировать так: нужно убедить противника в том, что его желанная цель окажется для него слишком сложной или слишком затратной. Для этого потребуется точная оценка того, чего противник надеется достичь, насколько важны для него эти цели, и какого исхода он опасается. Неверное представление о его чаяниях и опасениях может привести к недооценке того, какое количество боли он будет готов выдержать для достижения своих целей, или к неспособности предсказать его ответные действия.

Если оценивать чаяния и опасения России в отношении киберопераций, то есть соблазн — но это неверный путь — двигаться от следствия к причине, исследовать социальную разобщенность в Соединенных Штатах, усугубившуюся после президентской кампании 2016 года, и исходить из того, что активность России по оказанию влияния направлена в целом на дестабилизацию нашей страны. Создается впечатление, что подобная оценка подкрепляет те выводы относительно российских целей, которые были предложены высокопоставленными сотрудниками разведывательных ведомств.

«Они это делают для того, чтобы прикончить нас», — заявил бывший директор Национальной разведки Джеймс Клэппер (James Clapper). «Чтобы добиться успеха», русские должны сеять раздор, добавил он. Широко цитируемый Доклад разведывательного сообщества (Intelligence Community Assessment) о роли России в президентских выборах 2016 года составлен по тем же лекалам, и там утверждается, что непосредственные цели России состоят в «подрыве доверия к демократическому процессу в Соединенных Штатах», а также «в подрыве возглавляемого Соединенными Штатами либерального демократического порядка». Политические последствия подобной оценки ясны: если мы не дадим решительный ответ на российскую агрессию, то таким образом будем поощрять еще большую агрессию.

Коментарі

Рекомендуємо прочитати

Стало відомо про жорстоке вбивство українця в Німеччині

У Німеччині біженець з Казахстану забив до смерті громадянина України....

Це може бути цікавим

Бойовики поширюють фейки про обстріли з боку ЗСУ

У ОРДЛО поширюють фальсифікації про обстріл з боку ЗСУ, які можуть загрожувати життю цивільного населення в районах КПВВ, розташованих на підконтрольній Україні т....

загрузка...

Автоновини

Дивіться, що пишуть

Брат короля Швеції поповнив базу "Миротворця"

Троюрідний брат короля Швеції Карла XVI Густава і відомий винний експерт і сомельє Ян Бернадотт поповнив розділ "Чистилище" проекту "Миротворець"....