Как украинская армия освобождала Крым

Крымский поход 1918 года: триумф украинского оружия, поддержка крымских татар и бездарная дипломатия Киева.

Провозглашение в Крыму республики, которая тяготеет к России и стремление украинцев вернуть контроль над полуостровом при поддержке крымских татар. Все это уже однажды было в нашей истории.

По Брестскому мирному договору Крым отошел Германии. Украинская делегация, придерживаясь «революционно-демократического» принципа мира без аннексий и контрибуций, отказалась от полуострова под предлогом права крымских татар на самоопределение. Удивленные отказом немцы не настаивали. Однако уже через два месяца украинская власть поняла, что допустила ошибки. Ведь Крым давал выход к Черному морю и значительные ресурсы, крайне необходимые молодой украинской республике. А провозглашенная на полуострове «Советская социалистическая республика Тавриды» стала гнездом большевиков, которые развернули жестокие репрессии в отношении автохтонного населения – крымских татар.

Освободить Крым и вернуть его в состав Украинской Народной Республики. Таким было задание Запорожского корпуса войск, сформированного 9 апреля 1918 года под официальным командованием Зураба Натиева. Реальное командование корпусом принял на себя заместитель Натиева Петр Болбочан.

 Полковник Петро Болбочан, командир Кримського походу Фото: wikiwand.com
Полковник Петр Болбочан, командир Крымского похода Фото: wikiwand.com

Войска, которые готовились к участию в кампании, были разнообразными: второй Запорожский пеший полк, конный Гордиенковский полк под командованием полковника Всеволода Петрива, дивизионы конно-горной и легкой полевой артиллерии, батарея тяжелой артиллерии, бронедивизион, десантный отдел и бронепоезд. Впереди были степи, болота Сиваша, Крымские горы и много других препятствий.

Поход начался 11 апреля. Крымская группа выехала из Харькова через Карловку на Лозовую, а оттуда – на Павлоград, который пришлось отвоевывать у большевиков. 17 апреля «запорожцы» дошли до Александровска, современного Запорожья. Одновременно в город прибыли Украинские Сечевые Стрельцы – часть австрийской армии под командованием Василия Вышиваного. Из Александровска украинские войска начали наступление на Мелитополь и уже 18 апреля взяли город. Путь на Крым был почти открыт.

- Ерцгерцог Вільгельм фон Габсбург і одночасно - командир УСС Василь Вишиваний Фото: wiki.library.kr.ua
Эрцгерцог Вильгельм фон Габсбург и одновременно командир УСС Василий Вышиваный    Фото: wiki.library.kr.ua

Почти, потому что впереди были Перекоп и Сиваш, которые природа как будто специально приспособила к обороне. Тоненькая шейка Перекопа – единственный путь на полуостров, со всех сторон окружен солеными болотами, пробраться через которые в теплое время года нереально даже на лошадях, не говоря уже о военной технике. На Перекопе большевики держали гарнизон с бронепоездом, который мог смести ураганным огнем любое наступление.

Через два с половиной года, осенью 1920-го, Конная армия Буденного будет ждать поздней осени, пока Сиваш замерзнет, и тогда прорываться к Крыму. Генералу Слащову хватило трехтысячного войска, чтобы несколько месяцев оборонять Сиваш от тридцати тысяч красноармейцев. Болбочан знал, что нет времени на осаду и ожидания, ни ресурсов на организацию блокады полуострова нет, поэтому решил штурмовать Перекоп в апреле.

Немецкое войско во главе с генералом фон Кошем, которое шло вслед за украинским корпусом, идти на прорыв отказалось. Генерал заявил Болбочану прямо, что считает затею неосуществимой, по крайней мере, без тяжелой артиллерии. Если Перекоп и удастся взять, говорил фон Кош, то ценой огромных потерь украинского войска.

Болбочан и сам знал, что единственный его шанс – прорваться неожиданно. Впрочем, лучшие экспромты всегда те, что хорошо подготовлены. Из Мелитополя основная часть украинского войска двигались по железной дороге: дрезины с пехотой, напичканные пулеметами, продвигались под прикрытием бронепоездов. Остальные войска продвигалась на лошадях, попутно собирая и чиня брошенные большевиками моторные лодки и катера: они должны были пригодиться для форсирования Сиваша.

Болбочан позаботился о том, чтобы правительство «народной республики» в Крыму не узнало о прорыве большевистского фронта под Мелитополем. Разгромленые большевики бежали так быстро, что не успели уничтожить средства связи, поэтому телефонная станция оказалась в руках украинцев. Среди пленных был телеграфист, который знал коды связи. Поэтому до прорыва через Перекоп специально проинструктированые украинские связисты передавали по телефону в Крым «новости»: мол, части УНР не двигаются, оборону мы держим.

Из-за этого большевики не позаботились об усилении перекопского гарнизона: главные силы оставались в резерве в глубине полуострова. Чтобы не дать случайной группе красноармейцев добраться до Штаба обороны Крыма и сообщить о наступлении армии УНР, степь прочесывали мобильные группы кавалеристов из полка имени Костя Гордиенко. Последнее сообщение Болбочан прислал перед самым наступлением: фронт прорван, части организованно выступают, бронепоезда прикрывают отступление. Когда большевики потребовали подробностей, украинский командир просто повесил трубку, оставив врага в растерянности: разрыв связи или диверсия?

Готовясь к наступлению, украинские войска заняли позиции для наступления на Чонгар. На рассвете 20 апреля Болбочан дал сигнал к наступлению, и на большевистские укрепления помчались дрезины, поливая все вокруг пулеметным огнем. За ними двинулись бронепоезда. Большевики не успели взорвать мост, и украинцы буквально влетели во вражеские укрепления, откуда панически бежали защитники.

Зайдя на территорию полуострова, украинцы убедились, что без стремительной атаки не приняли бы Перекоп, даже если бы объединили усилия с немцами. Сиваш был превращен в укрепрайон с вырытыми окопами, забетонированными пулеметными гнездами и грамотно расставленными батареями, для которых большевики перетянули морскую артиллерию из Севастополя.

22 апреля Запорожский корпус дошел до Джанкоя, узловой станции на севере полуострова, и разделился на две части: основная двинулась вдоль железной дороги в направлении Симферополя, вторая – на Бахчисарай. Тем временем немцы поняли, что Болбочан не планирует делиться с ними победой. После неудачной попытки выяснения отношений немецкие войска уничтожили коммуникации между украинскими частями, а те, в свою очередь, отрезали все телеграфные провода при выходе из Джанкоя.

В Симферополе немцы догнали Болбочана и впервые поставили требование вывести войска из Крыма. В ответ полковник сослался на приказ своего командования. Между украинскими и немецкими военными чуть не дошло до перестрелки. Пока продолжались переговоры с Киевом, немцы заблокировали украинские бронепоезда в Симферополе. Тем временем Болбочан отправил конницу под предводительством Петрива в горы с приказом двигаться на Севастополь и Феодосию, но так, чтобы немцы не догадались о подлинных намерениях украинских войск.

Этой группе удалось добраться до Черноморского побережья благодаря помощи крымских татар. Они не только поставляли украинцам провизию и показывали дорогу через контролируемую большевиками территорию, но и соглашались идти добровольцами в украинскую армию. Часто добровольцы приходили с собственными лошадьми и оружием; их было так много, что появилась идея создания отдельного крымскотатарского батальона. Когда войскам Петрива пришлось скрываться от немцев, крымчане охотно предоставляли убежище для штабов и артиллерии в своих аулах. Крымскотатарские друзья так добросовестно отнеслись к этому делу, что командиры, въезжая в аул, порой с удивлением видели славянские лица под крымскотатарскими малахаями, а пушки – под стожками прошлогодней паши, припасенной для овец.

На карті України 1918 року Крим позначено українською територією
На карте Украины 1918 года Крым обозначен украинской территорией

Тем временем конфликт между немцами и украинцами нарастал. Улаживать его в Крым приехал формальный командир группы Зураб Натиев, у которого был приказ Военного секретариата оставить Крым. Это окончательно поставило крест на усилиях украинского войска.

И все же крымский поход, хоть и не вернул полуостров в состав Украинской Народной Республики, не был безрезультатным. Одним из его последствий стал переход на украинскую сторону Черноморского флота, который мог стать решающим преимуществом в дальнейшем противостоянии – морских сил под рукой не было ни у одной из других заинтересованных сторон. Также кампания показала, на чьей стороне были крымские татары – коренное население полуострова. Возможно, если бы УНР не поспешила уступить полуостров под давлением немцев, иначе сложилась бы судьба не только Крыма, а и украинской независимости. История, впрочем, не имеет сослагательного наклонения.

Олеся Исаюк — историк Национального музея–мемориала Тюрьма на Лонцкого " и Центра исследований освободительного движения

источник: Новое время

Коментарі

Рекомендуємо прочитати

В Киеве может рухнуть здание Музея истории Украины

Здание Национального музея истории Украины может рухнуть....

Це може бути цікавим

Порошенко призначив Сенцову державну стипендію

Президент України Петро Порошенко призначив державні стипендії видатним діячам культури та мистецтва, у тому числі ув'язненому в Росії українському режисеру Олег....

загрузка...

Автоновини

Дивіться, що пишуть

Экс-солистку "Банд'Эрос" похоронили в Москве

Бывшую участницу группы "Банд'Эрос" Раду Змихновскую похоронили 25 сентября в России....