Очевидец: единственная работа в "ЛНР" - боевиком

Последние дни лета были полны особого очарования. Хочется про запас пропитаться летом насквозь – синевой неба, запахом яблок, беспечностью и теплом. Мы с сыночком ходим в походы, слушаем тишину, смотрим на ужиков в речной воде, собираем залёные самоцветы в дорожной пыли и выкладываем ими клумбу…

Для меня это лето было разным. Хорошим, потому что я смогла провести его с сыном, и тяжёлым, потому что дамокловым мечом надо мной висел вопрос оплачиваемой работы и денег.

В начале лета друзья сделали мне неожиданный и слишком роскошный подарок – деньги. И я смогла подарить это лето сыну, не разменивая его на мелкие подработки, отнимающие время и приносящие очень мало. Хотя вопрос работы в «республике» самый острый. Мой друг неделю назад остался без работы, и на мой вопрос, каким он видит своё будущее дальше, он сказал, что ждёт чуда.

Я тоже жду чуда. А на практике всегда есть самый крайний вариант – «народная милиция», открытая для всех, кто может держать в руках оружие.

Об этом нам постоянно напоминает в средствах массовой информации «глава республики». На моей улице трое мужчин служат в «ополчении». То, что я вижу: для них это исключительно денежный интерес. Один из них имеет средне-специальное образование, торговал молоком, которое скупал по сёлам и привозил в город. Война оказалась счастливым билетом. Этим летом он поступил на юрфак, рассчитывая на повышение звания и должности. Второй вояка неудачно баллотировался в депутаты, был начальником клининговой службы (для этого не нужно было высшее образование). Весь год он с семьёй искал лучшей доли за пределами города, вернувшись, пошёл в «ополчение». Не очень вижу его подчиняющимся приказам, но желание денег обычно сглаживает острые углы характера.

Сейчас по городу открыты вакансии психологов в «народную милицию». Набор осуществляет так называемый «профессор» – «главный психолог ЛНР» (психолог в психиатрии в недалёком прошлом). Всем его представляют «профессором», а он особо не возражает, хотя учёной степени не имеет. Мне о вакансии и этой истории сообщила подруга, которая не хочет связывать жизнь с воинскими подразделениями.

Все международные благотворительные организации сейчас проходят обязательную аккредитацию в «ЛНР» и «ДНР», поэтому приём на работу временно остановлен.

Сегодня я видела карлика в форме «ополченца». Наверное, это говорит о том, что воевать могут все, что «родину защищают» все, кто может. Но слишком много скандалов, связанных с деньгами! Слишком много историй о нечистых на руку военных. И во всех этих порывах чаще видится меркантильный интерес и отчаяние найти другую работу.

Ещё так тепло, поэтому о работе я подумаю чуть позже. И я всё ещё надеюсь на чудо.

Луганск. Надежда на чудо Яна Викторова, преподаватель, город Луганск для Радио Свобода

Коментарі

Рекомендуємо прочитати

Київські активісти відстояли озеро

Депутатки ВО "Батьківщина" Ганна Свириденко та Марина Кочур відстояли право мешканців Оболоні на якісну екологію....

Це може бути цікавим

NaviBand: Нам очень приятно, что в Украине нас так поддержали

Что побудило вас создать свою группу? Случайная встреча нас привела к тому, что мы решили попробовать сделать одну дуэтную песню "Абдымi мяне"....

загрузка...

Автоновини

Дивіться, що пишуть

В Киеве автохам подрался с журналистом из-за замечания

иевская полиция открыла уголовное производство в связи с дорожным конфликтом, в котором пострадал журналист издания "Лига" Евгений Головатюк....