Левиафану не снилось: чем многонациональный народ мешает российской нации

Левиафану не снилось: чем многонациональный народ мешает российской нации

В воскресенье заведующий кафедрой национальных и федеративных отношений Института госуправления РАНХиГС Вячеслав Михайлов, выступая на Совете по межнациональным отношениям в Астрахани, предложил написать закон о «российской нации». Президент Путин, который вел заседание Совета, c Михайловым немедленно согласился: «Нужно начать работать».

Тезис, выдвинутый Михайловым, в кратком пересказе выглядит следующим образом. В третьей статье российской Конституции введено понятие «многонациональный народ». В статье президента Путина, на которую сослался в своем выступлении Михайлов, и в «Стратегии государственной национальной политики», утвержденной указом президента 19 декабря 2012 года, «многонациональный народ» определен как «российская нация». Нужно принять закон, говорит Михайлов, который придаст этому определению силу правовой нормы: пока это просто риторическая фигура. Путин, одобрив идею Михайлова, таким образом запустил процесс работы над текстом закона: очевидно, в ближайшее время по итогам заседания Совета будет выпущен перечень поручений президента, из которого станет понятно, кто именно напишет текст.

Национальную политику давно не выводили на подмостки в качестве магистральной сюжетной линии политического процесса. С одной стороны, вяло идущие споры о соборности и полиэтничности, особой модели колониальной политики в Российской империи мало кого интересуют. Актуальная национальная политика в России – это спорадические вспышки, резкие конфликты, Кондопога и Бирюлево, а не пресные теоретические выкладки. С другой — обитатели Кремля не особенно любят национальный мотив: Чечня, федеративные договоры, «берите суверенитета, сколько хотите» закреплены в коллективной памяти российской элиты как травмы, а не как полезные уроки.

Значит, мы вполне законно можем удивиться. «Российская нация» не спасет экономику и не выиграет войну в Сирии. Зачем она нужна Кремлю? Понимают ли доктор исторических наук и глава государства, как далеко их заведет желание переопределить не вполне ясный конституционный термин?

Очевидно, что игра не идет вслепую. Поручение про закон дано накануне Дня народного единства, отождествленного с успехами и преемственностью российской национальной политики. Вскоре президент Путин озвучит пятое из шести посланий своего третьего срока. Контекст позволяет заключить, что развитие темы «российской нации» станет одним из лейтмотивов политической повестки в ближайшие два месяца. Но есть и другое ощущение. Кажется, покушение на «многонациональный народ» не продумано в Кремле до конца.

Кто здесь власть?

Идея Михайлова при более детальном изучении выходит за рамки написания закона о национальной политике и впрямую затрагивает довольно серьезные конституционные материи. Обратимся к колонке Михайлова, опубликованной 1 ноября на Life.ru, и статье «Русский народ в национальной политике Российского государства: соборная культура и соборная миссия», написанной им в соавторстве с главой Дагестана Рамазаном Абдулатиповым (журнал «Публичное и частное право», №1 за 2015 год).



загрузка...

Читайте також

Коментарі