Дело Украины — наше дело

Дело Украины — наше дело

Тот день, когда мы отступимся и признаем, что российские танки, пересекающие всемирно признанные границы, — не такая уж большая опасность, а, в конечном итоге, путь к «новой стабильности», первая линия нашей обороны рухнет. В день, когда мы снимем санкции, связанные с российской войной на Украине, а Россия так и не исполнит свои обязательства на 100%, падет вторая линия обороны. Так пишет Диана Янсе, советник по вопросам внешней политики Умеренной коалиционной партии Швеции и их лидера Анны Кинберг Батры (Anna Kinberg Batra).

Россия неустанно продолжает боевые действия на востоке Украины. На прошлой неделе в Берлине федеральный канцлер Германии Ангела Меркель вместе с президентом Франции Франсуа Олландом пыталась оказать давление на российского президента Владимира Путина и заставить Россию выполнить свои обязательства и стабилизировать ситуацию в Восточной Украине. Но, похоже, их усилия не принесли результатов.

Мы наблюдаем повторяющуюся российскую схему: Россия проявляет агрессию, после чего ожидает реакции Запада, отмечает, что ее нет, или она не слишком дорого обходится в политическом и экономическом отношении, а также не имеет военных последствий, и усиливает давление. В конце концов, мир отреагировал на российские нарушения международного права, и то со скрипом и после множества встреч, где апологеты России закрывали глаза на все неопределенности, характерные для гибридной войны, и лишь тогда Россия пошла на переговоры.

Всем известно, насколько сильны российские переговорщики и дипломаты. Они точно знают, чего хотят. Они быстро разыграли свои карты, причем им помогали все те, кто видит лишь то, что хочет видеть, а именно — Россию, готовую к сотрудничеству, вместо все более агрессивной страны, уничтожающую международный правопорядок. И переговоры быстро потеряли всякий смысл. Если Россия обходит какой-то вопрос вниманием за столом переговоров, то можно не сомневаться, что она не собирается исполнять договоренности.

Так было с пунктом об отводе войск в так называемом соглашении из шести пунктов в Грузии после российского вторжения в 2008 году. Российские части так никуда и не ушли, а грузинские регионы Абхазия и Южная Осетия аннексированы если и не напрямую, как Крым, то де-факто.

На востоке Украины — аналогичная ситуация. Россия не хочет снижать градус напряженности. Она намерена продолжать военными методами подрывать территориальную целостность украинского государства, чтобы лишить его шанса самостоятельно выбрать свой политический путь.

Вот почему санкции ЕС против России так важны. Это наш главный инструмент против разрушений, которые наносит российский режим. Вероятно, мы не в состоянии воспрепятствовать российской активности на Украине и на других направлениях, но, во всяком случае, можем вступить в диалог в надежде перетянуть оппонентов на свою сторону. Однако наш долг и в том, чтобы на практике продемонстрировать, что для нас поведение России неприемлемо. Наша обязанность — делом доказать, что их действия имеют свою политическую и экономическую цену.

Рассерженной или осуждающей записи в Twitter недостаточно. Обсуждения городов-побратимов или культурных обменов не заменят дискуссии на актуальную тему.

В тот день, когда мы, как призывает Ханс Бликс (Hans Blix) в своей колонке, отступим и притворимся, что чужие танки, едущие через всемирно признанные границы — не такая уж большая опасность, а, в конечном итоге, путь к «новой стабильности», первая линия нашей обороны рухнет.
В день, когда мы снимем санкции, связанные с российской войной на Украине, а Россия так и не исполнит свои обязательства на 100%, падет вторая линия обороны.

Настройки нашего морального компаса сбиваются все сильнее с каждым днем, когда мы не делаем все возможное, чтобы бросить вызов новым российским правонарушениям, как, например, в Сирии, где Россия вновь нарушает нормы международного права и законы ведения войны.

Есть повод призвать к ужесточению санкций и против других деятелей в Сирии. Но это не значит, что Россия не несет отдельную ответственность, поскольку она — постоянный член Совета Безопасности ООН. Совет Безопасности отвечает за поддержание мира и безопасности, а не за медленное размывание их границ день за днем, месяц за месяцем, год за годом.

Если Россия не заплатит за свое деструктивное поведение на международной арене, кому-нибудь рано или поздно придется выступить с инициативой. Чем позже, тем дольше России будет избегать наказания и тем выше станет риск.

Диана Янсе — славист, советник по вопросам внешней политики лидера Умеренной коалиционной партии Анны Кинберг Батры. Бывший посол Швеции в Грузии, также служила на должности поверенного в делах в Сирии.

«Дело Финляндии — наше дело» — известный девиз шведской кампании помощи Финляндии во время Зимней войны с СССР. В рамках этой кампании тысячи шведов добровольцами сражались в составе финских войск, в Швеции проходили сборы пожертвований в пользу Финляндии, Государственный банк предоставил Финляндии кредит. Также Швеция поставляла Финляндии вооружения — прим. пер.

источник: Utrikesmagasinet, Швеция,  перевод: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі