Путин мечтает о восстании западных масс

Путин мечтает о восстании западных масс

Одно время встречи клуба «Валдай» забавляли Владимира Путина. 12 лет назад, когда все еще только начиналось на берегу озера Валдай (между Москвой и Санкт-Петербургом), все проходило в тесном кругу. Приглашались около 20 иностранных (по большей части западных) экспертов по вопросам России, а завершалось все долгим ужином с участием президента, который явно получал удовольствие от перескакивавшей с одного на другое беседы без камер.

Сегодня, как и весь мир, «Валдай» пошел по пути глобализации. Заключительная речь президента перед 130 участниками (теперь многие из них приезжают из Азии) — большое событие, которое транслируется по телевидению, а сам форум проходит в гостиничном комплексе в Красной поляне, в горах недалеко от Сочи. Его построили в 2014 году для саммита G8, который так и не состоялся из-за украинского кризиса: как вспоминают некоторые завсегдатаи, тогда «Валдай» проходил в ледяной атмосфере. В 2015 году Путин восстановил форму, вновь стал активным, напористым и едким.

В этом году все ждали, что он захочет вновь скрестить шпаги на фоне сильнейшей с 1973 года напряженности между Россией и Америкой, как недавно выразился постпред России в ООН Виталий Чуркин. Быть может, он не захотел дальше обострять обстановку, раз сейчас все и так накалено до предела? Как бы то ни было, 27 октября Путин вел себя настолько сдержанно, что казалось, что он откровенно скучает. Как бы то ни было, после выступления он долго отвечал на вопросы, проведя на сцене в общей сложности почти 3 часа.

С самого начала он подчеркнул, что как «действующий руководитель большой державы» «должен быть сдержанным, не проявлять в своих выражениях излишней агрессивности». К тому же, «собственно говоря, я и не думаю, что это мой стиль». На вопрос о том, зачем ему такие встречи, президент ответил: «Две задачи. Первая — послушать умных людей, экспертов. (…) И второе — донести до вас и через вас нашу точку зрения из первых уст». «Я вам скажу, уважаемые друзья и коллеги, хотелось бы мне иметь такую пропагандистскую машину в России, но это, к сожалению, не так. У нас нет таких глобальных средств массовой информации, как CNN или BBC», — заявил он совершенно серьезно.

Популистская динамика

Свою точку зрения он доносил со «сдержанным гневом», как отметил американский историк холодной войны Роберт Легвольд, которому доводилось наблюдать вспышку президентского негодования годом ранее. Его позиция же опирается на следующий постулат, который глубоко пустил корни в риторике Москвы: Запад узурпировал международный порядок в конце холодной войны и односторонне провозгласил себя победителем на руинах СССР. «Некоторые страны предпочли просто начать „перелицовывать“ мировой политический и экономический порядок под себя, под свои интересы», — уверяет Путин.

Новый фактор в том, что Москва нашла щель в броне победителей в холодной войне: речь идет о популистской динамике, которая, по мнению российских экспертов клуба «Валдай», зародилась в восстании западных масс. На фоне череды неудач американцев на Ближнем Востоке и усиления Китая, которое положило конец однополярному миру, этот политический процесс представляется Россией как еще один признак ослабления Запада (причем у Европы даже не осталось сил, чтобы утвердить свою автономию).

Россия, как утверждает ее руководство, не стремится к лидерству, а хочет баланса. Восстание масс против элиты, которая несет ответственность за глобализацию и мультикультурализм (причем сейчас она уже не в силах удержать их в узде), ведет к формированию революционной ситуации в том виде, в каком ее описывал Ленин более ста лет назад. Таково представление «Валдая».

«Если я не прав, поправьте меня»

Если Путин, известный поборник стабильности внутри страны, восприимчив к шарму этой революции, все это потому, что она идет изнутри западной системы и получает выражение на избирательных участках в Европе и в предвыборной кампании в США. «Рядовые граждане перестают доверять правящему классу, вот в чем проблема», — считает президент России с высоты своего 80% рейтинга.

Дональд Трамп, по его мнению, «выбрал, видимо, свой способ достучаться до сердец избирателей»: он «ведет себя экстравагантно», но «представляет интересы той части общества, а она значительна в Штатах, которая устала от тех самых элит, которые десятилетиями находятся у власти».

Касательно «истерии» вокруг России в американской избирательной компании, Путин не без иронии заявил следующее: «Хочу задаться вопросом и вам этот вопрос задать: неужели кто-то всерьез думает, что Россия может как-то повлиять на выбор американского народа? Америка — это не какая-то „банановая страна“, а великая держава. Если я не прав, поправьте меня, пожалуйста».

Дальнейшей критики не было, даже в адрес Хиллари Клинтон. Путин утверждает, что у него нет фаворитов в предвыборной гонке: «Мы будем работать с любым президентом, которого изберет американский народ и который захочет работать с нами». Тем самым он стремится подчеркнуть реализм, который требует сложность настоящей мировой обстановки. Понятное дело, он не может не учитывать, что, по прогнозам, победа достанется Хиллари Клинтон. Таким образом, может случиться, что после 9 ноября ему на международной арене будут противостоять сразу три решительно настроенных женщины: Ангела Меркель, Хиллари Клинтон и Тереза Мэй. Что особенно неприятно с учетом его репутации мачо.

Среди российских экспертов с оглядкой поговаривают, что будущий генсек ООН Антониу Гутерреш получил поддержку России именно по этой причине: «Путин не выдержал бы еще одну женщину!»

источник: Le Monde, Франция, перевод: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі