Путин уверяет Россию в новой холодной войне

Путин уверяет Россию в новой холодной войне

Тот, кто ожидал примирительного тона, ошибся. Свое видение положения в мире Путин объясняет на удивление резко. Санкции против Москвы? Смешно. Россия? Глобальный игрок. А ЕС? Погибает.

Вообще-то агрессивная манера разговора ему несвойственна, сказал российский президент Владимир Путин. Однако открытость принесет дискуссии только пользу. И затем он перечислил перед собравшимися внешнеполитическими экспертами обычные упреки в адрес Запада. «Проект глобализации переживает кризис», — так звучит диагноз Путина.

Ход событий за последние 25 лет и политику Запада Россия считает несправедливыми, еще раз уточнил российский президент. «Некоторые страны начали менять мировой порядок в свою пользу», — заявил он. Принципы и правила были изменены.

Бомбардировки Белграда, Ирака, Ливии, ракетный щит НАТО в Европе и предполагаемые поставки оружия группировкам террористов обязательны в перечне грехов, совершенных Западом с точки зрения России.

Россия хочет, чтобы в ней видели мировую державу

В США истерика по поводу влияния России на президентские выборы. «Неужели кто-то всерьез думает, что Россия может повлиять на выбор американского народа? Ведь США это не банановая республика. США — это великая держава. Если я ошибаюсь, то поправьте меня», — сказал Путин, и это прозвучало как издевка над избирательной кампанией в США. Россия не стремится к доминированию или конфронтации. Но миру необходима «равная и неделимая безопасность для всех государств».

Его послание в этот четверг и в последние месяцы звучит ясно: давайте вместе с Россией определим новые правила игры для мирового порядка.

Россия хочет, чтобы в ней видели мировую державу, сильную страну и глобального игрока. Это ясное послание, которое Москва в последнее время военными и дипломатическими средствами передает миру. И такое же впечатление должно возникнуть и на ежегодном дискуссионном форуме «Валдай», на котором российские представители правительства и эксперты встречаются с бывшими политиками и экспертами по России со всего мира.

Россия хочет иметь право голоса при новых правилах

Конфронтация Восток-Запад ощущается где-то на фоне, но официально темой не является. Вместо этого речь идет о глобальных вызовах: миграция, демократия, кризис ЕС. Потому что с точки зрения России, сама она не является самой большой проблемой и самым большим риском для мирового порядка. А речь должна идти о том, чтобы вместе с Россией набросать новые правила.

«Без России не выиграть глобальную войну против терроризма и не достичь мира на Ближнем Востоке», — заявил заместитель министра иностранных дел Михаил Богданов во время дискуссии по Сирии.

Но уже скоро становится ясно, что у России совсем иное представление о том, кого считать террористом, а кого нет. В Ираке и в Афганистане уже видели, как используются радикалы, чтобы сменить неугодные режимы, продолжает Богданов. Возможно, что у кого-либо и по Сирии есть в голове похожий сценарий — план В.

Россия хочет реванша

А обвинения в военных преступлениях в Алеппо? При этом российские участники охотно указывают на наступление на Мосул. Россия могла бы тоже показать свою озабоченность по поводу жертв и ущерба от текущей операции, но не будет делать этого, — продолжает Богданов.

Указания на ошибки США, собственно, постоянная составляющая всех дискуссий об отношениях России с Западом. Если спросить российскую сторону, как дело дошло до нынешнего кризиса, то можно услышать в ответ длинный перечень неудачных действий Запада.

Вот так выглядит история в российском восприятии: после окончания холодной войны Россия была слаба, и ее интересы не учитывались. США напротив видели себя как держава-гегемон и пытались другим странам навязать свои правила игры. Теперь Россия хочет реванша.

В новых санкциях Россия видит «смешную угрозу»

«Важнейшими поворотными моментами для России были расширение НАТО и бомбардировки Югославии», — сказал кремлевский советник Сергей Караганов. «Наши партнеры нарушили правила. И тогда Россия сказала, что мы будем играть по правилам джунглей и посмотрим, кто в джунглях сильнее. И выяснилось, что наши партнеры оказались слабее». Сейчас положение опаснее, чем во время холодной войны, потому что мало что предсказуемо. «Но мы постепенно привыкнем к новой реальности».

Россия такая, какая есть — Запад может с этим согласиться или нет. Это послание нынешнего года. Новые санкции являются «смешной угрозой», — говорит Караганов. «Мы знаем, что ЕС разваливается. Санкции по-прежнему в силе просто, чтобы показать, что ЕС пока еще держится вместе».

Менее воинственно, но по смыслу похоже выглядело выступление заместителя премьер-министра Игоря Шувалова: Новые санкции не принесут ничего, а уже объявленные ограничения Россия успешно пережила. Либеральный экономист Алексей Кудрин выразил осторожную надежду на то, что в наступающем году можно будет начать отмену санкций.

Авторитарная система рассматривается как сила

При этом российские представители не хотят замечать очевидных слабостей российской экономики. Вместо этого даже авторитарная политическая система рассматривается как сила.

«Вы хотите Россию представить страной, которая консолидировала свою политическую систему и сможет в будущем позволить себе жесткие экономические реформы». — сказала эксперт по России Анджела Стент (Angela Stent) профессор в Georgetown University. В дискуссиях о демократии и в разговоре с Вячеславом Володиным, новым парламентским спикером, который перешел в Думу из Кремля, охотно указывали на то, что правительственная партия «Единая Россия» теперь имеет конституционное большинство в парламенте и что президент по-прежнему популярен.

Похоже, что в настоящий момент мосты навести невозможно. Решения кризиса между Россией и Западом никто не ожидает в обозримое время. Когда в прошлые годы в СМИ постоянно возникало слово «холодное война», то российский внешнеполитический эксперт Федор Лукьянов всегда раздражался и пояснял, почему Россия и Запад не находятся в состоянии холодной войны. Но теперь он должен констатировать обратное.

«Помнить, что мы находимся в состоянии холодной войны»

«После того, как попытка найти решение в Сирии, провалилась, мы попали в состояние холодной воны». Конечно, есть ясные различия по сравнению с тем временем, когда США и Советский Союз в глобальном соревновании противостояли друг другу. Но сейчас нет идеологической конфронтации. Но самое важное: «Холодная война есть тогда, когда две великие державы не ставят целью что-то вместе решить». После этого занимаются только кризисным менеджментом, чтобы не были нарушены опасные границы.

«Мы находимся сейчас в переходном периоде», — говорит Лукьянов. «Даже если это звучит ужасно, все же лучше не забывать, что мы в состоянии холодной войны. Это понятнее».

Если российские военные заявляют, что они собьют все самолеты, которые будут нападать на сирийскую армию, то в нормальной ситуации это звучит как ужасная угроза. Но в ситуации, когда военная конфронтация реальна, это предостережение, которое служит тому, чтобы избежать столкновения. ««В холодной войне опасно указывать друг другу на красные линии».

источник: Die Welt, Германия, перевод: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі