Российская оппозиция говорит о клептократии, «языке войны» и новом информационном ресурсе

Российская оппозиция говорит о клептократии, «языке войны» и новом информационном ресурсе

Второй Форум свободной России, на который съехались представители несистемной оппозиции как из самой метрополии, так и из зарубежья, начался с сообщения о задержке самолета компании «Аэрофлот» вылетавшего из Москвы в Вильнюс. Именно этим рейсом должна была отправиться в литовскую столицу большая часть российской делегации.

Также стало известно, что Федеральная служба судебных приставов запретила покидать пределы России адвокату Марку Фейгину, который был заявлен как участник одной из дискуссий в рамках Форума. Сам Фейгин объясняет это решение властей тем, что в настоящее время он представляет интересы украинского журналиста Романа Сущенко, которого Россия обвиняет в шпионаже.

Впрочем, кроме Марка Фейгина все другие летевшие из Москвы участники Форума свободной России успели к своим выступлениям. В том числе и потому, что в первой панельной дискуссии — «Клептократия и коррупция в России» — участвовали, в основном, приехавшие из других стран.

Коррупция как самый главный предмет российского экспорта

Журналист британской газеты The Guardian Люк Хардинг извинился, что будет говорить по-английски, поскольку с тех пор, как его депортировали из Москвы, ему не приходилось упражняться в русском языке. Официальной причиной в отказе британскому журналисту права на въезд в Россию стало «нарушение правил аккредитации» и посещение зону контртеррористической операции без уведомления органов госбезопасности. Сам Хардинг считает, что недовольство российских властей вызвали его журналистские расследования, которые легли в основу его книги Mafia State («Мафиозное государство»), где он пишет, что кремлевские власти руководствуются соображениями личной наживы и при этом подвержены национализму.

На форуме в Вильнюсе Люк Хардинг привел несколько примеров своих расследований. Так, по его словам, он обнаружил оффшорные компании, принадлежащие пресс-секретарю президента России Дмитрию Пескову и его жене Татьяне Навке. «Западные экономические санкции нужны, — убежден он, — но необходимо охватить более широкий круг российских чиновников и бизнесменов, а не только ближайших друзей Владимира Путина».

Другой участник этот панельной дискуссии — эксперт фонда «Свободная Россия» института Legatum Илья Заславский также считает, что «черный санкционный список» должен быть расширен. «Сейчас под санкции попали всего 5 — 6 человек из тех, кто наиболее активно поддерживал аннексию Крыма, — сказал Заславский. — А экономикой России владеет, примерно, 300 человек. И все они прекрасно себя чувствуют, обходя санкционные препоны».

Задача участников данной секции, по мнению эксперта, в том, чтобы развеивать мифы о том, что в России существует свободный рынок и конкурентная экономика. «Свободного бизнеса, по крайней мере, крупного, в России нет. Владельцы фирм боятся потерять свои капиталы, поэтому всячески демонстрируют верность Владимиру Путину. Самая главная валюта в России сейчас — это лояльность Кремлю», — утверждает Илья Заславский.

И, возвращаясь к теме санкций, эксперт фонда «Свободная Россия» призвал крупнейшие западные столицы — Вашингтон, Лондон, Брюссель и ряд других — самостоятельно вводить санкции против российских олигархов и тех, кого он назвал «прихлебателями режима».

Старший научный сотрудник Гудзоновского Института (Hudson Institute) Мариус Лавринавичюс заметил, что российская клептократия, как и приход к власти силовиков, начались не с Путина. Лавринавичюс напомнил, что еще в 1982 году, когда советским генсеком стал Юрий Андропов, представители КГБ начали выдавливать партийных функционеров с руководящих постов. «КГБ — преступная организация, — продолжил он. — Известно, что она была связана и с международными террористами, и с мафией, и с наркобаронами. Главной задачей комитета госбезопасности СССР всегда было победить Запад. И с этой целью КГБ использовал приемы, известные теперь, как “гибридная война”».

По словам Мариуса Лавринавичюса, современная Россия, где у власти полно выходцев из ФСБ/КГБ, использует тактику своего предшественника — СССР. Эксперт также процитировал бывшего президента Freedom House Дэвида Крамера, ныне — ведущего сотрудника Института Маккейна. «Несколько лет назад он сказал, что главный предмет российского экспорта на Запад не нефть и газ, а коррупция. Тогда многие над ним смеялись, но теперь понятно, что речь уже должна идти не о коррупции, а о клептократии», — считает Лавринавичюс.

И, обращаясь к участникам секции, призвал их присылать материалы своих расследований в Гудзоновский институт для программы Kleptocracy Initiative («Инициатива по борьбе с крептократией»). «Мы будем публиковать ваши материалы, и наше с вами сотрудничество может принести пользу и России, и Западу», — подчеркнул Мариус Лавринавичюс.

Модератором дискуссии выступила эксперт группы противодействия трансграничной коррупции Гражданского Форума «ЕС-Россия» Анастасия Кириленко, являющаяся, в частности, автором нескольких расследований в отношении Владимира Путина, когда он еще работал в мэрии Санкт-Петербурга. В последние годы живет и работает во Франции.

В разговоре с корреспондентом «Голоса Америки» Анастасия Кириленко отметила, что круг ее читателей в России «становится более широким».

«Во всяком случае, я помню, что, когда я занималась этим шесть лет назад, мое интервью с Мариной Салье набирало за год два миллиона просмотров. А сейчас фильм “Who Is Mr. Putin”, в создании которого я участвовала, набрал два миллиона зрителей за неделю. Но, конечно, при отсутствии федерального эфира немедленных результатов ждать глупо. Но я помню, что были случайные отклики простых людей на улице, и это было очень приятно», — рассказывает Анастасия Кириленко. И добавляет, что «прогресс, есть, несомненно».

В упомянутом выше интервью бывший депутат городского Совета народных депутатов Марина Салье рассказала о том, что возглавляемая ею комиссия в начале 90-х годов расследовала деятельность председателя Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга Владимира Путина. В резолюции по результатам расследования содержался призыв к мэру города Анатолию Собчаку отправить Путина в отставку и поручить прокуратуре расследовать подозрения в коррупции и хищении средств. Данная рекомендация осталась без последствий.

Может ли «язык мира» быть альтернативой «языку войны»?

Участники второй секции — «Общество и диктатура» — пытались выяснить, каким образом можно объединить разрозненную российскую оппозицию. Социолог Игорь Чубайс считает, что, прежде всего, нужен информационный канал. «Я помню, что в молодости мы слушали “Голос Америки” и “Радио Свобода”, но теперь Запад нас бросил», — сетует он. И продолжает: «Необходимо координация протестного движения, тогда бы Россия была другой страной».

Между тем, участники этой секции продемонстрировали, что к объединению не готовы. К примеру, блогер и светский хроникер Божена Рынска сказала, что оппозиции нужен лидер, и таковым вполне мог бы стать Алексей Навальный. Ей горячо возразил Константин Боровой, который считает, что Навальный дискредитировал себя участием в «Русских маршах», и что если оппозиционеры выступают за построение демократии в России, им ни в коем случае нельзя объединяться с националистами и с коммунистами. По мнению Борового, ошибочной была даже идея объединить «Яблоко» и «Парнас». «Они могут занять весь спектр от социал-демократии до либерализма, – продолжил Константин Боровой. — Сотрудничество — да, но не объединение!».

Возвращаясь к теме координационного центра, музыкант Алексей Лебединский объявил о создании информационного ресурса российской оппозиции.

А об официальных российских СМИ говорили участники дискуссии под названием «Формирование “языка войны” в российском социуме». Модератор секции политолог и публицист Александр Морозов отметил, что с начала нулевых годов российский книжный рынок стал стремительно наполняться «ревизионистской литературой», которая призывала к реваншу за проигрыш в Холодной войне. Именно в книгах подобного толка стал обильно использоваться язык вражды и ненависти, и в результате за последние 16 лет российское общество, по мнению Морозова, «подобно лягушке сварилось на медленном огне, не заметив этого».

Корреспондент «Новой газеты» Елена Костюченко рассказала, что читателей материалов о военных действиях на юго-востоке Украины не устраивают объективные репортажи, в которых представлены точки зрения противоборствующих сторон. «Люди требуют, чтобы в статье обязательно присутствовала редакционная оценка ситуации: кто прав, кто виноват», — свидетельствует журналистка. В качестве противодействия растущему ожесточению Костюченко считает, что в статьях о войне нужно использовать «язык мира».

С этим решительно не согласились присутствующие на Форуме свободной России украинские журналисты, которые напомнили, что речь идет, с одной стороны, о стране-агрессоре, а с другой стороны — о стране, подвергшейся агрессии, часть территории которой в настоящее время оккупирована. «И если в этой ситуации мы будем использовать “язык мира”, то это будет воспринято не как жест доброй воли, а как наша капитуляция», — заметил один из украинских участников дискуссии.

Ярким и эмоциональным на этой сессии было выступление заместителя директора первого крымско-татарского телеканала ATR Айдера Муждабаева. Он отметил, что в настоящее время происходящее в Крыму, фактически, выпало из внимания международной общественности. «В Крыму уже не существует журналистских стандартов и никакой правды о Крыме больше не будет», — считает Муждабаев. Упомянув о репортажах некоторых российских журналистов, которые рассказывают о ситуации на аннексированном полуострове, используя интервью с местными жителями, Айдер Муджабаев привел сравнение: «Ну, это как если бы зеков ГУЛАГа заезжие репортеры спросили: как вам тут живется?».

На самом деле, по словам замдиректора телеканала ATR, «в Крыму полным ходом идут репрессии в отношении одной конкретной национальности — крымских татар». В частности — совершаются похищения людей, многие из которых бесследно исчезают. В результате многие просто не рискуют рассказывать правду о происходящем из-за страха потерять своих близких.

Говоря о «языке войны», бытующем в российской прессе, Муждабаев упомянул, что украинцев, поддерживающих идеи Майдана, как правило называют «бандеровцами» или «фашистами», а крымских татар обвиняют в приверженности к исламизму, и утверждают, что молодежь стремится перебраться в Сирию и примкнуть к запрещенному на территории России ИГИЛ. «И это при том, что из Крыма практически невозможно уехать незаметно», — свидетельствует журналист.

В конце своего выступления Айдер Муждабаев сказал: «Достаточно постыдно, что до сих пор ни одна российская организация, даже оппозиционная, и ни один российский политик, даже оппозиционный, не выразили своего отношения к ситуации с крымско-татарским народом».

Отставные генералы — лидеры общественного мнения в России?

Бывший политзаключенный, а ныне публицист и корреспондент портала «Открытой России» Роман Попков отметил, что благодаря усиленной милитаристской пропаганде российских телеканалов, у их аудитории исчезает страх перед атомной войной. «Я помню, что в детстве мы друг друга пугали атомной бомбардировкой, а сейчас Сергей Шойгу обещает российским школьникам научить их стрелять из любого вида оружия, кроме, разве что, ракет с ядерными боеголовками», — рассказывает Попков.

И продолжает, что многие россияне сейчас надеются, что их страна победит в грядущей войне, а идея «атомного блицкрига», фактически, стала нормой.

В комментарии для «Голоса Америки» Роман Попков пояснил: «Есть два аспекта проблемы. Во-первых, есть реальная возможность ядерной войны, но мы не знаем, насколько она велика. Есть мнение, что Путин всячески пытается вернуться в Клуб сильных мира сего и шантажировать окружающих.

Другой момент — абсолютно разлагающее влияние пропаганды на общество. И я действительно вижу, что люди могут абсолютно лояльно говорить о вероятности ядерной войны. И я могу добавить, что в Советском Союзе такого не было, тогда боялись этого кошмара. А сейчас по федеральным каналам абсолютно открыто грозят Америке ядерным пеплом. Это было немыслимо в советское время!», — восклицает Роман Попков.

Констатируя нарастание милитаристского психоза в России, гражданский активист призывает западные страны «перестать играть в поддавки» с Кремлем, чтобы ограничить возможность реальной угрозы войны.

При этом Роман Попков считает, что некий порог страха перед войной у россиян все же остался. «Если повести голосование по поводу того, нужно ли нажимать ядерную кнопку, я не думаю, что большинство выскажется за», — полагает он. Но тревожность ситуации заключается в том, что люди научились говорить о ядерной войне совершенно спокойно. «Наших людей не очень заботят Крым и Донбасс, они научились мыслить масштабно: как победить в Третьей мировой войне!

Ведь сейчас лидерами общественного мнения являются отставные генералы, которые всерьез рассуждают, что во времена Холодной войны Советский Союз должен был нанести удар по западному миру. И что наши танки, двинувшись из ГДР, уже через две недели были бы на берегах Ла-Манша. Разумеется, заикнись они об этом в советские времена, их бы немедленно упрятали бы в психушку, а сейчас об этом можно говорить. И эти генералы растлевают, в первую очередь, молодых ребят, что абсолютно непростительная вещь», — отметил Роман Попков в разговоре с корреспондентом «Голоса Америки».

Второй Форум свободной России продолжит свою работу в Вильнюсе 15 октября.

источник: Русская служба «Голоса Америки», США, перевод: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі