Нацелиться на Россию, чтобы остановить войну в Сирии

Нацелиться на Россию, чтобы остановить войну в Сирии

Если бы США начали бомбить Алеппо, активисты движений за мир взяли бы в осаду их посольства. Почему Владимиру Путину все сходит с рук?

Жаль несчастных детей Алеппо. Если бы только бомбы, сыплющиеся на них, убивающие их родителей, калечащие их друзей, уничтожающие их больницы — если бы только эти бомбы были британскими или, еще лучше, американскими.

Тогда улицы Лондона наводнили бы толпы протестующих, которые требовали бы положить конец их агонии. На Трафальгарской площади звучали бы речи Тарика Али (Tariq Ali), Кена Лоуча (Ken Loach) и Брюса Кента (Bruce Kent). Уайт-холл превратился бы в море плакатов, авторы которых требовали бы, чтобы от нашего имени не совершались военные преступления. У здания американского посольства на Гросвенор-сквер началась бы массовая акция протеста, участники которой требовали бы, чтобы Барака Обаму судили в Гааге. Протестующие надели бы маски Терезы Мэй (Theresa May) и покрасили бы руки красной краской. И они сделали бы все это, потому что, как они объяснили бы, им невыносимо видеть, как в Алеппо гибнут дети.

Но, к несчастью для детей этого тонущего в крови города, этого не происходит. Их судьбу разрушают не британские или американские бомбы, а бомбы Башара аль-Асада и Владимира Путина. По этой причине у них нет шансов получить сочувствие активистов движения, называющего себя коалицией «Остановите войну» (Stop the War Coalition). Выступая в программе Today, заместитель председателя этой организации Крис Найнхэм (Chris Nineham) заявил, что коалиция не будет организовывать или присоединяться к акциям протеста у здания российского посольства, потому что это только подольет масла в огонь «истерики и агрессивного патриотизма», которые сейчас разжигаются в Москве. Как объяснил Найнхэм, вместо этого его коалиция направит свою энергию на выполнение своей главной задачи — на «противостояние Западу».

Однако, если истерика — это неправильная реакция на тот ужас, который сейчас переживают жители Алеппо, интересно, что является правильной реакцией. Каким должно быть правильное настроение, чтобы рассматривать фотографии убитых безоружных мужчин, женщин и их детей, погребенных под пеплом?

С каким настроем мы должны смотреть видеозапись, сделанную беспилотником над разрушенным городом, превратившимся в призрак? Как мы должны реагировать, когда мы слышим рассказ 12-летнего ребенка о том, как каждый день с семи утра он разгребает горы обломков в попытке найти себе еду, и который при этом говорит: «Мы благодарим Бога за то, что у нас есть»?

Несмотря на все заверения коалиции «Остановите войну», «противостояние Западу» не поможет положить конец этому ужасу. Потому что именно Россия топит Алеппо в крови. Именно Россия помогает Асаду в его бомбовых ударах по больницам. Именно Россию обвиняют — и совершенно справедливо обвиняют — в атаке на гуманитарный конвой. Именно Россия и ее сирийский союзник очень любят тактику «двойного касания», когда сначала сбрасывается бомба, а затем, спустя некоторое время, за которое на место трагедии приезжают парамедики, чтобы помочь раненым, сбрасывают вторую бомбу в то же самое место, убивая спасателей.

Тем не менее, нам не стоит поддаваться истерике. Возможно, вместо этого нам стоит оставаться беспристрастными, как ранее на этой неделе предложил нам представитель лидера лейбористов, выразивший свою тревогу в связи с тем, что эта сосредоточенность на России «отвлекает внимание» от жестоких преступлений, совершаемых другими внешними державами, такими, как США, и что акции протеста у здания американского посольства будут иметь столько же смысла, сколько и протесты у российского посольства.

Издание Guardian проверило справедливость высказываний о том, что Вашингтон и его союзники, возможно, виновны в зверствах, совершаемых в Алеппо, не меньше, чем Москва, и пришло к однозначному выводу: число жертв несопоставимо. Крис Вудз (Chris Woods) с сайта Airwars коротко охарактеризовал ситуацию: «Число погибших от рук россиян и коалиции составляет примерно восемь к одному». Вудз также высказал одну очень важную мысль, о которой все часто забывают: хотя США и их союзники убили слишком много мирных граждан — даже один человек — это уже слишком много — они по крайней мере стараются избегать или ограничивать число таких жертв. Россия же сознательно наносит удары по мирным гражданам и гражданской инфраструктуре.

Между прочим, ничто из этого не означает, что Борис Джонсон (Boris Johnson) был прав, призывая активистов собраться у ворот российского посольства в Лондоне. Он не должен выступать с подобными призывами. Правительственный министр, организующий предположительно спонтанную демонстрацию у здания посольства ненавистного иностранного государства — это такая выходка, которую можно ожидать от авторитарного государства, такого, как Иран или, если уж на то пошло, Россия. Демократическое правительство не должно этим заниматься. Это стоит считать очередным доказательством того, что Джонсон пока еще не до конца превратился из автора газетных колонок в правительственного министра — если задуматься над тем, как себя ведут он и его соратник по кампании о выходе Соединенного Королевства из Евросоюза Майкл Гоув (Michael Gove), это превращение с самого начала не обещало ничего хорошего.

Гораздо более серьезно прозвучал призыв Джонсона к «более динамичным вариантам» действий в Сирии — новый эвфемизм, обозначающий военные действия. Любой, кто видел мертвых и умирающих жителей Алеппо — и испытал эту острую потребность добиться, чтобы кто-нибудь что-нибудь, наконец, сделал — поймет этот импульс. Но теперь, когда Россия так глубоко погрузилась в этот конфликт, подобный призыв кажется опрометчивым. Если бы США создали бесполетную зону, они очень скоро оказались бы втянутыми в непосредственную военную конфронтацию с Россией, и это было бы столкновение двух сверхдержав времен холодной войны. Это могло бы превратить кровавую гражданскую войну в нечто гораздо более масштабное и смертоносное.

Так что теперь? Коалиция «Остановите войну» утверждает, что на этот вопрос должны отвечать только граждане Сирии, как будто, если бы США и Запад не вмешались, Асад обязательно бы организовал общенациональные дебаты, провел бы честные и свободные выборы и согласился бы подчиниться воле народа. Говорить о том, что эту проблему должен решать исключительно сирийский народ — это то же самое, что, увидев семью, оказавшуюся в ловушке в горящем здании, заявить, что именно они должны тушить этот пожар, похвалив себя при этом за сознательный отказ вмешиваться в ситуацию. Разумеется, им нужна помощь.

Более того, разве достаточно просто призвать к «самым решительным попыткам возобновить переговоры и найти дипломатическое решение», как это делает коалиция «Остановите войну»? Чем, как они считают, Джон Керри и его коллеги по внешнеполитическому ведомству  круглосуточно занимались на протяжении многих месяцев, если не лет? Керри до сих пор поддерживает связь со своим российским коллегой — даже в эти выходные — но очень трудно обсуждать дипломатическое решение в тот момент, когда Россия продолжает бомбить Алеппо.

Нет, сейчас необходимо оказать на Россию давление, чтобы она остановилась. Речь идет не о военной конфронтации, а обо всех остальных видах давления. И именно здесь «Остановите войну» может оказаться полезной. Эта коалиция настаивает, что она может только пытаться воздействовать на западные страны, что акции протеста у здания российского посольства ничего не изменят. Но как они могут быть в этом настолько уверены? Мы знаем, что для Путина очень важен его образ на международной арене. Именно поэтому он тратит миллионы долларов на свой пропагандистский канал RT. Он не захочет, чтобы мир облетели фотографии массовых демонстраций у зданий российских посольств.

Несомненно, нам стоит попытаться. Те, кто называет себя движением за мир, должны оправдывать свое название. Истребление невинных жителей Алеппо началось уже очень давно. Пришло время им попытаться положить конец этой войне.

источник: The Guardian, Великобритания, перевод: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі