Российский арсенал обогатился новым оружием — надувным

Российский арсенал обогатился новым оружием — надувным

Где-то в российской глубинке, где трава качается на ветру, а вдали сияет золотой шпиль сельской церкви, на поле внезапно возникает истребитель «МиГ-31″, а спустя несколько минут — зенитно-ракетный комплекс, повествует корреспондент The New York Times Эндрю Э. Крамер в статье из цикла «Темные искусства России». Затем самолет и ракетная установка исчезают, так же быстро, как появились.

«Если изучить великие исторические битвы, увидишь, что каждый раз победу приносят уловки, — говорит военный инженер Алексей Комаров. — Никто никогда не побеждает честно».

«Комаров заведует продажей продукции военного назначения в компании «Русбал», которая делает тепловые аэростаты, а также поставляет Министерству обороны одну из малоизвестных российских военных угроз — растущий арсенал надувных танков, самолетов и ракетных комплексов», — поясняет автор.

Работники компании изготовляют «самые передовые образцы «мягкой силы» — муляжи техники, которые даже с расстояния в 300 ярдов выглядят совершенно натурально, а также могут появляться и исчезать всего за несколько минут», — говорится в статье.

«Россия под руководством президента Путина снова проталкивается на геополитическую арену. Кремль применяет целый спектр тайных тактик: заставляет замолчать критиков за границей, подключает РПЦ к своей консервативной контрреволюции, распространяет ложную информацию среди европейской аудитории и даже, по версии администрации Обамы, вмешивается, путем взлома компьютеров Демократической партии, в президентскую кампанию в Америке», — утверждает газета.

По мнению издания, недавно к этому списку добавился «обновленный вариант давнего интереса российской армии к операциям, призванным обманывать и утаивать, — репертуару смертоносных трюков, именуемых maskirovka. Это доктрина психологической войны, которая становится все более важным элементом геополитических устремлений страны».

«Самые недавние применения войск Россией начались с операций, где была задействована эта доктрина: с таинственных, буквально замаскированных солдат в Крыму в 2014 году, с солдат, которые, как утверждалось, «проводили отпуск» или «действовали добровольно» на Восточной Украине, а также с «доставки гуманитарной помощи по воздуху» в Сирию в 2015-м», — говорится в статье.

По словам автора, идея maskirovka в том, чтобы никогда не сознаваться в своих истинных намерениях, всегда отрицать свои действия и применять все политические и военные средства, дабы обеспечить своим военным преимущества, которые дарует неожиданность. Военные аналитики называют доктрину «многоуровневой». Автор полагает, что в ней нет разницы между камуфляжной одеждой, маскирующей солдата под куст, и политической дезинформацией или ловкими умолчаниями в верхах.

«Собственно, почти все операции по развертыванию советских или российских войск за последние полвека — от «Пражской весны» до Афганистана, Чечни и Украины — начинались с простой, но эффективной уловки: солдаты вначале появлялись где-то в гражданской одежде или в форме без знаков различия», — утверждает издание.

«Эксперты опасаются, что следующим театром подобной тактики станет регион Балтии», — пишет автор.

Аналитики излагают различные гипотетические сценарии. «Например, ветхий российский военный корабль, имитируя поломку механизма, сядет на мель на песчаную отмель в Балтике. Вскоре для его «охраны» будут развернуты морские пехотинцы», — пишет газета.

«В глазах России Балтика забавна тем, что доверие к НАТО опирается на каждый бесполезный клочок земли, так что достаточно занять какую-то узкую полоску», — заметил Майкл Кофман (Kennan Institute, США).

Газета замечает: «Конечно, вооруженные силы других стран тоже используют ложные цели. Но российская доктрина маскировки отличается от операций других крупных армий, направленных на обман, поскольку в ней стратегические и тактические уловки срастаются, а применяется она и на войне, и в мирное время».

«В их понимании война — это шахматы, а в нашем — шашки», — говорит полковник Дэвид М. Глэнтц, ведущий американский эксперт по российским «обманным операциям».

«В хорошо продуманной российской уловке с maskirovka, как в хорошей русской пьесе, обычно выстраивается подспудный сюжет, а затем происходит неожиданный сюжетный поворот», — утверждает автор.

Газета возвращается к теме надувных муляжей оружия, которые производит «Русбал».

«Компания не разглашает, сколько надувных танков она произвела: цифры засекречены. Но Мария Опарина, директор «Русбала», дочь основателя, сказала, что в прошлом году объемы производства увеличились. Этот контракт — маленький элемент российской программы перевооружения с бюджетом 660 млрд долларов, рассчитанной на 10 лет и начавшейся в 2010 году», — говорится в статье.

Компания работает и на экспорт, пишет газета. Она произвела «надувные муляжи систем ПВО С-300 стоимостью около 3 млн долларов, чтобы продать их Ирану». Но из-за санкций ООН Россия приостановила поставки реальных систем ПВО. В этом году поставки состоялись, но Иран потерял интерес к муляжам.

Источник: The New York Times, перевод: Инопресса


загрузка...

Читайте також

Коментарі