В России образовался псевдоконсенсус на базе шовинистской мобилизации

В России образовался псевдоконсенсус на базе шовинистской мобилизации

Москва — Так директор Аналитического Центра Юрия Левады Лев Гудков оценил распространенное в России отношение к мировым конфликтам. Апатичность россиян в поиске альтернативных пропагандистским источников информации он охарактеризовал еще красочнее: «Можно привести коня на водопой, но пить его не заставишь».

«Левада-Центр» — по сути единственная независимая организация социологических исследований в России, которая перед самыми думскими выборами была объявлена «иностранным агентом». Ужесточенные законы ограничили деятельность центра, но закрыть ему рот пока не смогли. 29 сентября — 2 октября в Москве прошла международная конференция, организованная немецкой неправительственной организацией n-ost. На ней Гудков поделился своим видением о развитии пропаганды в России.

Существенные переломы — через войны

Гудков напомнил, что самый большой перелом в российских СМИ произошел во время Второй чеченской войны, которая началась в октябре 1999 г. Во время этой войны Кремль по сути перенял контроль над СМИ. Затем стали закрывать рот интеллектуалам и партиям. По словам Гудкова, поход Кремля был успешным — постепенно произошла легитимизация путинского режима, росла его популярность. Когда в России появились признаки пробуждения — люди вышли на улицы в декабре 2011 г. после выборов в Думу, тогда протестовавших быстро и жестоко заставили замолчать.

После этого ввели больше мер контроля, их нацелили на иностранные организации, стали составлять «списки иностранных агентов», стали создавать препятствия на пути деятельности неправительственных организаций. В условиях такого климата пропаганда еще больше накалилась в марте 2014 года, когда произошла аннексия Крыма и началась война на Украине.

Гудков выделяет три основных мотива, на которых играла пропаганда: в головы вбивали, что Майдан срежиссировал Запад, США, Пентагон; на краине переворот осуществляют фашисты-»бандеровцы»; в стране нарушают права русскоязычных, особенно через призму русского языка. Пик демагогии был достигнут, когда на вооружение взяли антиамериканские, антизападные мотивы и стали проводить параллели со Второй мировой войной и следовавшей за ней холодной войной, стали примитивно запугивать Третьей мировой войной.

«Пропаганда зазвучала нотами ВМВ, а на это чувствительно отреагировали многие россияне, пропаганда успешно пронизала самые разные слои общества», — сказал Гудков. Результат очевиден — исследования «Левада-Центра» показывают, что за то время, как СМИ оказались под контролем Кремля, враждебность по отношению к США увеличилась с 15 до 83%, к Европе тоже увеличилась, но не настолько — до 70-75%. Инакомыслящих называют предателями, пятой колонной и врагами. «После Майдана Россия перестала считать себя Европой. У нас есть свой путь», — сказал Гудков.

Доверие к телевидению снизилось, но что с того?

В России пропаганду наиболее активно распространяют по телевидению, которое по-прежнему остается важным средством информации. Однако доверие к телевидению значительно снизилось. Особенно за последние 1,5 года. По данным «Левада-Центра», если в 2009-2010 гг. доверие к телевидению колебалось в пределах 75-85%, то в конце 2015 г. снизилось до 49%. «Несмотря на то, что уровень доверия к телевидению снизился, оно все еще остается сильным и многим представляет якобы «реальность», — сказал Гудков и объяснил, почему снизился уровень доверия. — Можно было бы сказать, что люди просто устали от монотонности пропаганды, но это не совсем точно. Скорее, возвращаются к советскому недоверию к монопольной, агрессивной пропаганде. Но это не вызывает сопротивления, только сомнения и дистанцирование. Социально-психологические механизмы вызывают паралич, замкнутость».

Вообще ситуация на рынке СМИ, по словам Гудкова, плачевная. В Москве можно выбирать из немалого числа изданий, но в провинции такого выбора нет. Чтение периодических изданий, по сравнению с советским периодом сократилось в 3–3,5 раза, интерес к радио — примерно в 2 раза за последние 10 лет. Хотя интернетом, по данным «Левада-Центра», пользуется все больше людей (по крайней мере раз в день 73%), но СМИ в интернете не смогли заполнить возникший дефицит информации. «Интернет-СМИ — не авторитет. Они создают определенную фрагментацию, но не вызывает доверия», — сказал Гудков.

Альтернатив не ищут

Другая большая проблема — то, что хотя физический доступ к информации есть, но им не пользуются. «Образовался такой псевдоконсенсус, на базе шовинистской, патриотической мобилизации», — сожалеет Гудков и приводит пример — такие серьезные вопросы, как горячие конфликты — война в Сирии, война на Донбассе — остаются в чисто русском информационном поле. По его словам, хотя около 30% людей, а среди них и молодежь, владеют иностранными языками, зарубежными СМИ пользуются всего 0,5–1,5%. «Можно привести коня на водопой, но пить его не заставишь», — печально подытожил Гудков и прибавил, что люди склонны пользоваться и верить тем СМИ, которые совпадают с их мнением.

Директор «Левада-Центра» сожалеет, что из-за финансовых ресурсов, нехватки спроса и сложностей, которые устраивает режим, не осталось независимых СМИ. Гудков назвал последнюю опору свободных СМИ: «Дождь», Slon.ru, Colta.ru, «Новая газета», «Ведомости» и еще несколько. Однако «Эхо Москвы», которое прежде было эталоном, сейчас не отвечает стандартам независимых СМИ: «Ситуация стала очень двусмысленной, могу сказать, что когда-то «Эхо Москвы» было независимым каналом», — сказал Гудков, который, кстати, на мероприятии сменил главного редактора «Эха Москвы» Алексея Венедиктова, который в последний момент отказался от участия в дискуссии.

Еще одна проблема, — западные СМИ уходят из России, например, «Голос Америки» и «Радио Свобода» в России сейчас доступны только в интернете, по радио их не транслируют. «Распространение западных, демократических ценностей очень осложнено», — заметил Гудков. По данным директора «Левада-Центра», вообще все независимые СМИ вместе взятые достигают аудитории всего в 5-6 миллионов человек, а это ничто в стране с 140-миллионным населением. Радость отдельных небольших каналов, что их аудитория растет, не зажигает свет в конце тоннеля.

Потенциал ограничен

«Проблема больше, чем кажется. Честно говоря, не знаю и как ее решать», — пессимистично заметил Гудков. Однако, по его мнению, 10-15% жителей России еще можно склонить на сторону Запада, потенциал даже может вырасти до 30-35%. Но сделать это очень сложно, поскольку мешает нехватка альтернатив и финансов. И остается вопрос, может ли такое количество людей способствовать изменению ценностей. Оппозиция на думских выборах потерпела болезненное поражение, поскольку уже в этом году их мощь была ограничена, они труднее пробивались в эфир, а в будущем это будет еще сложнее.

Гудков также отмечает, что многие россияне не слепы, они понимают, что цены растут, что существует коррупция, а политики лгут — это стало нормой. Однако когда гражданам России задают вопросы о внешней политике — отношениях с США, часто отсутствует понимание — остается либо принять, либо отклонить информацию, которую несет пропаганда. Это, по его словам, снова замкнутый круг — если нет других источников информации, мнение не изменится.

«Суть не в страхе, несмотря на то, что за последние 7-8 лет он увеличился. Но это не новый страх, это актуализация советского времени. Суть кроется в постсоветском менталитете — лучше промолчать, не высказывать свое мнение», — сказал Гудков и заметил, что настроения в обществе и его поведение чем-то напоминает то, что было в Германии перед приходом гитлеровского режима.

По его словам, общую апатию в обществе показали думские выборы, которые войдут в историю рекордно низкой активностью избирателей. На выборы пришли лишь 47,8% избирателей, в 2011 году — 60%. Особой пассивностью отличались жители крупных городов — в Москве и Санкт-Петербурге на выборы пришли всего 30% избирателей. Опросы «Левада-Центра» показали, что около 70% участников опроса ничего от этих выборов не ждали — ни хорошего, ни плохого. «Это просто ритуал власти. Мы видим отмирание политической и информационной конкуренции и общую апатию. Эта апатия дает плоды», — сказал Гудков и прибавил, что апатия выгодна режиму. По его мнению, власти также делали все для низкой активности избирателей. Он считает, что апатия — одна из конструкций, поддерживающих диктатуру.

А где же повидавшая мир российская молодежь?

Гудков предлагает не возлагать большие надежды на россиян, отведавших западной жизни. Большая часть уезжающих учиться на Запад, не возвращается, никак не участвует в жизни страны. Вторая часть, возвращающиеся, становятся даже опаснее: «Часть из них даже стала ярыми путинистами, отбросившими западные ценности, поскольку не сумела преодолеть свои комплексы неполноценности. Часть бывших потенциальных либералов стала поддерживать Владимира Путина. Другие вписались в различные структуры, к примеру, бизнес, но они не проявляют себя ни в общественной, ни тем более в политической жизни».

По словам Гудкова, интеллектуалы, литература, образование вытеснены из жизни общества, у них нет рычагов давления, а тем временем пропаганда переняла исторический, военный нарратив. «Когда-то должен произойти перелом, но трудно сказать, когда. Пока решительности не видно», — сказал директор «Левада-Центра».

источник: Delfi.lv, Латвия.



загрузка...

Читайте також

Коментарі