Осенний призыв: идти ли крымчанам в российскую армию?

Осенний призыв: идти ли крымчанам в российскую армию?

Правозащитники считают, что призыв в российскую армию на территории аннексированного Крыма противоречит международному праву, однако сейчас на полуострове объявлен уже третий призыв. Готовы ли крымчане к службе в российской армии? И что делать, если пришла повестка? Об этом говорим с участником АТО, переселенцем из Крыма – Сергеем Викарчуком, и руководителем постоянной комиссии СПЧ при президенте России по правам военнослужащих – Сергеем Кривенко.

По заявлению российского военного комиссариата полуострова, весной 2016 года более тысячи крымчан уже пополнили ряды российской армии. Подконтрольный Кремлю военный комиссар Крыма Анатолий Малолеткоговорит, что в этом году полуостров получил план из Российской Федерации еще в 1600 призывников. Все они будут проходить службу в Крыму. Координатор Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник считает, что крымчан могут отправить на службу и за пределы полуострова, поскольку в этом году аннексированный Крым Россия включила в состав Южного федерального округа. На военную службу призывают мужчин в возрасте от 18 до 27 лет, срок службы в российской армии – 1 год. По мнению правозащитников, жители аннексированного Крыма могут использовать международное право и отказаться служить в российской армии.

По словам подконтрольного Кремлю военного комиссара Крыма Анатолия Малолетко, во время весеннего призыва в 2016 план поставки был выполнен на 99%. Особая проблема была с поставкой водителей, и тут сыграло роль то, что комиссариат не учел сложностей с переоформлением водительских удостоверений по российскому образцу.

– У нас в гостях переселенец из Крыма, участник АТО Сергей Викарчук. В 2007 Сергей проходил срочную службу, учебную часть прошел в Украине и дослуживал в Перевальном в береговой обороне. Когда началась война, Сергей был мобилизован из Крыма. Сергей, вы сделали выбор и остались верны присяге. Как вы смотрите на то, что сейчас Россия в Крыму набирает парней в свою армию?

Сергей Викарчук

Сергей Викарчук

Викарчук: К сожалению, мы не можем на это повлиять. Российская сторона не считается с международным законодательством. Мне очень жаль ребят, которые, будучи гражданами Украины, автоматически оказываются вовлечены в нарушение международного законодательства. Жалко, потому что понимаю, что такое российская армия – дедовщина, бардак.

– Насколько высока вероятность, что крымчане могут оказаться в зоне военного конфликта на Донбассе и оказаться по разные стороны фронта со своими земляками? Встречались ли вы с крымчанами, воюющими на стороне сепаратистов?

Викарчук: Да. Были ребята из моего города, воевавшие с той стороны на Донбассе. Они не скрываются, в социальных сетях можно посмотреть их профили. И не удивлюсь, если в случае полномасштабного конфликта эти ребята будут вынуждены встать против нас.

– Эти люди служат как добровольцы?

Викарчук: Те, что сейчас – больше добровольцы. Мобилизованных на срочную службу официально там вряд ли найдут – даже если бы они там были.

– С нами на связи руководитель постоянной комиссии по правам военнослужащих при президенте России Сергей Кривенко. Сергей, насколько высока вероятность, что попавший на срочную службу в российской армии крымчанин может оказаться в зоне конфликта в Донбассе или Сирии?

Сергей Кривенко

Сергей Кривенко

Кривенко: Согласно российским законам, военнослужащего могут послать в любую точку территории страны или за ее пределы, если на то есть официальное разрешение Совета Федерации или президента. То есть если официально объявлено участие российских вооруженных сил в определенной точке конфликта. Никаких ограничений нет даже для военнослужащих по призыву. Российская армия сейчас строится на основании двух принципов. Большая часть призывников набирается по контракту, однако ежегодно примерно 300 тысяч человек – по призыву. И всех их могут направить в любую точку, в том числе для участия в конфликте, с той разницей, что служащих по призыву – после 4 месяцев подготовки. Только в Сирию могут направить официально, потому что есть разрешение на использование вооруженных сил по российским законам. А использование вооруженных сил на территории Украины, Донбасса, даже по российским законам не разрешено. Это делается неофициально.

– Вам поступали жалобы от тех, кого принуждают участвовать в необъявленном военном конфликте?

Кривенко: Такие жалобы были. Военнослужащие отказывались, и, в общем, командование им ничего сделать не смогло, кроме увольнения. В Уголовном кодексе России есть отдельная статья – отказ выполнять незаконный приказ. И максимум, что за это грозит – увольнение из армии тем или иным способом. В основном, конечно, это касается военнослужащих по контракту. Служащих по призыву все же стараются в этом не использовать. Для тех, кто исповедует пацифистские, антимилитаристские настроения, напомню, что в России существует закон об альтернативной гражданской службе. И в части, касающейся отказа от службы по убеждениям, этот закон один из лучших в мире.

– Сергей, есть вопрос касательно законности того, что Россия вообще проводит призыв в Крыму. Какой выбор у тех, кому пришла повестка?

Кривенко: Во-первых, призыв не такой уж большой. 1600 человек – это немного, и, согласно российским законам, не каждый молодой человек должен служить в армии. Поскольку армия комплектуется больше по контракту, призывается примерно треть молодых людей. Так что шанс вообще не получить повестку есть. Кроме того, есть отсрочки для получения высшего образования, социальные отсрочки. Их довольно много, все они изложены в законе. Система устроена так, что ни военком, ни военкомат, ни сотрудники призывной комиссии не решают, дать отсрочку или нет. Если правовой статус человека позволяет получить отсрочку согласно закону, военкомат обязан просто это оформить. Так что я советую ребятам призывного возраста обращать на это внимание. Закон относительно простой, к нему очень много комментариев и пособий у правозащитных организаций. Еще один важный момент – критерий годности по состоянию здоровья. Служба в армии сопровождается огромными нагрузками – психическими, физическими, эмоциональными. Есть перечень заболеваний, с которыми в армию не призывают. Расписание болезней – открытый документ, всюду доступен. Есть заболевания, с которым можно жить спокойно в мирной жизни, но с ними не призывают в войска. Например, плоскостопие. У нас примерно треть молодых людей не годны к службе по состоянию здоровья, и это общемировой показатель. В таком случае призывнику должны предоставить военный билет и освобождение от армии. Это происходит при призыве, во время прохождения медицинской комиссии – эта процедура тоже прописана в законе, и гражданин имеет право просить о дополнительных обследованиях, если считает, что проверка медиков военкомата недостаточно тщательна. Ну и, конечно, остается возможность альтернативной гражданской службы.

– Сергей, есть ли у вас сослуживцы из Крыма, перешедшие на службу в российскую армию?

Викарчук: Да, и немало. К моему удивлению, они гордятся этим. Для меня присягать дважды – это оскорбление. Но это их право. Как они заявляют, у них лучше берцы. Видимо, это критерий, по которому им стало комфортнее служить в той армии. Я не возражаю. Но для меня людям, преступившим некие моральные, этические нормы, там и место. Я рад, что они там.

– В российской армии действительно лучше с точки зрения материальных благ?

Викарчук: Да, это касается и финансового довольствия, и провианта. В российской армии с этим на порядок лучше. Моим знакомым там комфортно – особенно если учесть, что их больше интересует финансовая сторона.

– Есть ли продвижение по службе? Была информация, что тех же офицеров, перешедших на службу в российскую армию, понижали в звании.

Викарчук: Я бы не сказал. Люди занимают те же должности. Все зависит от самого человека, его стремлений и возможностей. Все, кого я знаю из офицерского и солдатского состава, потихоньку продвигаются по службе. Не в высшие эшелоны, но все же.

– А как быть с моральной составляющей вопроса? Ведь эти люди дважды давали присягу.

Викарчук: Эти люди аморальны. Они воссоздали для себя образ врага. Человек, вчера сидевший с ними за одним столом, помогал, протягивал руку, сегодня стал врагом, которого можно убивать. Этим можно себя успокоить, этим людям так комфортно. Можно находить себе разные оправдания – больше платят, берцы лучше. Но нужно иметь честь и гордость. И присягу дают один раз. Я не офицер, я простой солдат. Я присягнул 26 апреля 2007 года украинской армии, украинскому народу. Дважды я этого делать не собираюсь и не понимаю ребят, которые поступили иначе. Искренне желаю им осознать сделанное. Но, опять же, это было их право.

источник: ru.krymr.com



загрузка...

Читайте також

Коментарі