Керченский мост в СССР

Керченский мост в СССР

Пропагандистская кампания вокруг Керченского моста давно перегнала темпы его строительства. Российские СМИ регулярно транслируют сводки со «стройки века». Про мост снимают фильмы, поют песни, ему посвящают фестивали. Московский метрополитен рисует мост на проездных билетах, а Росархив снимает гриф «совершенно секретно» с документов о первом аналоге Керченского моста, построенном немцами в 1944-м. Широкая пропагандистская кампания как будто скопирована с восхваления «всесоюзной стройки» Байкало-Амурской магистрали. Не удивительно, ведь строительство и БАМа, и Керченского моста – дело рук людей с советским сознанием для все еще «советского» населения.

Байкало-Амурская магистраль строилась с 1938 по 1984 год. Более пятидесяти лет строительство сопровождалось массированной пропагандистской поддержкой. Как и в случае Керченского моста, про БАМ писали песни, снимали фильмы, ее печатали на марках, телевидение показывало трудовые подвиги комсомольцев, работающих в тяжелейших условиях вечной мерзлоты. Строителей БАМа награждали медалями, в честь магистрали был названастероид, открытый крымскими астрофизиками.

Освещение строительства БАМа как героической борьбы, трудового подвига, достойного славных военных побед старшего поколения, успешно решало проблему вечного противоречия между «хлебом» и «зрелищем». Превратив, как тогда считалось, важный логистический проект в шоу, советская власть по-своему гениально сделала «зрелище» из «хлеба». БАМ не столько решал экономические проблемы, сколько консолидировал советское население, давал ощущение величия поставленных задач, своей страны и, как следствие, ее «руководящей силы» – Коммунистической партии. Современной российской элитой, вышедшей из партии, комсомола и КГБ, эти уроки, как мы видим, забыты не были.

Строительство моста через Керченский пролив было объявлено Путиным сразу после аннексии Крыма, когда еще не было блокады, и товары свободно поступали в Крым с материковой Украины. Не останавливали кремлевскую элиту ни дороговизна проекта, ни однозначное мнение независимых экспертов о неприспособленности грунта и климатических условий, о большом риске обрушения моста после завершения стройки.

Мост между Россией и Крымом сразу стал общенациональной сверхзадачей. Он был призван укрепить дискурс «возвращения в родную гавань», продлить эйфорию российского общества от «исправления исторической ошибки» и дать пророссийским крымчанам вечно несбыточную мечту о хорошей жизни. Фраза «вот сейчас мост построят и будет нормально» стала дежурной в дискуссиях крымчан на любую общественно значимую тему: от цен на продукты до высоких коммунальных тарифов.

Возвращая советскую эстетику, Путин вернул в российскую действительность и политтехнологические приемы того времени. Глубоко засевшая в душах российских граждан ностальгия по советскому прошлому и желание имперского величия живо откликнулись на эрзац «всесоюзной ударной стройки». Этому способствовало полное отсутствие причин для гордости в настоящем. Советский инстинкт «нужно потерпеть лишения сегодня ради призрачного счастливого завтра» моментально проснулся и «зрелище» опять победило «хлеб».

Истинная, глубинная причина строительства Керченского моста – не решение продуктовых или транспортных проблем крымчан, а безнадежная совковость российского общества и элиты. И пока это не изменится, очередные БАМы будут строиться вечно.

Денис Мацола, крымчанин, политолог, социальный активист, источник ru.krymr.com



загрузка...

Читайте також

Коментарі