Как бы выборы: участники «праймериз» в Донецке спрашивают себя, «что это было»

Как бы выборы: участники «праймериз» в Донецке спрашивают себя, «что это было»

2 октября немногие жители оккупированного Донецка пришли на «избирательные участки». Не совсем, правда, понимая, зачем. «Репетиция выборов», «срез общественного мнения», «первичные выборы» – чем только не заменяли непривычное донецкому уху слово «праймериз», которым в так называемой ДНР обозвали воскресное мероприятие с урнами, бюллетенями и, главное, распродажей овощей. Поэтому к школам, где были установлены урны для голосования, дончане шли с пакетами и тележками, минуя входные двери «избирательных участков».

— Прймериз? Шмараймериз! – говорит дончанин Николай Семенович Гуриненко. На лице у него – смесь непонимания и злости. От того, что он может выговорить заковыристое слово, и от того, что не понимает в принципе, что это вообще такое. Николай Петрович, между прочим, еще до прошлого года гордился тем, что ходил на референдум 11 мая и голосовал за «Донецкую народную республику» в составе Российской Федерации. С федерацией не сложилось, с «республикой», похоже, тоже. Николай Петрович разочарован тем, что уже и не стреляют, вроде, а процветания так и не наступило.

— За что мы на митинги ходили? За американские эти «мемориз»?! – кипятится донецкий пенсионер, всю жизнь отпахавший на шахте, а «из американского» видевший только разноцветный лейбл на своей куртке «madeinUSA». – Придумали тоже… Бигмаки эти чертовы, секондхенды, мрамориз…

Слово «праймериз» вызывает неприятие у многих «кому за 50″. Не понимают этой типично заокеанской заморочки в «республике», усиленно продвигающей «духовные скрепы» куда-то поглубже в мозг. Основной контингент митингов весны 2014 года не может соединить в единое целое «праймериз», которые, если верить телевизору, проводят в Америке кандидаты в президенты, и основные идеи на пророссийских сборищах двухлетней давности: ведь американцы завоюют и поработят, американцы закроют все шахты, вывезут чернозем и убьют всех жителей Донбасса, добывая сланцевый газ. И тут такая неприкрытая американщина!

Эти самые «праймериз» появились внезапно. Летом так называемый «глава ДНР» Александр Захарченко подписал указ о проведении этих самых праймериз, потом какое-то время было тихо, а ближе к осени все вдруг завертелось. Иностранное слово брызнуло с бигбордов и листовок, расклеенных на каждом магазине и ларьке. Какие-то люди с иностранными именами, представившись международными наблюдателями, с экранов телевизоров сказали, что праймериз – «это есть хорошо и демократично». «Чиновники» из «ведомств ДНР» как мантру повторяли, что «праймериз» не противоречат никаким Минским соглашениям и свидетельствуют только о становлении «государственности ДНР», а не об отсутствии словарей русского языка в «республике».

В итоге «праймериз» мирные дончане признали репетицией настоящий выборов, и решили не придавать им особого значения. Поэтому на «избирательных участках» с утра было вяло, и если бы не грузовые машины, которые привезли к «участкам» картофель, капусту, морковь, лук и баклажаны по сниженным ценам – не видать бы приемным комиссиям «избирателей» как своих ушей. К школам, где были установлены урны для голосования, дончане шли с пакетами и тележками, минуя входные двери, украшенные флажками, и направляясь сразу к грузовикам, украшенным ценниками.

Фото: Апостроф

К слову, «избирательные комиссии» состояли сплошь из не успевших заболеть или уволиться учителей под руководством директора. Как рассказали педагоги, устный приказ был спущен сверху – «организовать и обеспечить». Какими уж методами директора школ уговаривали сотрудников поработать в воскресенье, точно неизвестно, но вышли и поработали.

Для обеспечения массовости в школы пришли дети. Официальный повод – празднование Дня учителя. Дети пели и танцевали, рассказывали стихи о «непобежденном Донбассе», видимо, именно так мечтая провести воскресенье. Родители злились, но поделать ничего не могли – «демократические праймериз» могли бы обернуться недемократическими разборками в так называемых «министерстве образования» или, не приведи Господи, «госбезопасности». В качестве компенсации в понедельник учителям дали выходной.

«Как бы выборы», как окрестили мероприятие некоторые донецкие зубоскалы, готовились «как бы увлекательно». Во-первых, количество бюллетеней для голосования, как рассказал «пресс-атташе» «Временной избирательной комиссии» Олег Балыкин, было напечатано «всего 500-600 тысяч». Такой разбег в количестве бюллетеней позволял предполагать что угодно, например, что списка избирателей в так называемой ДНР как не было, так и нет. Хотя на оккупированных территориях проживает больше 2 миллионов человек…

Во-вторых, перечень «избирательных участков» с адресами так и остался неопубликованным. Спасибо неизвестным участникам избирательного процесса, расклеившим объявления на подъездах с указанием, мол, ваш дом голосует вон в той школе, не забудьте паспорт.

В-третьих, больше тысяч «кандидатов в мэры городов» и «депутатов местных советов» так и остались неизвестными личностями – дебаты между собой провели едва ли полсотни из них. Да и дебаты были похожи на взаимные договоренности конкурентов: мы за мир, процветание, пенсии и благосостояние семей. Такими были и программы наиболее богатых «кандидатов», которые не пожалели денег и распечатали на цветных принтерах свои программы и портреты. Программы «кандидатов» в стиле «я за мир и процветание» были настолько неотличимы друг от друга, что дончане даже не пытались их запомнить, или хотя бы прочесть.

Фото: Апостроф

Естественно, в «день тишины» – субботу, 1 октября, когда запрещена любая агитация, никто не удосужился снять листовки с паспортными фотографиями претендентов на депутатские значки ДНР с подъездных дверей, столбов и остановок. А собственно 2 октября по пустым улицам Донецка, пугая голубей и одиночных прохожих, ездили вереницы автомобилей и мотоциклов с громкоговорителями, призывавшими прийти и проголосовать.

«Я не знаю, за кого голосовать. Из всех фамилий я вижу только одну знакомую – нынешнего «мэра» Мартынова. И так понятно, что он станет «мэром». Кто все остальные – я не знаю, да и знать не хочу, — говорит жительница Донецка Ирина Каменецкая. – Эти «праймериз» — какая-то непонятная мне трата времени и денег. Мы что, недостаточно уже навыбирались, что нам надо еще раз потренироваться листочек в урну опускать?»

Самое интересное, пожалуй, осталось за кадром. Ни в одном листовке, ни в одном рекламном ролике не произносилось название «ДНР» или «ЛНР». Словно и не существует их. Словно Донецк должен сделать выбор вовсе не в пользу «республики». Жирную точку, сам того не замечая, поставил главарь этой самой ДНР Александр Захарченко. Выступая за несколько дней до «праймериз», он прямо заявил: «После них последуют выборы в местные советы, на которых мы должны гарантированно победить. Победить тех людей, которые сюда приедут. А они приедут. Это олигархи, демагоги, отличные ораторы. Поэтому их нужно победить. Для того, чтобы мы их победили, этим бойцам надо говорить правду, а выглядеть уверенно. Другого пути у нас нет».

Какие олигархи и отличные ораторы? Кого ждет Захарченко в своей «республике»? Или все-таки речь идет о местных выборах по законам Украины, как того требуют Минские соглашения? Тогда действительно, на неподконтрольную часть Донецкой области могут приехать и олигархи, и отличные ораторы, и демагоги, куда же без них. И тогда команде Захарченко придется сильно постараться… нет, не для того, чтобы победить. Чтобы успеть уйти живыми.

Говоря по-американски — «Бинго!»



загрузка...

Читайте також

Коментарі