Почему путинский «русский мир» обречен

Почему путинский «русский мир» обречен

Путину и его сторонникам очень хочется, чтобы население России было единым. Политически этого единения достичь невозможно.

Владимир Путин задал непомерную задачу – современным российским политикам объяснить, что есть «русский». Что есть «русская культура» и «русская политика». Кого можно называть «русским», а кого категорически нельзя. Как стать русским, и у кого никогда не получится. Складывается обычная ситуация для эпохи очередного диктатора, когда по его прихоти меняются научные утверждения и принятые правила. Если недоучившийся Сталин был знатоком в языкознании, то почему Путин не профессиональный антрополог? – задается вопросом грузинский профессор Олег Панфилов для Крым.Реалии.

Что мы имели до Путина? К примеру, научное утверждение, что «русские – восточнославянский этнос, самый многочисленный коренной и де-факто государствообразующий народ России (по данным Всероссийской переписи 2010 года составляет более 80 % населения), самый многочисленный народ на территории Европы. Всего в мире насчитывается около 133 миллионов русских. По данным опроса ВЦИОМ, проведенного в марте 2010 года, 75 % русских, проживающих в России, считают себя последователями православия, также существенна доля людей, не исповедующих никакой религии. Национальный язык – русский».

Из этого следует, что 133 миллиона человек, называющих себя «русскими», что-то объединяет. С точки зрения философии, «нация – историческая общность людей, социально-экономическая, культурно-политическая и духовная общность индустриальной эпохи». Нация может быть двух видов: может быть полиэтничной, состоящей из нескольких народов, или моноэтничной. Объединяет нации не только территория, но и, прежде всего, язык. Во всех лингвистических справочниках отмечается, что «русский язык принадлежит к восточной подгруппе славянских языков, входящих в состав индоевропейской семьи языков. В русском языке используется письменность на основе русского алфавита, восходящего к кириллическому алфавиту (кириллице)».

Среди среднестатистических россиян, в блогосфере именуемых «ватниками» бытует разрекламированная российскими политиками сентенция – «украинского языка не существует» или еще хуже – «украинский – это испорченный русский». Само собой, эти утверждения к науке не имеет никакого отношения, но ведь подавляющее число россиян и не лингвисты вовсе, они обычные, из той советской страны, в которой якобы было самое читающее население мира, определяемое количество издаваемых книг. Большая часть этих книг были миллионными тиражами полного собрания Ленина, трехтомник Брежнева, книги Зои Вознесенской «Сердце матери» и прочей всякой подобной литературы, от которой, как сейчас стало понятно, население не было образованным, а забитым пропагандой.

Самое обычное для российской действительности – когда политики, до того тоже – бывшие строители, чекисты, агрономы и отставные майоры становятся учеными

Обычно научными вопросами занимаются – обсуждают, дискутируют, пишут монографии и научные статьи, выступают на конференциях. Наука – кропотливый труд, но в России все чаще происходит подмена профессий – журналисты становятся политиками, инженеры-строители – генералами армии и министрами обороны. Бывает и наоборот – руководитель маленького российского региона становится академиком и профессором, до того так и не получив ни высшего, ни оконченного среднего образования. Самое обычное для последних лет в российской действительности – когда политики, до того тоже – бывшие строители, инженеры, чекисты, агрономы и отставные майоры становятся учеными.

Около года назад одному из таких «ученых», российскому сенатору Дмитрию Саблину, мне пришлось ответить статьей – «Не русская история «русского мира». Дело простое – сенатор обиделся на то, что российскую императрицу Екатерину II, урожденную Sophie Auguste Friederike von Anhalt-Zerbst-Dornburg, называют немкой. Сенатор огорчился и разразился отповедью. Теперь он был не против того, что императрица действительно была немкой, но произошла смена обозначения – «Русский – это не чистота крови. Это дух и душа. Они не могут понять, что немкой была принцесса Ангальт-Цербстская, приехавшая в Россию в 15 лет. А Екатерина Великая, родившись немкой, стала русской, приняв православие, дух и обычаи народа. Как русским был датчанин Даль или русский грузин Багратион». Чтобы быть еще более убедительным, сенатор Саблин уточняет – «Мы это понимаем, а они – нет». То есть они – это я и мне подобные «клеветники» и «русофобы».

На самом деле, чтобы стать русофобом, достаточно не согласиться с мнением носителя русского мира. К примеру, есть утверждение, что чтобы стать русским, достаточно сказать об этом, даже неважно, какая фамилия была у твоих предков и какой веры были, к какой расе и антропологическому типу принадлежали. Русский поэт Пушкин был смугл, нынешний российский министр обороны слегка раскос, российский президент скорее северянин из вепсов, чем происходит от жителей брянских лесов. Сложение «русских» как нации легко проследить по топонимике – как назывались города на территории будущего Российского государства. Достаточно отъехать от Москвы, к примеру, в сторону Твери и наслаждайтесь топонимикой – названиями какого угодно происхождения, но реже всего –на языках славянской группы. А дальше – Саратов, тюркское Сары Тау, «желтая гора», или Орел, тюркское Айрылы, «угол, угловатый», и сотни тысяч других деревень поселков городков и городов.

Еще со времен Сталина наука, тогда советская, и сейчас российская – при Путине находится «на службе народа», то есть государства, а еще точнее – диктаторов. Сталин не имевший никакого специального лингвистического или хотя бы филологического образования, слыл специалистом по языкознанию. 66 лет назад товарищ Сталин опубликовал в газете «Правда» статью – «Марксизм и вопросы языкознания. Относительно марксизма в языкознании», в которой написал довольно странную фразу – «русский язык так же хорошо обслуживал русский капитализм и русскую буржуазную культуру до Октябрьского переворота, как он обслуживает ныне социалистический строй и социалистическую культуру русского общества». По Сталину, язык имеет прямое отношение к государственному устройству и политической системе. Владимиру Путину не дает покоя слава Сталина, вольно рассуждавшего о русском языкознании. У советского диктатора были неплохие учителя, как Николай Марр – грузин с шотландской фамилией которого он вначале ублажал вниманием, а незадолго до смерти унизил – «Н. Я. Марр действительно хотел быть и старался быть марксистом, но он не сумел стать марксистом». Путин решил стать историком, выказывая чудеса новой науки – исторической фантастики переплюнув товарища Сталина.

С русским языком культурой и историей всегда было сложно – все приходилось придумывать на ходу. Завоевав очередную территорию, очередной российский император говорил о собирании земли русской и приросте русского населения. Не важно, что фамилии были совсем не славянские, а все больше по ареалу распространения – «турген», «ахмат», «кутуз», «якуб». И это было только начало – со времен Петра Первого до середины 19 века, когда у большинства русских появились фамилии, русскими считались ученые и чиновники, генералы и архитекторы, инженеры и врачи, приехавшие из Европы. Так, к примеру, финский генерал немецкого происхождения Карл Маннергейм стал русским офицером, чья этническая принадлежать к «русским» была весьма относительной – всего лишь по двум русским женам.

Путину и его сторонникам очень хочется, чтобы население России было единым. Политически этого единения достичь невозможно. Можно только построить в колонны, ненадолго. Назвать просто «русскими» оказалось намного проще, но тогда российским ученым надо задуматься о изменении утверждения, что «русские» – восточнославянский этнос. В Российской империи проблемой единого народа озаботились в начале 19 века, а Путин лишь подбирает ошметки неосуществленного величия. Получилась не нация, а население, которое на протяжении нескольких веков заставляли забыть свои истоки и свое происхождение. Забыть удалось, а нового ничего придумать не смогли – ссылки на то, что не только Россия – страна с искусственным населением и киванием на Америку смешны, в США есть цель – быть свободным, в России цель – быть несвободным. А еще – ненавидеть тех, кто хочет быть свободным.

Путинский русский мир – идеология без цели, задача без способа ее разрешения. Как было при графе Сергее Уварове – разработчике идеологии официальной народности, как при Сталине – основателе новой формации под названием «советский народ», как при Путине, при котором начала осуществляться очередная попытка назвать более 100 миллионов человек «русским миром». В декабре 2010 года тогда президент России Дмитрий Медведев предложил в Государственном Совете обозначение «общероссийский патриотизм» как замену идеи «советского народа», но победил путинский «русский мир».

И опять началась чехарда и подмена понятий – кого можно называть русским, как он должен выглядеть, какую должен иметь веру, на каком языке он обязан говорить. А поскольку о славянском происхождении уже мало кто спрашивает, то наступает идентификационный тупик. И опять сенатор Саблин с утверждениями, что немка Sophie Auguste Friederike von Anhalt-Zerbst-Dornburg на самом деле русская императрица. И даже сенатор Саблин не использует слово «национальность». Это как на сходке – признаешь ли ты наши понятия. Если да, то будешь одним из нас – «И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой Тунгус, и друг степей калмык».

автор: Олег Панфилов, источник: Новое время



загрузка...

Читайте також

Коментарі