Родственники жертв трагедии сбитого над Донбассом потребовали ответа от Москвы

Родственники жертв трагедии сбитого над Донбассом потребовали ответа от Москвы

Об этом пишет Павел Каныгин в статье «Черт возьми, да ведь должно быть просто стыдно!».

***

«Куда нам эту красавицу грузить, Николаевич?»

Международная следственная группа (JIT) обнародовала новые данные по расследованию причин и установлению виновных в трагедии МН17. Напомним, что технические обстоятельства крушения лайнера были оглашены в октябре 2015 года. Эксперты из семи стран, присоединившихся к расследованию (под председательством Нидерландов в расследовании участвуют Малазия, Украина, Бельгия и Австралия, власти России от участия в совместном расследовании отказались), тогда установили, что малазийский «Боинг-777» был сбит ракетой «земля-воздух» с установки «Бук».

Уголовное расследование подтвердило этот вывод и представило доказательства доставки «Бука» с территории России и его транспортировки обратно, уже после крушения МН17. Были представлены фото- и видеоматериалы, полученные следствием от местных жителей, а также перехваченные разговоры сепаратистов, сопровождающих «Бук»: в докладе упоминаются позывные неких Николаича «Дельфина» и Андрея Ивановича «Ориона», военного советника комендатуры «ЛНР». В беседе двух мужчин говорится о том, что установка была доставлена в Донецкую область из России — в конвое из нескольких машин. Беседа состоялась 17 июля в 9.22 утра — за несколько часов до катастрофы МН17. Этот и все другие перехваты получены JIT от спецслужб Украины.

— Куда нам эту красавицу грузить, Николаевич?

— Какую? Эту?

— [Ту] что я привез. Я уже в Донецке.

— Это — о чем я думаю, да? «М» которая?

— Да-да-да, «Бук».

— А она на этом, на тягаче?

Далее «Николаич» рассказывает, что через границу установка перешла своим ходом, а затем двигалась на трале.

«Через полоску перешла своим ходом, да», — говорит Николаич.

В то же время его собеседник «Орион» сообщает, что далее «Бук» необходимо отправить в Донецк к танкам батальона «Восток» (вооруженная группа сепаратистов под руководством Александра Ходаковского) и дожидаться там команды.

Следователи заявляют, что не смогли разыскать самих «Дельфина» и Ориона», но призывают их выйти самими на связь под гарантии безопасности и защиты свидетелей. Помимо этого следователи надеются получить информацию о местонахождении этих мужчин от третьих лиц.

— Мы пока изучаем вопрос, как нам обеспечить их участие и присутствие, — заявил главный прокурор Нидерландов Фред Вестербеке.

На нескольких фотографиях, представленных международной группой, запечатлено, как «Бук» под камуфляжной тканью движется от российской границы по направлению к Донецку на белом тягаче «Вольво». Свидетельства о передвижениях тягача с «рекламным» номером телефона на борту, который везет «самоходку» с четырьмя ракетами, следствие также получило от местных жителей.

До Донецка тягач сопровождает военный «УАЗ» с вооруженными людьми в форме без опознавательных знаков. Далее на некоторое время «Бук» останавливается в Макеевке, опять попадаясь на глаза зевакам, фотографирующим на телефоны. А после отправляется в сторону Тореза и Снежного, где его спускают с тягача и далее он движется своим ходом. Снова и снова его фотографируют и снимают местные жители. «Бук» движется в сторону поселка Первомайского — своей «конечной точки», как обозначают следователи место запуска ракеты.

Международная группа заявила, что обладает большим количеством свидетельств, полученных от жителей Первомайского, которые слышали звук выстрела, а также видели дымные следы после запуска. Например, в ходе презентации доклада была продемонстрирована фотография следов, оставшихся после запуска ракеты, — любительская съемка выжженного участка поля 30 на 30 метров в Первомайском. На снимках со спутника, сделанных 16 июля, за день до катастрофы МН17, и 20 июля, через два после, видны отличия во внешнем виде участка, откуда предположительно был осуществлен запуск — на снимке от 21 июля заметны следы гусениц.

Как предполагают следователи, вскоре после запуска ракеты «Бук» был снова помещен на тот же тягач «Вольво» и начал быстрое движение в сторону Красного Луча и далее — Дебальцева и Луганска, где ранним утром 18 июля был сфотографирован на тягаче одним из местных жителей — у установки в тот момент уже отсутствовала одна из четырех ракет. В то же утро тягач пересек границу с Россией.

В доказательство этого международная следственная группа предоставила перехват разговора, который состоялся в семь утра на следующий день после катастрофы МН17.

— Они довели машину до перекрестка и оставили ее там, — рассказывает «Дельфин» Николаич коллеге «Ориону». — Машина ушла куда надо, все нормально. Но дальше началось… Непонятные звонки от десяти человек.

— От каких десяти? — не понял Орион.

— На его [сопровождающего установку] номер стали звонить какие-то люди, которые представлялись первыми, вторым, третьими. Он говорит, что уже *** (возмущен и устал — П.К.). Потом, говорит, сам Стрелков стал звонить.

— Да?

— Так представился.

— И [потом] он взял и выключил телефон… И [теперь] мы не знаем, где машина вообще!

— Машина в России, — сообщает Николаич.

Далее «Орион» отчитывается, вероятно, старшему командиру, беседующему с русским говором.

— Я вернулся только, там все нормально было. Ему позвонило восемь человек разных! Он передал машину, а ему звонят восемь разных человек! Он телефон и выключил!

— Так а доложить мне о том, что произошло, могли? Где машина сейчас?

— Машина давно уже в России находится. Он сразу ее передал тем, кто встречал.

Следователи JIT заявляют, что обладают информацией о 100 лицах «в разной степени причастных к преступлению», однако «вопрос, как получить их показания, остается открытым». Правительства пяти стран-участниц расследования призвали лиц из этой сотни выйти на связь первыми — под твердые гарантии защиты и безопасности. Следователи особо подчеркнули, что не имеют в данный момент правовых претензий к российскому государству, но продолжат обращаться к властям РФ за содействием. На уточняющий вопрос о том, идет ли речь про запросы об экстрадиции причастных, голландские прокуроры ответили, что «формат привлечения лиц еще может быть разным».

«Пока мы не можем публично назвать конкретные имена и завести в отношении этих людей уголовные дела. Нам еще предстоит ответить на вопрос, кто непосредственно несет ответственность, кто конкретно был причастен к поставке и доставке, кто охранял «Бук», и кто атаковал авиалайнер рейса МН17».

В докладе JIT также приведена информация о серии ракеты — 9М38 с боевой частью 9М314М, содержащей в себе двутавровые поражающие элементы. На основе анализа обломков, локации повреждений на фюзеляже и математических расчетов эксперты группы еще в прошлом году пришли к выводу, что запуск производился из района города Снежного — на тот момент он был под контролем пророссийских сепаратистов.

Отметим, что категорическое несогласие с этим выводом продолжает высказывать российский концерн «Алмаз-Антей», выпускающий «Буки». Специалисты концерна, представляющие по сути точку зрения российских властей, заявили об ангажированности международной команды расследователей и начале собственного расследования. Его официальная презентация состоялась в октябре 2015 года в тот же день, что и публикации технического доклада международных экспертов.

Утверждения «Алмаз-Антея» сильно отличались от выводов международной группы. Например, российские специалисты настаивали на том, что ракета из установки «Бук» была выпущена из села Зарощенское, которое, по мнению концерна, контролировали украинские силовики. В качестве доказательства «Алмаз-Антей» приводил собственную калькуляцию, полученную в результате двух натурных экспериментов: концерн смоделировал на земле столкновение ракеты с фюзеляжем пассажирского «Ила» и установил направление исходящего выстрела. При этом в российском докладе игнорировался тот факт, что территорию вокруг Зарощенского на момент гибели МН17 контролировали вооруженные группы «Донецкой народной республики». «Новая газета» имеет многочисленные подтверждения данного факта со стороны местных жителей.

За две недели до публикации итогов криминального расследования производитель «Буков» «Алмаз-Антей» представил также обновленную версию крушения МН17. Никаких новых выводов концерн не представил, но обрушился с критикой в адрес общественной команды расследователей-аналитиков Bellingcat, которая поддерживает группу международных экспертов. (Пользователи соцсетей при этом сообщали, что при обсуждении темы малазийского боинга в последние две недели и при использовании тега #МН17 дискуссию наводняют боты, размещающие сообщения со ссылками на доклад «Алмаз-Антея»).

Также представители «Алмаз-Антея» обнародовали ссылки на показания радара Минобороны России, расположенного в Ростовской области. Данные с него были преданы огласке лишь несколько дней назад. В частности, военное ведомство России утверждает, что 17 июля 2014 года радар не обнаружил к востоку от места крушения самолета никаких объектов в воздухе: ни ракет, ни военных самолетов.

Специалисты «Алмаз-Антея» оспаривают и вывод международных следователей касательно серии «Бука» и поражающей части ракеты. Как говорится в докладе западных экспертов, следы двутавровых поражающих элементов ракеты 9М38М1 были обнаружены в телах трех членов экипажа и обломках самолета. Однако в «Алмаз-Антее» утверждают, что такого не может быть — специалисты концерна тоже исследовали обломки самолета, но никаких двутавров не нашли, а увидели только следы двух типов шрапнели, которой оснащались боевые части ракеты 9М38 (сняты с вооружения армии РФ, но находятся на вооружение других стран, в т.ч. Украины). В то время как внутри модернизированной ракеты 9М38М1 имеются три вида шрапнели, в том числе двутавровая.

«Если это сделали твои люди, то будь мужиком и признай: «Да, это наши!»»

На презентацию доклада о гибели борта MH17 в Нидерланды приехали родственники жертв катастрофы и более двухсот журналистов — в том числе с российского телевидения. Оглашение итогов состоялось в конгресс-центре города Ньювегейн в 40 километрах от Амстердама. Я поговорил с родными до и сразу после завершения презентации.

Габриэль ван ден Бринк, профессор политологической кафедры Тильбургского университета, потерял в катастрофе коллегу и ближайшего друга. Ван Ден Бринк был в Испании, когда общие друзья позвонили ему и сообщили о крушении рейса МН17.

— В это, конечно, невозможно было поверить. Нет, я в курсе был, и все в Голландии были в курсе, что где-то на границе России и Украины идет война. Но ведь это было так далеко — война была из какого-то параллельного мира, потому что к европейской и голландской действительности это вообще не имело никакого отношения, — рассказывает мне Ван Ден Бринк.

С профессором мы встречаемся на вокзале Утрехта. Ван Ден Бринк, усатый, в очках, немножко похож на Эйнштейна, предлагает выпить кофе в «Старбаксе» прямо над железной дорогой.

— До этой трагедии Голландия была похожа на такой рай, где насилие было сведено к минимуму, где были невозможны ни теракты, ни существенные социальные потрясения. У голландцев своя повестка, для которой геополитическая борьба — далекое-далекое прошлое. Если Голландия с кем-то и борется, то это с морем, которое нас окружает и дает зарабатывать. Мы — торговая держава, которая ищет со всеми взаимовыгодный диалог и живет за счет этого. И вдруг происходит трагедия, которая переворачивает все с ног на голову… Конечно, очень и очень многие голландцы после катастрофы были склоны винить Россию. И продолжают винить. Но мы можем ошибаться, поэтому все ждут, когда расследование доказательно назовет реальных виновных — тех, кто нажимал кнопку, кто отдавал приказ, кто в конце концов скрывал и продолжает скрывать правду. Многие спорят в том числе о личной ответственности Путина. Он несет ответственность за свою агрессивную политику.

Я понимаю, почему российская власть отказывается от участия в международном расследовании. С одной стороны — да, глупо участвовать, когда все вокруг возлагают вину на тебя. Но с другой стороны — если ты чист и тебе нечего скрывать, пойди и докажи! Конечно, при этом никто из нас не возлагает коллективную ответственность на всю страну, на всех русских людей. У нас принято разделять ответственность власти и простых людей. Хотя, конечно, есть между голландским и российским обществом давнее непонимание. Еще со времен холодной войны, из-за неприятия голландцами идей коммунизма. Затем после падения берлинской стены был период надежд, но он быстро прошел: российская политика стала быстро возвращаться к риторике холодной войны. Простые люди в Голландии не понимают причин этого маневра, но поскольку Россия — далеко не самая волнующая голландцев тема, то отношения между нашими странами не вызывали до последнего времени особых переживаний.

Наше правительство сейчас, конечно, вынуждено балансировать между интересами бизнеса, который не хочет портить отношений с Россией, и интересами голландского общества, которое требует призвать Москву к ответу. Так что наше правительство сейчас меж двух огней. Но тем не менее мы доверяем ему и знаем, что рано или поздно виновные будут названы и будет суд. Тем более история последних десятилетий показывает, что даже руководителям высшего ранга нечасто удавалось уходить от ответственности.

Ханс де Борст, отец погибшей на борту 17-летней Элисмике:

— Я чувствую облегчение, потому что следствие сделало важный шаг. Мы приблизились к установлению истины. Большой шаг — это доказательства причастности России к крушению. Ни для кого из нас, родственников, не стало сюрпризом, что запуск был произведен сепаратистами из «Бука», но то, что этот «Бук» был российским, открывает совершенно новую перспективу для уголовного расследования.

Теперь мы ждем ответов на вопросы, кто стрелял и кто доставил машину в Донецкую область. Мы будем ждать столько, сколько потребуется. Конечно, я думаю, эти люди не хотели стрелять в гражданский самолет, и Кремль не давал им никаких приказов, поэтому сегодня было сказано, что претензий к России у следователей нет. Но при этом мы понимаем, что верховный главнокомандующий Владимир Путин ответственен за то, что оружие из его страны попало на Украину и убило наши родных, близких и друзей. Люди, которые сейчас скрываются в России, возможно, вместе с самими «Буком», вряд ли захотят предстать перед судом, да и глупо в это верить. Но они могут быть выданы российскими властями, если только Москва не решит укрывать их и дальше, что совсем ей невыгодно сейчас, когда весь мир знает, куда ведут следы. Представители России, конечно, могут продолжать гнуть свое про Зарощенское и про свой радар, который появился внезапно спустя два года. Но сейчас это упрямство выглядит попросту глупо. Ведь доказано сотней журналистов и экспертов, что Зарощенское, если даже стреляли оттуда, контролировалось сепаратистами! Поэтому информация «Алмаз-Антея» несущественна, как сказало следствие. А я скажу жестче: это просто попытка заболтать подлинные факты и отвести внимание. Может быть, это забалтывание рассчитано на российского телезрителя, но в Европе такие штуки не пройдут.

Да, у нас совсем мало возможностей, чтобы повлиять на Москву, но они есть. Многие родные уже требуют изменения в наших официальных отношениях с Россией, и я сам хочу, чтобы был жесткий разговор с ее властями.

Как минимум, мы должны отозвать нашего посла из Москвы. Пусть это не приблизит нас к установлению виновных, но это покажет Кремлю, что мы настроены решительно. Да, российские власти хотят выглядеть сильными и несгибаемыми, а Европа сегодня кажется очень слабой. Но если Владимир Путин собирается быть президентом еще один свой срок, то мы должны показать ему, что тема МН17 будет преследовать его до самого конца.

Пит Плюг входит в координационный совет родственников погибших в катастрофе МН17. В прошлом году в совете наметился раскол — часть родственников, не дожидаясь окончания расследования, предъявили иск с материальными претензиями к президенту Путину. В то же время Плюг выступает за то, чтобы дождаться объявления конкретных имен причастных к гибели МН17.

— Мой брат и его жена — они были на том самолете. Их останки не найдены до сих пор, — Плюг — высокий и крупный мужчина лет 50. От него сильно пахнет сигаретами. То и дело он теребит карман на куртке. — Даже экспертиза ДНК не смогла ничего установить. Они словно исчезли. Это очень тяжело для двух дочерей, который остались одни, для меня, для наших родителей. Боюсь, мы уже никогда не найдем их… Ведь нам до сих пор не позволяют безопасно посетить место катастрофы.

Мы все еще многого не знаем. Полагаю, следователи не хотят раскрывать всей информации, чтобы не навредить возможным свидетелям, которые еще объявятся, и еще они не хотят окончательно портить отношений с Россией. Но мы знаем, что это был русский «Бук», его привезли из России, мы знаем, откуда его запускали. Мы знаем, что на той территории были пророссийские сепаратисты. Но вот несколько дней назад в Москве заявили снова, что самолет сбили украинцы и даже предъявили данные с радаров. Я не знаю, как это воспринимать. Где вы были все эти два года со своим радаром?

С самого начала российская сторона отказалась от участия в совместном расследовании. С самого начала заявляла о недоверии нашим экспертам, хотя на деле предоставляла им свои расчеты, которые подтвердили запуск из Снежного (в техническом докладе голландских экспертов от 2015 года действительно говорится, что «Алмаз-Антей» предоставлял подобные расчеты Нидерландам. Данный факт концерн до сих пор не опроверг — П.К.). И вот спустя два года, когда мы так близко подошли к ответу на главный вопрос, русские вдруг говорят: «У нас есть данные с радара, но он не засек никаких ракет». Это выглядит как издевательство. Как танец на могилах людей. Черт возьми, да ведь должно быть просто стыдно! Чего они этим добиваются? Хотят отвлечь внимание общественности?!

Я не нахожу слов. Нет, я не виню всю Россию. Есть простой народ, а есть конкретные руководители, есть исполнители, вот с них надо спрашивать, пусть они начнут сотрудничать! Если это сделали твои люди, то будь мужиком и признай: «Да, это наши!» Just be a man! Вот и все.

Робби Улерс:

— Тем рейсом летела моя племянница, и у меня эти два годы прошли в ожидании хоть какой-то информации, почему она погибла. Сегодня мы узнали. И я, как многие из родных, чувствую некоторое облегчение и повод для оптимизма. Спрашиваете, какого еще оптимизма? Я пытаюсь рассуждать глобально. Сегодняшняя данные заложили основу для того, чтобы мы положили конец конфронтации в Европе. Предоставленные данные кажутся мне неопровержимыми, и те лица, которые стоят за этим преступлением, понимают это. Видеозаписи, аудиоперехваты, фотографии — это очень серьезно. Я совсем не думаю, что российские власти причастны к запуску «Бука». Ведь ни президент, ни министр не давали приказа подарить «Бук» этим парням в ДНР. Вопрос с его доставкой решался, думаю, на более низком уровне — какие-то военные командиры решили и договорились.

Я сам в прошлом военный, был в Югославии, я знаю, как это бывает. Так вот, повторю, российские власти не причастны, но теперь им следует сделать все, чтобы предоставить нам и данные, и тех людей, которые стояли за гибелью наших родных. У России сейчас появилась возможность перевернуть эту мрачную страницу в нашей истории. Я бы хотел, чтобы Россия сделала этот сильный жест самостоятельно. Я не хочу, чтобы ее принуждали к этому, потому что разговор с позиции силы с Россией не работает и санкции тоже не работают. Путин — сильный лидер, но нужно дать ему возможность вывести Россию из этой ситуации достойно. Может быть, я звучу слишком дипломатично, но я видел войну, и, поверьте, лучше быть дипломатом. Да, я понимаю, что шансы на взаимовыгодный для всех исход мизерны — может быть, два процента. Но сейчас я работаю в финансовом секторе и знаю, что иногда достаточно и двух процентов. Что еще нам остается? Мы хотим мира, Европе нужен мир, хватит нам войн.

Амстердам — Утрехт — Ньювегейн



загрузка...

Читайте також

Коментарі