Олег Панфилов: Россия проигрывает информационную войну на Западе

Олег Панфилов: Россия проигрывает информационную войну на Западе

Профессор Государственного университета Илии (Грузия) ОЛЕГ ПАНФИЛОВ в интервью «Апострофу» рассказал о том, какие ошибки сделала Украина в информационном противостоянии с Россией. По его мнению, в первую очередь, с самого начала российской агрессии, нужно было отключить российские телеканалы. Кроме того, для информирования русскоязычного населения в нашей стране необходимо создать собственный общественный русскоязычный телеканал. По мнению ПАНФИЛОВА, Россия проигрывает информационную войну на Западе, так как российскую пропаганду там воспринимают очень мало людей.

— Вы работали в Совете безопасности Грузии, во время российской агрессии 2008 года. Какие, по вашему мнению, ошибки сделала Украина в информационном противостоянии с Россией из тех, что не совершила Грузия?

— В информационном плане мы (в Грузии, — «Апостроф») поступили вполне нормально. На Грузию нет какого-то особого влияния российской пропаганды, а вот Украине после начала военных действий нужно было сразу же отключить российские телеканалы. Не следует беспокоиться о том, что международные организации скажут по поводу свободы слова. Российская пропаганда к свободе слова не имеет никакого отношения, все равно как протухшая колбаса к свежему мясу. Поскольку у вас есть довольно большая пятая колонна и значительная часть русскоязычного населения, то всегда нужно было работать с ним, но этого не делалось из-за того, что бывшее правительство и президент, наоборот, стремились к особым отношениям с Россией. Сейчас это надо делать.

— А что именно необходимо делать сейчас?

— Может быть, следует создать телеканал на русском языке. Мы сделали такой канал сразу же после войны. Больше его, правда, смотрели за пределами Грузии, но и в самой Грузии тоже.

— В Украине недавно возник скандал, связанный с поджогом телеканала «Интер». Может быть, именно на базе «Интера» создать какой-нибудь русскоязычный телеканал?

— «Интер» не имеет отношения к тому, о чем я говорю, это частная собственность. Если у них нет проблем, связанных с уголовным законодательством, значит они могут работать. Вы не можете воздействовать на частные компании: ни на «Интер», ни на «Пятый канал», ни на что-либо другое.

Так что, по всей видимости, телеканал нужно создавать все-таки самостоятельно. Наш русскоязычный канал был частью общественного вещания. Возможно, такой же русскоязычный канал может быть и при общественном вещании Украины.

— А как Украине работать с пророссийским населением аннексированного Крыма и оккупированного Донбасса?

— Информационно работать, объяснять. Другого выхода нет. В Грузии все немножко иначе было, потому что мы развивались, мы строились, нам завидовали и в Абхазии, и в Южной Осетии. Конечно, публично никто об этом не говорил, но когда я был в Абхазии до войны 2008 года, абхазы мне говорили, что они интересуются тем, как строится Батуми, как строится Тбилиси. Надо заманивать развитием. В одном из украинских СМИ я как-то написал о том, что надо вызывать чувство зависти у противника.

— Нужно ли Украине соглашаться на реинтеграцию оккупированной части Донбасса на условиях России?

— Нет. Если уступать России, то она продолжит захватывать территории в любом случае. Какая в таком случае может быть реинтеграция? Хорошо, пусть будет интеграция Донбасса в Украину с помощью России, но тогда пусть будет интеграция Северного Кавказа в Грузию с помощью России. Я согласен.

— Хорошо, тогда как, по Вашему мнению, Украине следует возвращать Донбасс?

— Во-первых, информационно. Во-вторых, создавая сильную крепкую Украину.

— В начале августа российская ФСБ заявила о диверсии в Крыму, которую якобы готовила украинская сторона. Как думаете, каковы последствия этого информационного вброса?

— Это часть информационной войны. Если бы вы знали, что только не говорили о чеченцах во время Второй чеченской войны. Говорили о том, что в чеченских пещерах были найдены чертежи «Боингов», которые потом были взорваны во время терактов 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке. Либо чертежи подводной лодки «Курск»… В чеченских пещерах… Ничего этого, конечно же, и близко в реальности нет, но это информационная диверсия. Российским спецслужбам важно было показать, что чеченцы — бандиты и негодяи, поэтому они распространяли о них чушь.

— Меняется ли стратегия российской информационной войны на протяжении последних лет?

— Нет, на протяжении последних 25 лет не меняется. Информационная война России против соседей началась еще со времен войн в Абхазии, Приднестровье, Нагорном Карабахе и в Южной Осетии. Она не меняется, она развивается, становится более технологичной. В чеченскую войну только начинали использовать Интернет, а сейчас это уже очень известный механизм распространения дезинформации.

— Удается ли Путину сейчас выигрывать информационную войну на Западе?

— Нет. В Великобритании смотрели и смотрят Би-би-си, во Франции смотрят французские каналы. Вы правда думаете, что люди включают телевизор, чтобы лишний раз посмотреть Russia Today? На Западе очень мало людей, которые действительно потребляют российскую пропаганду.

— В Украине сейчас очень обеспокоены тем, как выборы во Франции и Германии, а также в США повлияют на отношение Запада к Украине.

— Я бы советовал людям, которые действительно интересуются американскими выборами, читать американские газеты, а не русские. Я думаю, что большинство украинцев до сих пор употребляют информацию из российских источников, в российской интерпретации и в российском изложении. Журналистам нужно больше знать европейские языки для того, чтобы пользоваться первоисточниками, а не их переводом в российской интерпретации. Если вы хотите объективности, то нужно ее получать именно из первоисточников, а не в чьем-то изложении.

— Нужно ли Украине как-то воздействовать на информационное пространство России?

— Там уже давно поставлен барьер: в России есть закон, запрещающий наличие иностранного капитала в медиа.

— Нужен ли Украине такой закон?

— Я думаю, что это не совсем обязательно. Может быть лимит в процентном ограничении (доли во владении тем или иным медиа-активом, — «Апостроф»), но запрещать? Нет! Иначе вы потеряете инвесторов и в других областях.

— Но, может быть, стоит все-таки запретить наличие в медиа капитала страны-агрессора?

— Это другое дело. К тому же капитал страны агрессора можно игнорировать точно так же, как мы с женой игнорируем российские товары в Грузии. Не следует все время кивать на государство, нужно занимать гражданскую позицию.



загрузка...

Читайте також

Коментарі