«Повесил автомат на гвоздь. Будут укры наступать — вернусь», — боевик «ЛНР»...

«Повесил автомат на гвоздь. Будут укры наступать — вернусь», — боевик «ЛНР» «Пушкин» вернулся в Беларусь

Белорус, боевик «ЛНР» Иван Яровой, чья история ранее вызвала большой резонанс в белорусских СМИ, уже больше месяца находится в Беларуси и пытается вернуться к мирной жизни.

О 27-летнем Иване Яровом с позывным «Пушкин», воевавшем на Донбассе на стороне сепаратистов с ноября 2014 г., заговорили в Беларуси в феврале 2016 года.

В октябре 2015 года Иван Яровой был задержан в Орше. О задержании «Пушкина» сообщила газета Администрации президента «СБ. Беларусь сегодня» в статье «Гастарбайтеры войны» (в номер за 11 февраля 2016 года).

Вскоре Радио «Свабода» связалось с «Пушкиным» (на тот момент он уже находился в Ростовской области), и тот подтвердил факты, изложенные в публикации «СБ». Кроме того, Яровой рассказал, что следователь относился к нему «по-человечески»: приносил еду и сигареты, позволял играть в компьютерные игры. По словам Ивана, спустя неделю его выпустили из СИЗО, предупредив об уголовной ответственности за наемничество, после чего «Пушкин» снова поехал на войну. «Вернусь, если в Беларуси начнется майдан, буду разгонять. Я против всех вот этих… кто по-белорусски разговаривает. Ничего хорошего с ними не будет», — сказал он для Радио «Свабода» в июле, находясь в тот момент на фронте.

История с задержанием и освобождением Ивана Ярового вызвала резонанс в белорусских медиа. Блогер Антон Матолька неоднократно обращался к правоохранителям с целью выяснить, почему в прошлом году те сначала задержали, а потом отпустили белоруса — боевика «ЛНР». Но ни один из правоохранительных органов ответственность за задержание Ивана Ярового на себя так и не взял.

Тем временем в апреле в Беларуси были приняты поправки в Уголовный кодекс, которые позволяют привлечь к ответственности фактически любого белоруса, принимавшего участие в военных действиях на территории другого государства— независимо от того, получал ли он за это деньги или нет. Теперь за участие в военном конфликте суд может приговорить к 5 годам заключения, а за вербовку добровольцев — к 10 годам.

«Обрыдло ломать, буду строить»

В сентябре стало известно, что Иван Яровой вернулся в Беларусь.

«15 августа я повесил автомат на гвоздь, все, — написал боевик корреспонденту «Свабоды» в социальной сети. — Всех причин не скажу… Скажу одно: я свое отбыл там. Будут укры наступать — вернусь, а сейчас мне и тут неплохо, собой займусь. Обрыдло ломать, буду строить».

«Свабода» договорилась с «Пушкиным» о том, что 23 сентября он приедет на интервью в Минск. Но дальнейшие события развивались почти по детективному сценарию.

Яровой должен был приехать на поезде Орша—Минск и уже в дороге, примерно за 2 часа до прибытия в столицу, боевик позвонил корреспонденту «Свабоды» из электрички, еще раз договорившись, что журналисты встретят его сразу на платформе станции «Институт культуры». Но в назначенное время из поезда Иван Яровой не вышел. В течение суток его местонахождение оставалось неизвестным.

На следующий день «Пушкин» вернулся домой, в Круглое, о чем «Свабода» узнала от его родных. Журналисты несколько раз звонили на его домашний номер, но каждый раз родственники передавали, что он не хочет разговаривать. На сообщения ВКонтакте он также перестал отвечать.

Что именно произошло с Иваном Яровым по дороге из Орши в Минск и почему боевик, который без особых уговоров согласился на встречу, неожиданно перестал выходить на связь, остается загадкой.

«А я еще спрашиваю: когда вы его отпустите, нам картошку копать надо»

Незадолго до того, как Иван Яровой должен был посетить Минск, корреспонденты «Свабоды» приезжали к нему в город Круглое Могилевской обл.

Дом Ярового расположен в частном секторе, на самой окраине Круглого. Живут они очень скромно.

Самого «Пушкина» на момент визита журналистов дома не было. Зато его мать Наталья Ивановна приняла нежданных гостей радушно.

«Он нормальный человек, хороший парень. Хорошо учился. Но потом что-то такое случается… После 9-го класса пошел в ПТУ, строительный колледж. Недоучился. За месяц до окончания училища он поехал в Россию на заработки. Потом вернулся и сказал, что пойдет в вечернюю школу… Он же сам не знает, что ему нужно. Туда он не пошел — зарплата маленькая, сюда не пошел — зарплата маленькая. Откуда может быть большая зарплата? Нет ведь ни стажа, ни образования. А потом поехал на работу… и оказался на Донбассе», — жалуется Наталья Ивановна.

Отец Ивана — русский, мать — белоруска. Родился «Пушкин» в Ростове. Когда Ивану было 6 лет, мать рассталась с отцом, забрала сына и уехала на родину, в Беларусь.

Всего у Натальи Ивановны четверо детей, один из них — приемный ребенок. Но проблемы у нее возникают только с Иваном: «Мы не знали, что он туда (на Донбасс) собирался. А потом сам позвонил, сообщил, где он. Сказал, все у него в порядке. Волновались, конечно. Все-таки война. Он, надо признать, звонил. А потом приехал сюда».

Наталья Ивановна рассказывает, что с Донбасса Иван приезжал домой уже трижды — осенью 2015 года (на обратном пути был задержан на железнодорожном вокзале в Орше), весной 2016-го (уже после того, как его история стала известна СМИ) и теперь, в августе.

С того времени, когда Иван Яровой впервые уехал на Донбасс, в его дом уже 4 раза приходили с обысками. Причем последний раз, говорит Наталья Ивановна, обыск прошел 9 сентября. Ее сына потом отвозили в местный РОВД, но вскоре отпустили. Как и ранее, правоохранители ничего не нашли и ничего не изъяли.

— У меня 4 обыска были. Я уже так устала от них. Я говорю: вы хоть предупреждайте. Я хоть чаю приготовлю, пирожков напеку.

— А что ищут?

— Оружие, крупные суммы денег, наркотики. А я говорю: если найдете, дайте посмотреть. В последний раз, когда перед выборами обыск был, они его забрали в обед, а вечером вернули. То есть, здесь в Круглом это было.

— А кто приходит с обысками? КГБ, ГУБОПиК?

— Тут и наша милиция была (из Круглого), и из Могилева люди приезжали. Я не знаю, кто это был из Могилева конкретно. Хлопцы вежливые, хорошие, не хамили. Приезжали эти хлопцы — и они очень даже за него. Даже я, бывало, начинаю обороты набирать (сердиться на сына, ругать его. — РС), а они: да ну что вы, перестаньте. Ни одного плохого слова о них сказать не могу. Говорят, мол, «это наша работа, вы же понимаете». А я еще спрашиваю: «Когда вы его отпустите? Нам картошку копать надо». А они посмеялись: «Сейчас отпустим и еще приедем проверить, хорошо ли копает». Иван рассказывал, будто здесь наша милиция что-то грубо на него сказала, а они еще их и приструнили.

— А вас расспрашивали о нем? Вы признавали, что он на войне?

— Да, конечно. Я, когда первый раз они приходили, даже им его украинский номер давала — мол, можете у него спросить, чего он туда поехал. А что я могу сказать?..

«Я думаю, понравился ему этот образ жизни»

В Круглом проживает около 7,5 тыс. человек. Когда соседей Ярового впервые во время обыска пригласили понятыми, то в скором времени про боевой путь Ивана знала уже половина Круглого. Местные жители спокойно отреагировали на то, что их земляк воевал на Донбассе на стороне сепаратистов.

«Ничего не говорили (местные жители. — РС). Молчат. Интересовались, конечно. Спрашивали: ну как, правда не правда? Но не осуждают», — делится Наталья Ивановна.

Сама мать ни за одну из сторон конфликта на Донбассе в поддержку не высказывается, говорит, жалко всех. Больше всего женщину беспокоит, что ее сын такой бесшабашный и никак не может определиться в жизни: «Он же хороший парень. Говорю: Иван, останься, где-нибудь что-нибудь да будет. Сегодня разговариваем нормально, а завтра он берет и уезжает. За одну минуту человек собирается и уезжает. Без денег, без всего… Я думаю, понравился ему этот образ жизни», — добавляет она.

Уже вернувшись в августе с войны, Иван Яровой устроился на работу в Круглянскую ПМК № 266, в одну бригаду с отчимом. Но не проработал там и недели. «Не тот раствор дали — он психанул, ушел», — говорит отчим.

— Тебе Иван что-нибудь рассказывал о войне? — спрашивают корреспонденты у младшего брата «Пушкина», еще подростка.

— Да, немного. Рассказывал, например, что тому, кто не хотел идти стрелять, им что-то кололи и те шли стрелять, будто зомби.

— А ему кололи?

— Ну он говорил, что нет.

— А платили ему на войне?

— Обещали 15 тысяч российских рублей зарплату… Пару раз что-то заплатили. Покупал себе телефон. Да и всё, говорит.

«Не мы»

Посетив дом Ярового, журналисты пытались обратиться в Круглянский РОВД, куда, по словам матери, после последнего обыска возили «Пушкина». Но руководство РОВД от общения с журналистами отказалось, посоветовав обратиться в областное управление внутренних дел.

— Одно могу вам сказать: им (Иваном Яровым. — РС) занимались не мы, — приватно добавил, прощаясь с журналистами, дежурный милиционер.

источник: Наша Ніва



загрузка...

Читайте також

Коментарі