Крымский «камень» на кремлевской шее

Крымский «камень» на кремлевской шее

Ровно год назад началась гражданская акция по блокированию Крыма со стороны Херсонской области, организованная крымскими патриотами Украины. Несмотря на публичные заверения официального Киева, организаторы обсуждали ее проведение в Администрации президента и Кабмине. После полутора месяцев переговоров они получили негласное разрешение. Украина применила против агрессора методы «гибридной войны» и показала, что не только Москва может вести себя подобным образом.

Сейчас можно смело утверждать, что основные цели акции были достигнуты. Украинская общественность, крымские патриоты сделали все, чтобы Кремль тратил на оккупированную территорию как можно больше. Дабы Крым из чемодана без ручки превратился в камень на российской шее. Акция сторонников Меджлиса, при всех критических замечаниях, существенно повысила цену, которую Москва, косвенно или прямо, платила за удержание украинской территории. Аннексия Крыма положила начало скатыванию России в глубочайший экономический кризис. Страна активно проедает накопленные резервы, не имея возможности получить кредиты в западных банках. В текущем или в начале следующего года российские власти полностью израсходуют деньги из резервного фонда. Им придется запустить лапу в последнюю заначку – в так называемый фонд национального благосостояния.

В первый год аннексии Москва и назначенная ею крымская администрация рассказывали крымчанам о миллиардах рублей, которые центр якобы потратит на оккупированную территорию. Как раз к началу торговой блокады стало очевидно: у Москвы нет денег, «федеральную целевую программу» по Крыму так и не запустили. Блокада совпала с серьезным сокращением федеральных расходов на полуостров. Если в начале 2015 года Москва обещала крымчанам более 370 миллиардов рублей, то уже к лету цифру пришлось сократить до 100 миллиардов рублей. Сколько на самом деле полуостров получил из федеральной казны, российская сторона умалчивает.

В текущем году Кремлю и его сторонникам на полуострове пришлось выстраивать предвыборную кампанию в Госдуму не на обещании золотых гор, а на огульной критике Украины. Дескать, наша страна столько лет «грабила» Крым, что восстанавливать его придется очень долго. Ничего удивительного в этом нет. Деньги, которые Москва могла пустить на показуху и имитацию повышения уровня жизни, пришлось потратить на логистику, паромы, доставку товаров по морю, экстренную прокладку энергетического кабеля (так называемого энергомоста), завоз на полуостров электрогенераторов, возведение газопровода с Кубани и многое другое.

Если некоторые полагают, что Кремль раскошелился ради жителей полуострова, то они жестоко ошибаются. Первым делом Москва обеспечивала военных и силовиков. Остальных снабжают по остаточному принципу. Блокада показала, что Москва, нападая на Украину, вообще не просчитывала финансовые и экономические последствия. Путин, реализуя «Крымнаш», не представлял, как его содержать и что дальше с ним делать. В первую годовщину оккупации замминистра финансов России Татьяна Нестеренко рассказала иностранным журналистам, что решение по Крыму российский президент Владимир Путин принимал самостоятельно, не советуясь с ее ведомством.

Перекрытие поставок с материка стало для них неприятным сюрпризом. Автор этих строк хорошо помнит, как весной 2014 года крымские сторонники аннексии бесновались в социальных сетях, высмеивали «нищих хохлов», которые будут вынуждены обеспечивать полуостров всем необходимым. В ход шли привычные аргументы из телевизора: «Украина – банкрот», «отключим газ», «они на коленях приползут обратно».

Блокада прикрыла огромный «офшор», которым активно пользовались не только отечественные олигархи и крымские коллаборационисты, но и московские дельцы. Большая часть украинских товаров (и это не только продукты питания) не задерживалась на полуострове. Известно, что на полуострове действовало несколько перевалочных баз. Там товар перегружали в фуры с российскими номерами и отправляли на Кубань. Участники сделок с обеих сторон «границы» получали сверхприбыли, не уплачивая налоги в украинский бюджет. Закон о СЭЗ «Крым» позволял им это делать. Звучит совершенно дико, но российские власти, принимая в 2014 году так называемые «ответные санкции», перекрывали образовавшиеся дыры за счет поставок с украинских товаров через Крым. До блокады полуостров был своего рода насосом, который выкачивал ресурсы из Украины в пользу страны агрессора. В первый год аннексии, как свидетельствует правительственная статистика, Украина поставил на полуостров товаров на сумму в более миллиард долларов. Стоит учитывать, что речь идет об официальной статистике. Реальные суммы могут быть существенно выше.

Следующий важный аспект касается вешней политики. Продовольственная, а затем и энергетическая блокада вернули Крым в мировую повестку дня. До сентября 2015 года тема полуострова медленно, но уверенно сползала на задворки геополитики. В Москве ехидно потирали руки. Тогда им еще казалось, что минские договоренности выгодны только Кремлю, так как краденый полуостров в них не упоминался вовсе.

Лидер блокады Ленур Ислямов отметил, что целью акции было ввести полуостров в переговорное поле. «Мы не добились того, чтобы Крым стал частью Минских соглашений, поэтому на сегодня мы не считаем возможным их выполнение в принципе, потому что там нет части нашей украинской, аннексированной русскими, территории», – заявил он.

В реальности все не так печально. Своими действиями украинские общественники показали, что не намерены отказываться от законного права на полуостров. И сейчас это дает положительные результаты. Свежий пример – американские и европейские партнеры Украины массово отказываются признавать легитимность выборов в российскую Госдуму на территории Крыма. Союзники, в первую очередь, проявили солидарность с той частью украинского общества, которая никогда не смирится с утратой части суверенной территории.

Минусов у гражданской блокады как таковых немного, но они имеют принципиальное значение. Главным недостатком можно назвать то, что до сих пор не отменили дискриминационный закон о СЭЗ в Крыму. Хотя украинский президент буквально через неделю после начала блокады поручил разработать качественно иной законопроект. Прошел год, но подвижек все нет или нам о них не сообщили.

Сергей Стельмах, политический обозреватель, источник: ru.krymr.com



загрузка...

Читайте також

Коментарі