Замороженный конфликт в Украине и судьба Минских соглашений

Министры иностранных дел Франции и Германии побывали с визитом на Украине. В обстановке российско-американского соперничества и разногласий в Европе Киев без конца откладывает реализацию Минских соглашений, считает Жан-Клод Галли.

В глазах Киева на Минских соглашениях лежит печать позора. Они стали плодом целой череды военных неудач в Донбассе летом и осенью 2014 года, которые в конечном итоге привели к потере стратегического города Дебальцево 18 февраля 2015 года.

За несколько дней до того эти неудачи были закреплены в белорусской столице, где прошла встреча лидеров Франции, Германии, Украины и России. Там, под насмешливым взглядом Владимира Путина и смущенными — Франсуа Олланда и Ангелы Меркель, Петр Порошенко был вынужден пойти на политические уступки, которые он считает угрозой для территориальной целостности и независимости страны.

Вот почему украинские власти без конца откладывали реализацию соглашений. Причем для смены тенденции нет абсолютно никаких причин. Даже наоборот.

Для президента Порошенко и его команды на Украине не существует никакой проблемы с национальной идентичностью, никакого сепаратистского движения. Восточная часть страны попросту оказалась в руках «террористов», которые работают на «российских захватчиков». Любой прямой контакт с властями самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик под строгим запретом.

Следует понимать, что для Киева проведение местных выборов на этих территориях и реформа украинской конституции для передачи им определенной политической автономии (как предусмотрено по Минским соглашениям) были бы равнозначны узакониванию иностранной власти на территории страны.

Иная военно-политическая данность

Минские соглашения больше не соответствуют современной военно-политической действительности. Украинские вооруженные силы были реорганизованы, усилены и модернизированы, в том числе при содействии консультантов из НАТО (прежде всего, англичан и американцев). У них появились новые возможности и уверенность в своих силах.

Кроме того, отсутствию у властей энтузиазма по поводу договоренностей способствуют разногласия среди западных стран (в том числе и среди членов ЕС) по поводу отношений с Москвой.

Хотя Франция, Италия и Германия предлагают в случае подвижек со стороны России в реализации соглашений смягчить введенные против нее санкции (причиной тому стали аннексия Крыма в марте 2014 года и поддержка донбасских сепаратистов), другие страны вроде США, Великобритании и Польши настаивают на их сохранении и даже усилении, пока Москва не вернет Киеву пограничный контроль.

В силу европейского консенсуса и атлантической солидарности Франции и Германии не удалось поставить выполнение Украиной обязательств по соглашениям условием западной политической и финансовой поддержки. Так, зачем тогда хоть что-то предпринимать? Украинскому правительству достаточно формально принимать требования на саммитах и дипломатических встречах… а потом ничего не делать.

Тем более что перед ними открываются другие политические пространства. Посчитав, что Париж и Берлин ведут себя недостаточно жестко с Москвой в рамках «нормандской четверки», Киев более или менее открыто настаивает на привлечении к переговорам американцев. Речь заходит о «женевском формате» в продолжение организованной в апреле 2014 года (то есть, в начале кризиса) встречи с участием США.

В ожидании гипотетической смены формата ведется работа. На прошлой неделе министр обороны США Эштон Картер назначил отставного генерала Джона Абизаида (John Abizaid) советником своего украинского коллеги Степана Полторака. В частности он будет заниматься вопросами взаимодействия украинских сил с НАТО.

В мае же в Киеве приземлился и другой видный деятель НАТО: бывший генсек альянса (2009-2014) Андерс Фог Расмуссен стал советником президента Петра Порошенко…

Хотя ряд европейских политиков возмущаются (пусть и не слишком активно) недавним трудоустройством бывшего главы Еврокомиссии Жозе Мануэла Баррозу в банке Goldman Sachs (для анализа воздействия Брексита на финансовую деятельность), ни у кого не находится и слова против назначения человека, который на протяжение стольких лет имел доступ к самой чувствительной информации и разведданным 28 членов альянса. Получается, в сфере обороны и безопасности конфликтов интересов не существует?

На недавнем саммите НАТО в Варшаве Киеву было указано на невозможность его вступления в организацию в обозримом будущем, однако подписанные Украиной программы оборонного сотрудничества с альянсом и США говорят об обратном. По признанию самого украинского лидера, его страна вышла на «беспрецедентный» уровень сотрудничества с государствами блока. Кроме того, «нашей стратегической задачей остается вступление в НАТО».

Стоит ли напоминать, что как раз таки перспектива появления в Севастополе американских военных судов по соседству с кораблями Черноморского флота и американских танков у 1200-километровой российско-украинской границы подтолкнула Москву к аннексии Крыма и стала причиной войны в Донбассе?

Для Кремля сепаратистские республики важны тем (не считая создаваемых ими препятствий для реформ страны, поскольку война висит тяжелым грузом на истощенных финансах киевских властей), что предотвращают расширение НАТО к российским границам. Либо они получат некую автономию с правом голоса (политическим вето) насчет вступления Украины в Альянс, либо останутся в состоянии вялотекущей войны, чтобы тем самым отвратить НАТО от принятия страны и отпугнуть иностранных инвесторов. «Мы защитим вас, мы вас любим»

Пусть даже, как говорит Жан-Марк Эро, у нас нет плана «Б» на замену Минским соглашениям, на Украине возможна иная политика. Политика независимости и национального единства, которая на первых порах не требует ни выборов, ни конституционной реформы.

Украинцам не нужно выбирать между востоком и западом. В силу своей истории и географии они принадлежат к ним обоим, являются и тем, и другим.

Нынешней киевской власти следовало бы не рассматривать себя, как аванпост Запада на границе с Россией, а сделать упор на этой двойной принадлежности, которая ощущается подавляющим большинством жителей страны от Львова до Харькова.

Вместо переименования городов, улиц и школ или продвижения употребления в стране украинского и английского, Петру Порошенко нужно было бы начать с ежедневного дружеского обращения к согражданам с востока Украины:

«Мы признаем ваши особенности в языке и культуре, уважаем их. Эти отличия и разнообразие помогут нам построить вместе прекрасную страну, великую, независимую и европейскую Украину, которой больше не придется ориентироваться в политике на Москву или Вашингтон.

Если мы хотим избежать раскола, Украина должна стать мостом между русским миром и Западной Европой. Мы признаем русский национальным языком (большинство украинцев, кстати, с этим согласны, если так получится остановить войну, — прим. le Figaro) в равной степени с украинским и гарантируем его употребление. Мы вас защитим. Мы вас любим».

Чтобы убедиться в этом, достаточно просто спросить: большинство жителей подконтрольных сепаратистам регионов Донбасса считают себя украинцами. Однако они не доверяют правительству, которое под предлогом борьбы с наследием коммунизма в стране во многих случаях пытается ее дерусифицировать. А это означает отрицание их культуры. Если Киев проявит к ним заслуженное внимание и перестанет относиться к ним, как к гражданам второго сорта (местная элита зачастую насмехается над рабочим населением Донбасса, прим. le Figaro), их видимая (и вынужденная) поддержка властей сепаратистских республик окажется под вопросом. К тому же, большинство не строит иллюзий насчет лидерских и управленческих качеств самопровозглашенных правительств. Люди в них просто не верят.

Наконец, такая политика существенно осложнила бы задачу Москвы, которая поставила перед собой целью защиту русскоязычного населения в соседних странах. И стала бы для Кремля великолепным уроком демократии.

источник: Le Figaro, Франция, перевод: ИноСМИ

Рекомендуємо прочитати

В центре Москвы задержаны более 500 участников несанкционированной акции

-В Москве на акциях против коррупции задержано более 500 человек....

Це може бути цікавим

Президент Литвы назвала Россию "самой большой угрозой" для Европы

Политика, проводимая российским правительством, представляет угрозу для Балтийского региона и для всей Европы в целом....

загрузка...

Схожі публікації

Дивіться, що пишуть

Геращенко: Российская пропаганда пытается замести следы причастности российских спецслужб к убийству Вороненкова

Российская пропаганда пытается замести следы причастности российских спецслужб к убийству Вороненкова....