— Полагаю, что да. Гибридная война может принимать любые формы: пропаганды, вооруженной борьбы, экономического терроризма, вызывать нестабильность, торговлю людьми, разжигать ненависть… Холодная война была связана с балансом сил. Нынешний конфликт затрагивает всех. Это очень опасная война. — Как бы Вы описали Владимира Путина? — [Смеется] Лучше его попросите, чтобы он сам себя описал. Я вижу Россию, которая не заботится о том, чтобы следовать правилам. И это проблема для всего международного сообщества. — А что Вы можете сказать о своем российском коллеге Сергее Лаврове? — Проблема не в Лаврове или ком-то еще. Нет смысла переходить на личности. Вся система сходится в одной фигуре. — Когда в последний раз Вы встречались с Лавровым? — Мы обсуждали вопрос политических заключенных, но это было давно. Я могу вам сказать, что с 2014 года у нас прошло 12 министерских встреч. — Вы хорошо ладите? — Речь идет не о наших отношениях, но об официальных позициях и российской агрессии против Украины. — В случае Крыма одним из решений могло быть создание своего рода автономной республики? — Единственным решением является возвращение Крыма. Здесь не о чем даже говорить. — Солидарность Европейского союза с Украиной может ослабнуть? — Ни в коем случае. — Насчет санкций в отношении России, словацкий премьер-министр Роберт Фицо (Robert Fico) написал в Facebook: «Пришло время рационально подойти к вопросу и признать, что они [санкции] наносят вред как ЕС, так и России». — В случае выполнения Россией минских договоренностей я бы первый выступил в поддержку изменения санкций. Во всяком случае, официальная позиция Словакии ясна. Словакия поддерживает санкции и даже на прошлой неделе выступила в поддержку их продления. — Вас не беспокоит, что в среде европейских лидеров звучат подобные заявления — о необходимости снятия или смягчения режима санкций? — Он говорил не об этом, но о том, что на данную проблему нужно обратить внимание. Я еще раз повторю, что позиция Словакии предельно ясна. Санкции являются инструментом гарантии соблюдения минских соглашений. Колебания в отношении санкций могут ослабить позицию ЕС. — Вы сказали, что Европа нуждается в сильных лидерах, чтобы иметь дело, например, с Россией. Сейчас у Европы есть такие руководители? — По моему мнению, сегодня Европа располагает целым рядом сильных лидеров. Не буду конкретизировать. С моей стороны это было бы некорректно. На мой взгляд, Европа нуждается в постоянном сильном руководстве, чтобы уберечь себя от распада. — Позвольте предложить Вам следующий сценарий: на мирных переговорах по Сирии Россия соглашается прекратить поддержку Асада в обмен на снятие санкций. Кажется ли он Вам правдоподобным? — Россия с удовольствием согласится на любую деловую сделку. Она рассматривает нестабильность как ходовый товар, любит делать бизнес на нестабильности. Но вести переговоры и заключать соглашения с Владимиром Путиным очень опасно. — Украинцы составляют третью по величине иностранную общину в Португалии. Что Вам известно об интеграции ваших соотечественников? — Я бы сказал, что речь идет не столько об иностранной общине, но о многих тысячах украинцев, которые полностью интегрированы в общество, говорят на португальском почти без акцента и с уважением относятся к португальской культуре. Для живущих здесь украинцев Португалия стала вторым домом. — Что привело Вас в Португалию? — Этот визит планировался уже давно. 16 сентября мы подпишем дорожную карту двусторонних отношений, которая охватывает целый ряд областей: политическую, экономическую, гуманитарную. С другой стороны, необходимо продемонстрировать нашу признательность Португалии за постоянную поддержку, которую мы получаем в вопросе территориальной целостности Украины.