«Реально «Единую Россию» поддержали 15% избирателей»

«Реально «Единую Россию» поддержали 15% избирателей»

Физик Сергей Шпилькин объясняет, как аномальные скачки явки выдают фальсификаторов на прошедших выборах.

Вбросы и «карусели» на выборах можно доказать математически — впервые об этом рассказал физик Сергей Шпилькин в 2011 году. Тогда далекие от математики граждане впервые узнали о «кривой Гаусса» — графике, который показывает нормальное распределение вероятностей, в данном случае — распределение явки по избирательным участкам. И в 2011-м, и в этом году сначала специалисты, а затем и все остальные заметили ненормально большое количество участков с очень высокой явкой, причем именно на этих участках больше всего голосов подано за «Единую Россию».

Сергей Шпилькин, физик и лауреат премии «ПолитПросвет», считает, что это — однозначный признак фальсификаций, а не случайность. В интервью «Новой газете» он объясняет, что не менее 45% голосов за «Единую Россию» были фальсифицированы, явка была искусственно увеличена на 11%, а Москва и Петербург, показавшие самую низкую явку, — упустили возможность изменить ход выборов.

— Как колебания явки показывают наличие возможных фальсификаций?

— Российское общество весьма однородно: оно находится в однородном информационном поле, созданном телевизором, и мало различается по воспитанию и образованию. У нас нет особого расслоения на страты, которые могли бы вести себя политически по-разному. Исключение — условный «московский образованный класс» — это довольно узкая прослойка, которая в разной степени представлена в Москве, Санкт-Петербурге и некоторых других городах. Даже самые бедные городские районы от среднебогатых отличаются не настолько сильно, чтобы это было заметно на голосовании, — гетто у нас нет. Можно выделить только несколько участков, где люди голосуют совсем иначе, чем в других местах, например, Главное здание МГУ или жилой комплекс «Гранд-Парк» на Полежаевской, где в 2012 году было самое большое количество голосов за Прохорова. Поэтому явка колеблется в не слишком больших пределах. Даже между городскими и сельскими округами в пределах одной области различия небольшие.

Что происходит, когда мы хотим выборы подделать, сдвинуть результат в пользу какого-то кандидата? Я могу просто добавить голоса в его пользу, например, привести людей и сказать им голосовать за него — но сложно проверить, как они поступят на самом деле. Могу просто потребовать от избирательной комиссии подделать цифры. Отнять голоса от одного кандидата в пользу другого, но это самый редкий способ. А самый простой — накидать в урну пачку бюллетеней. При этом растет явка: чем больше добавляешь бюллетеней, тем больше она растет. И на таких участках мы видим очень большое число голосов за одного кандидата и немного — за оппозицию. В отсутствие вбросов соотношение голосов более или менее постоянное, а если мы накидываем лишние бюллетени, растут цифры одной партии, в данном случае — за «Единую Россию».

— Что происходило с явкой на этих выборах?

— Я разбиваю все участки по явке, смотрю, сколько в каждом интервале подано голосов за каждого кандидата, рисую гистограммы.

Мы видим характерную картину: пик количества участков с явкой 36%, дальше провал, потом опять рост.

Это значит, что максимальное количество голосов было подано на участках, где проголосовало в среднем 36% избирателей, то есть от 25 до 40%. Скорее всего, на этих УИКах все было нормально. А то, что выбивается за эти пределы, выглядит ровно так, как будто просто добавили голосов за «Единую Россию». Когда люди голосуют, числа получаются случайными, кривая распределения плавная.

Когда я начинаю двигать цифры на целых участках, у меня вместо плавного распределения получается пилообразная фигура — в 2011 году ее называли «бородой Чурова». Подозрительны участки с явкой 50%, 65%, 75%: случайно такие красивые цифры практически никогда не получаются.

Если на участке явка 95% — это, скорее всего, фальсификат, так в большом городе не бывает. Фальсификации происходят на этапах от голосования до внесения в систему «ГАС-Выборы».


По горизонтали — процент явки на избирательных участках, по вертикали — количество голосов, поданных на этих участках. Аномально большое количество голосов только за «Единую Россию» на участках с высокой явкой — явный признак фальсификаций, считает Сергей Шпилькин

— В каких регионах больше всего аномалий с явкой?

— Татарстан, Башкортостан, республики Северного Кавказа, кроме Адыгеи, всеми любимая Саратовская область, Белгородская, Брянская. Там больше всего участков с аномально высокой явкой, и на них высокие результаты ЕР. Как правило, на Северо-Западе и к северу от Москвы это происходит редко, в Сибири плохо дела обстоят только в Якутии, Кемеровской и Тюменской областях, иногда в Омской. Воронежская в этот раз отличилась: там огромное количество участков с явкой 80—100%. На мой взгляд, в Крыму и Севастополе считали честно (о том, как проходили выборы в Крыму — читайте вматериале «Новой газеты»). Там высокая явка, но распределение вполне городское, очень похожее на Москву.


Максимальное количество голосов за «Единую Россию» подано на участках с явкой, близкой к 100%, которая в нормальных условиях встречается очень редко

— А не может скачок явки быть естественным: просто больше людей сами пришли и проголосовали?

— Тогда сдвинулся бы весь график, как случилось в Кировской и Курской областях, но не его части: он просто поднялся бы целиком.

— Ситуация похожа на 2011 год?

— На сайте ЦИК есть данные о выборах с 1999 года. И чем глубже мы копаем в прошлое, тем больше распределение голосов на выборах похоже на колоколообразную кривую, которую называют «кривой Гаусса» — то есть нормальное распределение.

Начиная с 1999 и до 2005 года на всех выборах во всех московских районах явка отклоняется от средней городской не более чем на 5%.

А в 2008 году московскому правительству, видно, очень нужно было показать лояльность Дмитрию Медведеву, и мы получили большой разброс явки даже на соседних участках. Потом это повторилось в 2009 году на выборах в Мосгордуму, когда на участке, на котором голосовал Митрохин, не оказалось ни единого голоса за «Яблоко». Потом скандал произошел в 2011 году

на думских выборах, когда, например, в Раменках в одном и том же жилом комплексе одна половина дала 28% за «Единую Россию», а другая — 58%. Случился скандал, протесты и все прочее, и в 2012 году эту машинку фальсификаций в Москве резко прикрутили, а распределение явки вернулось к нормальному. Нормальным оно было и на выборах мэра Москвы в 2013 году.

Я предполагал, что эти выборы пройдут либо по сценарию 2003 года (самые честные выборы, о которых у нас есть данные), или по сценарию 2011 года (самые нечестные).

Из имеющихся возможностей была выбрана худшая. То есть она не была выбрана, а просто машина уже запущена и так работает, а чтобы это остановить, нужно было долго бить ее по рукам.

В целом очень похоже на 2011 год, только более низкая явка и более высокий результат за ЕР. И, в отличие от 2011 года, полное отсутствие новых лиц в списке победителей — тогда появилась «Справедливая Россия». Важный момент — как выступила ЛДПР. По стране она идет ноздря в ноздрю с КПРФ, в половине регионов даже опережает, а в Забайкальском крае почти догоняет ЕР. То, что были фальсификации в пользу ЛДПР, маловероятно: безумно похожее распределение голосов за КПРФ и за ЛДПР. То есть либо кто-то очень искусно подделывал обеих, либо так и было на самом деле.


Фото: Эльвина Левина / Facebook

— Особенно низкой явка была в Москве и Санкт-Петербурге (35,2% и 32,7%) — насколько это важно?

— В Москве лет 10 назад явка была 56%. То есть сейчас один голос москвича мог решить вдвое больше, и даже небольшое количество сторонников демократов могли бы провести в Думу своего кандидата. Сейчас 10% бюджетников и пенсионеров — это достаточный ресурс, чтобы провести кого угодно, при такой явке они решают всё. Известно, что Навальному не хватило 35 тысяч голосов до второго тура: пришло бы больше народу, был бы второй тур. Так что,

возможно, большие города упустили некоторые шансы.

— Какими могут быть реальные результаты выборов на основании ваших расчетов?

— За «Единую Россию» подано 28 миллионов голосов, из них, по моим расчетам, примерно 12 миллионов добавлено — это значит, 45% голосов за ЕР — фальсификат, и это примерно 11% всех избирателей. Значит, вместо официальной явки 47,8% получаем 36,5%. Вместо 54% за «Единую Россию» — 40%. С политической точки зрения это довольно важный результат: получается, партию поддержали 15% от общего числа избирателей. И с этими 15% реальными и 27% официальными им нужно будет как-то жить.

источник: Новая газета



загрузка...

Читайте також

Коментарі