Информация — мощное оружие в новой холодной войне

Информация — мощное оружие в новой холодной войне

Когда в прошлом месяце главный редактор новостного агентства Bloomberg спросил Путина о причастности России к взлому электронной почты Национального комитета Демократической партии, Владимир Путин привел в ответ ничего не опровергающее опровержение. По сути, его ответ сводился к следующему: кто бы ни осуществил эту хакерскую атаку, они сделали хорошее дело. Подобный ответ лишь усугубил возбуждение, вызванное первоначальными обвинениями России в том, что это она стояла за действиями хакерской группировки Fancy Bears. Опасения относительно того, что Россия манипулирует выборами в самой мощной демократии в мире, распространяются по всем Соединенным Штатам.

Добраться до истинных исполнителей хакерских атак, как известно, весьма непросто. Но если смотреть с точки зрения Кремля, то хакеры выполняют ценную общественную функцию и раскрывают секреты — не для иностранной разведывательной службы, а для западного общественного мнения. Политическая сила подобных разоблачений впервые была продемонстрирована организацией «Викиликс», когда были взломаны секретные американские дипломатические депеши. Произведенный эффект был значительно усилен файлами Сноудена, в которых, среди прочего, содержались данные о том, что Соединенные Штаты ведут слежку за западными лидерами.

Информационная война, наряду с геоэкономикой (санкции и контрсанкции), стала одним из важнейших полей сражений в новой конфронтации между Россией и Западом.

Некоторые примеры выглядят как прямые ответные действия. Предание гласности данных относительно того, что руководство Национального комитета Демократической партии тайно поддерживало одного кандидата против другого и подтасовывало для этого результаты первичных выборов, представляется ответом на обличительные речи Хиллари Клинтон по поводу далеко не безупречных парламентских выборов в самой России в декабре 2011 года.

Опубликованные медицинские файлы Всемирного антидопингового агентства свидетельствуют о том, что американские олимпийские чемпионы, на самом деле, принимали запрещенные препараты, тогда как российские спортсмены в массовом порядки были отстранены от участия в Олимпийских Играх в Рио.

Однако все это лишь вершина айсберга. Может показаться, что Россия пытается только свести счеты и представить самих своих обвинителей виновными в тех же преступлениях, которые они приписывают Москве. Однако существует большое отличие. Российская общественная жизнь пропитана цинизмом. Президент страны является царем. Выборы призваны подтвердить положение находящихся у власти правителей, а не сменить их. «Сначала ты попади в Кремль, а потом я буду за тебя голосовать». Люди богатеют не перед тем, как поступить на государственную службу, и не после нее — они накапливают капиталы в то время, когда находятся во власти. Закон есть инструмент в руках высокопоставленных и влиятельных чиновников. Подобный цинизм имеет свои пределы, и традиционное терпение российского народа может неожиданным образом иссякнуть, однако уровень его терпимости, как известно, является высоким. В отличие от этого западные политические системы привыкли к весьма значительному количеству лицемерия. Это можно назвать политической корректностью, ценностями, или идеологией — в любом случае западные общества более уязвимы в случае разоблачений правонарушений или злоупотреблений, которые являются не единичными, а системными, — особенно если речь идет о демократии.

Одно дело сказать российским людям о том, что их голоса были украдены, и совершенно другое дело для американского электората поверить — на что и намекает Трамп — в то, что результаты президентских выборов могут быть подтасованы. И демократия вновь становится обсуждаемым вопросом во всех странах Европейского Союза и в Америке.

Путин, несомненно, видит постоянно увеличивающийся разрыв между западными элитами и их недовольными соотечественниками, которые оказались на обочине процесса глобализации и неограниченного делания денег, который — что еще хуже — называют «прискорбным». Он также замечает, что триумф демократии над коммунизмом, произошедший три десятилетия назад, привел к тому, что политические системы Европы и Америки, по сути, отказываются от любого значимого соревнования внутри существующих систем.

С учетом растущего неравенства это приводит лишь к инакомыслию и вызовам, которые формируются за рамками существующих систем и которые направлены против них. Как человек, вовлеченный сегодня в борьбу против американского политического истеблишмента, он внимательно следит за состоянием своих противников и делает соответствующие выводы.

Один из выводов, который его, возможно, удивил, состоит в том, что он имеет возможность манипулировать не только европейскими политиками, но и американскими выборами, а также самостоятельно бросить глобальный вызов существующему либеральному демократическому порядку. В настоящее время паранойя по поводу Путина намного превысила обычный вариант разыгрывания «российской карты» против оппонентов. Она свидетельствует о той степени неуверенности среди правящей элиты западного мира, которую нельзя было даже себе представить всего несколько лет назад. Эта неуверенность не обязательно выгодна для России, поскольку риски имеют тенденцию к росту, но она, несомненно, может быть использована и будет использоваться в ведущейся битве великих держав.

Немало уроков следует извлечь из кончины Советского Союза, произошедшей четверть века назад. Один из них состоит в том, что имперское высокомерие, в конечном счете, наказуемо, а другой — в том, что попытки привнести предположительно передовую политическую систему в неподготовленную для этого нацию обычно заканчиваются провалом, а еще в том, что элиты, слишком далеко отрывающиеся от своего общества, сталкиваются с реальностью тогда, когда уже слишком поздно.

Современные западные нации не похожи на СССР, однако их лидерам, возможно, будет интересно узнать, что советскую систему, в конечно счете, погубили не звездные войны Рейгана и даже не дефицит товаров в магазинах — люди в той части мира испытывали и не такие сложности. Советская система, на самом деле, была разрушена в результате потери обществом веры в существовавшую в стране политическую систему. Поэтому исправляйте ситуацию или остерегайтесь разоблачений.

Дмитрий Тренин является директором московского Карнеги-центра.



загрузка...

Читайте також

Коментарі