Новая угроза Швеции со стороны России держится в тайне

Новая угроза Швеции со стороны России держится в тайне

Швеция получила информацию о росте угрозы со стороны России. Эти сверхсекретные данные и стали причиной возобновления военного присутствия на острове Готланд, приказ о котором был отдан на прошлой неделе.

Сегодня Dagens Nyheter сообщает о совершенно новых данных касательно российской угрозы в адрес Швеции. Источники, имеющие доступ к данным разведки и осведомленные об уровне шведской боеготовности заявили газете о росте опасности. Речь идет об угрозе Швеции со стороны России.

Характер и содержание угрозы классифицируются как сверхсекретная информация, имеющая «особое значение для безопасности государства». Это означает, что раскрывать содержание новых данных нельзя без соответствующего распоряжения правительства. Источники DN в администрации правительства знают, что угроза возросла, но им неизвестно, о чем именно идет речь.

В последние месяцы угроза в адрес Швеции стала предметом общественных дебатов. Вице-президент США Джо Байден (Joe Biden) посетил Швецию 25 августа и заявил прессе: «Никто не должен забывать — ни Путин, ни кто-либо другой — что это неприкосновенная территория. Точка. Точка. Точка». Теперь у разведки появились новые данные, но нам, гражданам, об этом не говорят.

В начале сентября и верховный главнокомандующий Микаэль Бюден (Micael Bydén), и министр обороны Петер Хультквист (Peter Hultqvist) заговорили об ухудшении положения в сфере безопасности.

Одновременно руководство шведской армии провело несколько внезапных проверок боеготовности. Армейские силы быстрого реагирования, а именно оперативный резерв Скараборгского полка P4, были отправлены на Готланд для такой проверки. В прошлую среду, 14 сентября, верховный главнокомандующий отдал приказ оставить одну роту на острове, чтобы обеспечить постоянное военное присутствие.

DN обратилась за комментарием к министру обороны Петеру Хультквисту, но он отказался высказываться по поводу роста напряженности.

Один из ведущих специалистов Швеции по угрозам подобного типа — профессор Лундского университета Вильхельм Агрелль (Wilhelm Agrell), эксперт по анализу разведданных.

«В имеющейся у разведки картине происходящего что-то изменилось. Нам, гражданам, неизвестно, что именно, но мы наблюдаем последствия. Быстрое размещение подразделений на Готланде — исключительная ситуация», — говорит Агрелль.

Даже во время многочисленных кризисов холодной войны Швеция наращивала оборону медленно и осторожно. Но сейчас страна показала, что может быстро переходить от слов к делу.

На следующий день после приказа верховного главнокомандующего правительство решило ускорить передислокацию частей боевых групп, предназначенных для Готланда по решению 2015 года. Как напоминает Вильхельм Агрелль, прежде правительство объявляло, что подразделения будут готовы расположиться на Готланде лишь в 2018 году.

«Таким образом они создали временное окно в несколько лет, и им могли бы воспользоваться некие силы, действующие по типу восстания. Но теперь решение оставить на острове роту, которую вскоре сменит другая группа военных, закрыло это окно».

Рост угрозы отображается и в выборе слов представителей шведского командования. В январе прежний глава армии генерал-майор Андерс Брэннстрём (Anders Brännström) писал, что «мы в течение нескольких лет можем оказаться втянуты в войну».

Начальник штаба генерал-лейтенант Деннис Юлленспорре (Dennis Gyllensporre) тогда возразил Брэннстрёму и заявил, что «министерство обороны не видит прямой угрозы агрессии против Швеции. Угрозу военного удара никогда нельзя исключать, но она крайне маловероятна».

Но когда верховный главнокомандующий Микаэль Бюден в среду отдавал приказ учредить постоянное военное присутствие на Готланде, он выразился так: «Вероятность изолированного военного удара по-прежнему не слишком велика». В четверг главнокомандующий посетил подразделения на Готланде, и DN задала ему вопрос, как угроза, в январе бывшая «крайне маловероятной», теперь стала «не слишком велика».

«Значит, произошел сдвиг. Мое мнение — угроза невелика, и я придерживаюсь этой формулировки. Ситуация в сфере безопасности со временем изменилась, она обострилась», — ответил Микаэль Бюден.

По мнению Вильхельма Агрелля, переход от «крайне маловероятной» к «не слишком большой» угрозе — это важный знак. Ведь долгое время политики и военные руководители Швеции говорили о «маловероятности» изолированного военного удара.

«„Маловероятность“ — это крайне низкий риск, несколько процентов. Если что-то „маловероятно“, то это значит, что оно, возможно, никогда не произойдет, но может и произойти с 15-процентной вероятностью. Многие считали, что захват Крыма и вторжение на Украину крайне маловероятны, но это случилось».

Когда дело касается серьезных вопросов безопасности, правительство иногда информирует и глав политических партий. DN спросила лидера Либералов Яна Бьёрклунда (Jan Björklund), что он думает о новой российской угрозе. Бьёрклунд ответил, что предпочел бы воздержаться от комментариев. О словах верховного главнокомандующего он высказался следующим образом:

«По-моему, это корректировка картины угроз. Здесь нет никакой тайны. Все видят, как Россия себя ведет, какие слова выбирает, где размещает войска и проводит учения, видят ее агрессию, действия на Украине, аннексию Крыма. Так что сегодняшняя картина изменилась по сравнению с той, какая была несколько лет назад. Что касается нас, то мы еще после обнародования военной стратегии в 2015 году считали, что защиты недостаточно».

Военное присутствие на Готланде

14 сентября министерство обороны решило разместить вооруженные силы на Готланде на постоянной основе.

Причиной стало «снижение уровня безопасности» в регионе. Решение основывается на последних военно-стратегических выводах, в том числе и о необходимости уделять больше внимания национальной обороне.

Постоянная боевая группа будет составлена к 2017 году, что на полгода раньше срока, установленного в прежнем плане.

источник: Dagens Nyheter, Швеция, перевод: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі