Россияне убегают со скоростью пассажирского самолета

Россияне убегают со скоростью пассажирского самолета

Но есть зона «русского мира», где он получает полный комфорт и даже – расцвет. Как это не странно, но такие места имеют отнюдь не русские названия. Сегодня это Ницца, Антиб, Монакко, Лондон, Гонконг в конце концов, а воплощением прошлого русского мира является кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Не только оно, конечно, но оно – в первую очередь. Самые талантливые и знаменитые русские инстинктивно стремились подальше от исконности и духовности. Причем, это было как при совке, так и до него, а уж тем более – после него.

То, что выстроено на родине, у этих русских вызывало широкую палитру чувств — от страха, до омерзения. Широкая русская душа находила уют, комфорт и вдохновение в тысячах километров от ближайшей границы России. Причем, чем дальше от нее, тем более выдающихся успехов достигали бывшие русские.

И тут возникает парадоксальная ситуация. Описывая исторические события России постпетровского периода, русскими называют людей, не имеющими ни капли местной крови. Шотландцы, немцы, французы, голландцы, которые и стали ядром науки, искусства и даже самой государственности России. Более того – авторами самого названия «Россия» и концепции необходимости изменения азиатской вывески «Московия» на европейскую «Россия», были иностранцы. Ту историю, которую сейчас используют как основу в России, написал тоже не русский, а наследник вельмож бывшего ордынского хана Кара Мурза или Карамзин.



загрузка...

Читайте також

Коментарі