При экспансии российского влияния вера сочетается с огневой мощью

При экспансии российского влияния вера сочетается с огневой мощью

Новый православный собор, который строится в Париже, расположен настолько близко к объектам, где могут чем-то поживиться шпионы, что, когда Москва предложила возвести там «духовно-культурный центр», французские спецслужбы забеспокоились, утверждает корреспондент The New York Times Эндрю Хиггинс. Но, по мнению газеты, главная функция центра — в том, что в сердце Парижа и секулярной Французской Республики он демонстрирует мощь России как религиозной державы.

«Для проекции своей власти в соседних Украине и Грузии Россия предпочла такое оружие, как танки и артиллерия, но Путин также мобилизовал веру, чтобы она помогала расширить охват и влияние его страны. РПЦ, ярый враг гомосексуальности и любых попыток поставить права личности выше прав семьи, общины или нации, содействует проецированию образа России как природной союзницы всех, кто тоскует по более безопасному иллиберальному миру», — пишет издание.

По словам автора, религия стала особенно мощным инструментом в бывших республиках СССР вроде Молдавии.

РПЦ также идет в авангарде попыток пробиться во Францию и другие непреклонно секулярные страны ЕС, считает автор. Самое заметное проявление — вышеупомянутый духовно-культурный центр в Париже.

Но в Ницце натиск РПЦ «приобрел еще более агрессивный оборот», как формулирует газета. «В феврале она попыталась захватить там частное православное кладбище. Это очередной эпизод длительной кампании, направленной на завладение церковной недвижимостью, которая контролируется соперниками религиозной иерархии Москвы», — говорится в статье.

«Они продвигают пешек здесь и везде; хотят продемонстрировать, что есть только одна Россия — Россия Путина», — говорит Алексис Оболенский, вице-президент Association Cultuelle Orthodoxe Russe de Nice. «Это группа французских верующих, среди которых много потомков русских белоэмигрантов», — поясняет издание.

Они не хотят иметь ничего общего с Московским Патриархатом РПЦ. Ассоциация подчиняется Вселенскому патриарху Константинопольскому. «После долгой тяжбы с Москвой ассоциация, в которой состоит Оболенский, в 2013 году утратила контроль над православным собором Св. Николая в Ницце, и он перешел под власть Московского Патриархата, который назначил в этот храм своих священников и сплотил верующих вокруг проектов по «разморозке» французско-российских отношений», — говорится в статье.

«Когда в феврале клирики российской церкви и их французские сторонники-миряне ворвались на православное кладбище в Ницце и объявили его российской собственностью, союзники Оболенского вывесили на его железных воротах транспарант: «Руки прочь, господин Путин. Мы не в Крыму и не на Украине. Позвольте нашим мертвым покоиться с миром», — пишет издание.

По мнению издания, шаги Москвы — элемент более широких претензий Кремля на роль законного наследника и владыки «Святой Руси», а также поборника традиционных ценностей.

В авангарде антиевропейского движения в Молдавии стоит Маркелл Михэеску, епископ Бельцкий, назначенный на свой пост московским патриархом.

Он назвал новые биометрические паспорта, на выдаче которых настаивает ЕС, «сатанинскими», а также пытался сорвать принятие законов против дискриминации гомосексуалистов на работе.

«Голос церкви и голос российских политиков (не всех, но подавляющего большинства) — это одно и то же. Для меня Россия — хранительница христианских ценностей», — сказал Михэеску в интервью.

«В Западной Европе Россия и православная церковь тоже с удовольствием взялись протестовать против прав гомосексуалистов», — пишет газета.

Парижский институт демократии и сотрудничества поддержал противников французского закона, который разрешает однополые браки.

В Ницце посол РФ, священники, официальные лица из Москвы и французские высокопоставленные лица в июне участвовали в званом ужине в честь возврата местного собора Московскому Патриархату.

Владимир Якунин, выступая на ужине, объявил собор «уголком русского мира». «Эту концепцию Москва использовала для оправдания своего военного вмешательства в интересах русскоязычных повстанцев на Восточной Украине», — говорится в статье.

По данным издания, администрация Ниццы поддерживает Путина. «Она даже приветствовала аннексию Крыма», — утверждает автор.

Настоятель собора в Ницце Андрей Елисеев «отрицал обвинения своих противников из эмигрантских кругов, что он работает на российскую спецслужбу. По его словам, неприязнь к нему и Москве объясняется междоусобицей старинных аристократических семей», пишет автор.

Но Елисеев добавил, что служить государству — его долг, пояснив, что с начала XVIII века российская церковь — фактически государственное ведомство.

В феврале Москва обратила свое внимание на православное кладбище в Ницце.

«Французский инженер Кристиан Фризе, настроенный яро промосковски, вспоминает, что, следуя указаниям российского посольства в Париже, пошел на кладбище и быстро расшатал замок на железных воротах», — пишет газета. Фризе повесил табличку, извещающую, что кладбище — собственность РФ, и закрыл ворота на висячий замок.

«Позднее Оболенский и его сторонники сняли табличку, убрали замок, который повесил Фризе, и заменили его своим. Было достигнуто редкостное перемирие — договоренность, что у обеих сторон будут свои ключи», — пишет газета.

Источник: The New York Times, перевод: Инопресса



загрузка...

Читайте також

Коментарі