Европа охвачена страхом развала

Европа охвачена страхом развала

«Впервые за мой сознательный опыт европейского сотрудничества мне кажется, что проект может на самом деле провалиться», — пишет Франс Тиммерманс (Frans Timmermans), второй человек в Европейской комиссии, в своей книге «Братство». На прошедшем в начале сентября в Италии Форуме Амброзетти нидерландский социал-демократ несколько смягчил свое заявление, однако факта это не меняет: Европейский Союз столкнулся с таким множеством кризисов, что может от них не оправиться.

«Европа под угрозой?— задается вопросом Энрико Летта (Enrico Letta), бывший итальянский премьер, а ныне сотрудник Парижского института политических исследований и президент Института Жака Делора. — Да. Причем все может быть еще хуже… Экономический кризис, миграционный кризис, терроризм, Брексит — все это подрывает саму идею европейского проекта. Ситуация беспрецедентная». Он рисует весьма мрачную картину: «Я очень боюсь, что мы так и останемся при статусе-кво, будем дожидаться результатов выборов в Германии и Франции и в конечном итоге потеряем Европу…»

Бессилие

Но может ли запланированный на 16 сентября неформальный саммит глав государств в Братиславе (первый после прошедшего 23 июня референдума о Брексите) починить заклинивший механизм и подтолкнуть европейцев к большей солидарности для решения проблем безопасности, миграции, безработицы и популизма? «Это станет первым шагом», — надеется Франс Тиммерманс.

«Наши лидеры, как в Брюсселе, так и в своих государствах, сосредотачивают все внимание на процедурах, а не задачах, чем формируют образ бессилия и беспомощности, в тот самый момент, когда Европе нужно продемонстрировать силу», — полагает аналитик Жан-Доминик Гильяни (Jean-Dominique Giuliani), президент Фонда Роберта Шумана. Он надеется увидеть в будущем больше совместных действий, несмотря на «смертельные яды» для единства Европы: речь идет о «маленьких частных клубах» вроде Вышеградской группы (Польша, Венгрия, Чехия, Словакия), которые могут объединять страны Южной Европы, лидеров социал-демократов, государства Северного моря…

«Как мне кажется, существует вероятность, что в Братиславе будут избегать потенциально спорных вопросов, чтобы тем самым прийти к консенсусу, хотя сейчас уже пришло время пойти на риск и напрямую обратиться к гражданам», — считает Энрико Летта (Enrico Letta). По мнению бывшего лидера итальянской Демократической партии, людям нужны конкретные свершения: «Проект Erasmus Pro для миллиона европейских студентов, европейские пограничники, настоящее сотрудничество в борьбе с терроризмом, четкая позиция по Брекситу с вето по всем моментам, которые могут угрожать нашим интересам. Хватит говорить, пора делать!» Он выступает за активную политику для восстановления доверия людей и сокращения безработицы при расширении инвестиций.

Негатив

Участвовавший в Форуме Амброзетти бывший президент Израиля Шимон Перес несколько смягчил позицию многих официальных лиц в Европе. В 2013 году он называл Европу «мечтой, которая завершилась чудом», а теперь говорит: «Не будьте столь пессимистичными».

По всей видимости, ему удалось убедить бывшего австрийского канцлера Вольфганга Шюсселя (Wolfgang Schüssel). «Меня удивляет, что столько людей поддались негативу, — заявил тот le Monde. — Понятие “кризис” используют слишком часто». По мнению бывшего лидера консервативной Австрийской народной партии, упомянутый Жаном-Клодом Юнкером «поликризис» на самом деле скрывает то, что «Европе сейчас лучше, чем пять лет назад»: «Половина глав больших предприятий делают ставку на подъем инвестиций в ближайшие годы, инновации продолжаются. Можно убедить людей в возможности вернуть доверие. Между государствами, между руководством и гражданами, между институтами».

Похожего мнения придерживается и Йерун Дейсселблум (Jeroen Dijsselbloem), министр финансов Нидерландов и глава Еврогруппы. Он рад, что ЕС удалось избежать развала еврозоны (одно из по-настоящему ощутимых его достижений) из-за кризиса в Греции. Однако он встревожен подъемом популизма. В его стране Герт Вилдерс (Geert Wilders) с Партией свободы хотят разрушить Европу, чтобы, по их словам, восстановить социальное государство. Как полагает Йерун Дейсселблум, для противодействия им нужно бороться с неравенством («один из главных факторов беспокойства»), обеспечить справедливость и равноправие. Между поколениями, между теми, кто выиграл от глобализации, и теми, кто что-то из-за нее потерял, между теми, кто пошел по пути интеграции, и теми, кто оказался в изоляции.

Смена курса

«Неравенство — вовсе не роковая неизбежность, — недавно отметил министр на семинаре в Брюсселе. — Потому что старение населения и миграция не вынуждают нас менять европейскую социальную модель. И потому что реализация реформ не означает разрушения социального государства».

Эти слова намекают на возможность смены курса, на которой настаивают некоторые, отмечая, что хотя ситуация в еврозоне все еще кажется тревожной, необходимо отказаться от жестких рамок бюджетных ограничений, тем более что пакт стабильности и экономического роста растерял остатки доверия (в политическом плане практически невозможно принять хоть какие-то меры против страны без правительства вроде Испании). Эти люди добиваются большей гибкости в госинвестициях, а также примирения рыночных и общественных интересов, чтобы придать Европе более человечный облик.

«Одна из причин неприятия более широкой интеграции общественным мнением заключается в том, что у нас не думали о таком примирении, — отмечает Марио Монти (Mario Monti), бывший глава итальянского правительства, руководитель экспертной группы, которая занимается средствами финансирования ЕС. — В той же Франции прочно закрепилось мнение, что прогресс рынка влечет за собой ограничения социальных прав».

«Механизм испорчен»

Но верит ли этот признанный эксперт по европейской политике в способность ЕС выбраться из колеи? «Я всегда считал, что Европа продвигалась вперед именно благодаря кризисам. Но в 2015 году я впервые выразил сомнения в том, что они еще могут принести нам пользу. Изменилось то, что сейчас механизм испорчен. Как мне кажется, кризисы больше не вырабатывают новой политической энергии, которая подталкивала бы нас к движению вперед».

В любом случае, сохранение социальной модели должно быть одной из главных задач на ближайшие годы. «История прошлого века говорит нам, что не принимать всерьез эти требования и стремления, значит принять риск, что это могут сделать радикальные политические силы», — пишут Тьерри Шопен (Thierry Chopin) и Жан-Франсуа Жаме (Jean-François Jamet) в статье «Будущее европейского проекта», которую опубликовал в понедельник Фонд Робера Шумана. По их мнению, европейский проект следует переосмыслить, чтобы защитить граждан от «эксцессов или же слабостей политических и экономических систем».

Как бы то ни было, Европа должна ставить перед собой стратегические цели, полагает Энрико Летта. На фоне миграционного кризиса, терроризма и дестабилизации соседних стран она не может ограничиваться одними осуждениями и ограничением ущерба. «Великобритания вышла из союза, потому что ЕС не захотел решать сирийский вопрос, — говорит он. — На мнение избирателей повлияла не иммиграция из Восточной Европы, а каждодневные кадры хаоса в Греции, на Лампедузе и в Кале».

источник: Le Monde, Франция, перевод: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі