Отец, сын и дух Путина —  культ личности в Чечне

Отец, сын и дух Путина —  культ личности в Чечне

За девять лет Рамзан Кадыров создал в своей Республике, входящей в состав Российской Федерации, настоящий культ личности. Без этого Россия была бы совершенно другой страной.

На исходе жаркий день в столице Чечни Грозном. Новый стадион «Колизей», находящийся в центре города, заполнили тысячи зрителей. Они пришли смотреть на пятичасовой марафон по боксу.

Похоже, городу следовало бы готовиться к выборам в Госдуму, которые будут проводиться 18 сентября, или к выборам президента Республики: Рамзан Кадыров руководит Республикой уже два срока и был назначен на эту должность президентом. Теперь ему предстоят первые в его жизни выборы.

Или, например, в Республике могли бы вспоминать двадцатилетие окончания первой чеченской войны.

Ну, и что же?

Спортивный праздник организован в честь 65-летия умершего в мае 2004 года отца президента Рамзана Кадырова — Ахмата Кадырова. При входе на стадион всем раздают белые майки с надписью «Ахмат Кадыров».

Седовласый, облаченный в синий костюм ведущий открывает вечер, прорычав в микрофон:

«Гррррррассаламуалайкум!»

Что происходит в Чечне?

Последний раз я был в Чечне, которая входит в состав России, 20 лет назад. Я уехал из столицы республики города Грозного 22 августа 1996 года, в тот самый день, когда мирный договор, означавший окончание чеченской войны, был подписан в городе Хасавюрте, который расположен в соседней Республике Дагестан.

Тогда я сделал фотографии тех мест, которые теперь, в августе 2016 года, снимаю еще раз. Перемены — разительные.

После Первой чеченской войны Россия вела еще и вторую войну против Чечни. Результатом стала военная победа, маленькая кавказская республика не стала независимой. Но цена победы была для России очень дорогой. Первую чеченскую войну решил начать президент России Борис Ельцин в декабре 1994 года. Ельцин поверил своим генералам, которые обещали легкую победу над свободолюбивыми чеченцами, во главе которых стоял президент Джохар Дудаев.

Вышло совсем иначе: война стала для России настоящим унижением. В августе 1996 года восставшие захватили большую часть Грозного. Линия фронта проходила по северной стороне улицы Победы в центре города.

Теперь эта улица носит имя Путина.

Мне казалось, что после окончания Первой чеченской войны Грозный лежал в руинах, но это был обман зрения: более половины зданий тогда уцелели.

Тогдашний премьер-министр Владимир Путин начал Вторую чеченскую войну в 1999 году, после нее город был разрушен полностью.

О поражении в войне не могло быть и речи, потому что для Путина это был вопрос престижа. Победа в чеченской войне стала предпосылкой рождения путинской России.

Первая чеченская война была очень непопулярна в России. В Чечне поддержку борцам за независимость выражало 80% населения. Во второй войне картина была прямо противоположной: в сентябре 1999 года напуганные терактами россияне всецело одобряли войну, которую вел Путин.

Трехлетний период фактической независимости между войнами вылился в полную анархию в Чечне. После этого независимость Республики перестала интересовать жителей. Многие просто стали уносить оттуда ноги.

По итогам первого поединка на стадионе «Колизей» рефери объявляет победу 18-летнего боксера из Голландии над узбекским спортсменом. Сотрудник службы безопасности сканирует каким-то электронным устройством блюда с фруктами в президентской ложе. Во время третьего поединка объявляют о приезде президента Рамзана Кадырова. Президент усаживается на место и следит за поединком, ведя бой с тенью.

К шестому поединку публика начинает разогреваться, потому что противником белоруса Максима Сподаренко выступает подающий надежды член спортивного клуба «Ахмат» Хасан Халиев.

«Хасан, Хасан!» — кричит за моей спиной десятилетний мальчишка. В конце третьего и последнего раунда белорус, который хорошо сражался до сих пор, совершенно теряет силы. Победитель Халиев идет поприветствовать президента, публика ликует.

Ахмад Кадыров был духовным отцом (муфтием), который перед началом второй войны перешел на сторону России. Он успел пробыть во главе Чечни, входящей в состав России, всего семь месяцев, до того как погиб от сработавшего взрывного устройства на стадионе в Грозном.

Путин назначил самого молодого министра Кадырова президентом в 2007 году, почти сразу же, как только его возраст позволил ему стать таковым. Разрушенный войной центр Грозного начали восстанавливать за два года до этого, но после назначения деньги из Москвы потекли потоком. Сейчас жители называют Грозный «маленьким Дубаем».

В начале нынешнего десятилетия Рамзана Кадырова стали критиковать в России за создание культа личности. Президент отреагировал на критику, заменив поклонение своей личности на прославление почившего отца.

Сейчас культ Ахмата Кадырова в Чечне похож на произведение постмодернизма. Турниры по боксу, исламская одежда, новые грандиозные мечети и президент, общающийся с гражданами в Instagram.

На плакатах, расклеенных по городу, изображено три человека: Путин и два Кадырова, отец и сын. Аэропорт и главная мечеть названы в честь Ахмата Кадырова, как и общество молодежи. Около правительственного здания расположен большой музей Ахмата Кадырова, который президент посещает утром в День рождения отца. Он прибывает на черном Мерседесе-600, который ведет сам в окружении черных машин сопровождения.

Президент стоит пару минут в реконструированной комнате отца. Когда он поворачивается, чтобы выйти, видно, что глаза его полны слез. В этот момент в 39-летнем мужчине сюрреализм соединяется с человечностью.

Для чего нужен этот культ? Вопрос лучше не задавать в Грозном, потому что любой ответ может создать проблемы отвечающему. Ситуация с правами человека в Чечне — очень сложная уже целых 20 лет, и никаких изменений в последнее время не произошло.

Глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров выступает во время торжественного заседания парламента Чеченской Республики

«Культ — это часть современной идеологии Чечни, которая представляет собой странную смесь путинизма и чеченского национализма», — говорит директор Северокавказского проекта Международной кризисной группы (ICG) Екатерина Сокирянская в интервью по Skype. В 2007-2008 годах Сокирянская была руководителем грозненского отделения правозащитного общества «Мемориал».

«Кадыров пытается балансировать между националистическими настроениями в Чечне и тем, что Чечня является частью России, — продолжает Сокирянская. — Это его стратегия выживания. Он использует лозунги своих противников — сепаратистов и националистов, лозунги своих предшественников и частично исламистские лозунги».

В семь часов вечера начинается прямая трансляция турнира по боксу государственным каналом «Матч».

В первом же рекламном ролике телеканала, который транслируется на экраны стадиона, рассказывают об истории Республики. Вся современная история Чечни быстро проходит перед глазами зрителей: во времена советской власти все было хорошо, потом мошенники на несколько лет захватили власть, и, в конце концов, Ахмат Кадыров стал «первым президентом», и нация начала заниматься спортом.

Кроме спорта, молодежь начала заниматься и другими делами. В период между войнами после убийства в 2006 году избранного президента Аслана Масхадова, сопротивление в Чечне объединилось вокруг исламистского движения «Кавказский эмират». Его руководитель был отравлен в 2013 году, после чего террористическая организация ИГИЛ (запрещенная в России — прим. пер.) начала вербовать в свои ряды молодых бойцов для отправки в Ирак и Сирию.

Жестокие войны и преследования гражданских лиц поразили многие умы не только в Чечне, но и по всей России. В начале второй войны активисты-правозащитники называли Чечню «раковой опухолью» России, которая ожесточает всю страну.

«Так обстояло дело на протяжении многих лет, — рассказывает Сокирянская. — Российские солдаты и войска внутренних сил проходили службу в Чечне по полгода, они участвовали в антитеррористических операциях. По словам правозащитников, во время операций практиковалось проведение выборочных расстрелов и применение пыток. Вернувшиеся с войны мужчины поступали точно также у себя дома».

«Сейчас все по-другому, операции проводят местные, а российские войска находятся в казармах. Чечня стала закрытой, хотя часть войск безопасности ездит по России, преследуя бизнесменов, критиков и оппозиционеров. Иногда они совершают убийства. Так, как это случилось с Борисом Немцовым и Анной Политковской».

В Грозном наступил поздний вечер, когда пришло время решающего поединка на стадионе «Колизей». Похоже, что весь город знает, что азербайджанец Забит Самедов является фаворитом президента. Но его противник, румын Каталин Морошану (Catalin Morosanu) напоминает глыбу.

Публика замолкает, Морошану атакует, азербайджанец отвечает ударом снизу. Но с начала первого раунда успевает пройти всего минута и две секунды, когда Самедов молниеносно наносит ответный удар в пояс. Румын падает на четвереньки, и вскоре счет закончен.

Трибуны ревут от восторга, за рингом взрываются петарды, дым наполняет зал. Президент выпрыгивает на ринг, чтобы обнять своего любимца, сверху на головы героям сыплются золотые хлопья. Мальчик за моей спиной кричит «Аллах акбар!» Вскоре национальная чеченская музыка сотрясает все здание.

Через две недели состоятся выборы в Государственную Думу России, одновременно будет выбираться и президент Чеченской Республики. Победа Рамзана Кадырова, скорее всего, будет легче победы его любимца-боксера.

Кадыров является также кандидатом в депутаты Думы, и многие считают, что он мечтает о выполнении государственных поручений. Многие также считают, что Путин стал заложником Кадырова, потому что без теперешнего лидера Чечня быстро увязнет в новой войне.

«И что же дальше?»

Как Ельцин, так и Путин одинаково обосновывали причину чеченских войн: отделение Республики стало бы началом распада России. Никаких признаков этого нет. Чечня осталась единственным подобным случаем.

Какой бы была Россия, если бы не было чеченских войн? Политическая и экономическая ситуация были бы такими же, как они есть сейчас. Но войны и террора было бы намного меньше, психологическая атмосфера была бы совсем другой. Россия была бы в меньшей степени циничной, нигилистской, недоверчивой страной, какой она сейчас является.

Положение Кадырова в руководстве Республикой выглядит сейчас незыблемым. Однако исследователь Сокирянская не верит в незаменимость Кадырова.

«Будучи циничным разведчиком, Путин легко мог бы найти решение проблемы Кадырова. Ведь российских губернаторов арестовывают и переводят на какие угодно посты. Кадырова можно было бы отправить, например, в Сирию помогать президенту Башару аль-Асаду.

Сокирянская напоминает, что врагов у Кадырова больше, чем у кого бы то ни было в России — не меньше и по причине существования обычая кровной мести в Чечне.

«Рамзан не смог бы просуществовать и недели без поддержки Путина. Физически. Биологически».

источник: Helsingin Sanomat, Финляндия, перевод: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі