Прием преемника: Путин и новый Каримов

Прием преемника: Путин и новый Каримов

«Если дело в твоих руках — я спокоен». Так якобы сказал перед смертью Мао Цзэдун своему преемнику Хуа Гофэну. Легенда появилась уже после ухода «великого кормчего» и должна была объяснить общественности расправу над его ближайшими соратниками, включая вдову Цзян Цин. В странах с авторитарными режимами наследником умершего вождя оказывается не тот, на кого указала рука бывшего правителя, а тот, кто победил в борьбе за власть.

Ислам Каримов ушел из жизни так неожиданно для своего окружения, что не успел указать ни на кого из возможных претендентов — возможно, именно поэтому руководство Узбекистана так долго скрывало от общественности факт кончины главы государства. В узбекской пьесе роль Мао Цзэдуна решил сыграть Владимир Путин. Не приехав на похороны коллеги, президент России прибыл в Самарканд несколько дней спустя. И после того как узбекские СМИ обошла фотография президента Путина и премьера Шавката Мирзиёева, увлеченно беседующих на фоне могилы Ислама Каримова, стало ясно, в чьих, собственно, руках дело и кто спокоен. Примечательно, что президент Путин вообще не обратил внимания на своего формального коллегу — конституционного исполняющего обязанности президента Узбекистана Нигматиллу Юлдашева. Впрочем, тот успел позаменять Каримова всего несколько дней. Практически сразу же после отъезда Путина Мирзиёев собрал внеочередное заседание парламента Узбекистана, на котором был объявлен исполняющим обязанности президента.

Никакого отношения к узбекской Конституции это решение, конечно же, не имеет. Там черным по белому написано, что в случае недееспособности президента его обязанности исполняет председатель Сената, а затем в трехмесячный срок в стране проводятся выборы главы государства. Никакого права назначать до этого какого-то другого временного главу государства у парламента нет, так что Мирзиёев — самый обыкновенный узурпатор. Впрочем, его условному предшественнику Юлдашеву еще повезло. После смерти Сапармурата Ниязова его преемник Гурбангулы Бердымухамедов вообще отправил формального сменщика Туркменбаши в тюрьму по обвинению в коррупции — а в узбекском случае Юлдашев сам был одним из главных действующих лиц фактического государственного переворота.

Возникает, однако, вопрос: а куда он так торопится-то? Если бы Мирзиёев действительно чувствовал себя уверенно, он мог бы спокойно доработать на посту премьера до президентских выборов и победить на них с результатом, который напоминал бы лучшие дни Ислама Каримова. А Юлдашев подписывал бы указы, принимал верительные грамоты и «грел место». Спешка с объявлением Мирзиёева исполняющим обязанности президента — скорее показатель нестабильности во власти. Нестабильности столь серьезной и очевидной, что для придания конструкции веса пришлось вмешиваться Путину, который всем своим поведением в Самарканде должен был показать узбекам: вот ваш новый Каримов. Его и слушайтесь.

Но когда речь идет о власти в такой стране, как Узбекистан, тут уж не до пожеланий Путина. Когда тебе говорят «если дело в твоих руках — я спокоен», это означает, что ты получил власть. Но это отнюдь не гарантия того, что ты сможешь эту власть удержать.

Хуа Гофэн, между прочим, не удержал.

автор: Виталий Портников, источник: Грани



загрузка...

Читайте також

Коментарі