Насколько серьезна военная угроза со стороны России?

Насколько серьезна военная угроза со стороны России?

Некоторые американские генералы считают действия Путина на Украине и в Сирии опасно агрессивными. Другие видят в этом рассчитанные усилия, направленные на снижение влияния Запада, но не представляющие собой прямого вызова Соединенным Штатам.

Во время недавнего разговора в одном из главных американских военных колледжей высокопоставленный офицер страны предупредил будущих студентов относительно опасности российской агрессии.

Генерал Джо Данфорд (Joe Dunford), председатель Объединенного комитета начальников штабов, указал на российскую аннексию Крыма, на ее вмешательство на Украине, а также на ее помощь сирийскому режиму. Даже столкнувшись с серьезным экономическим давлением, русские продолжают модернизировать свою ядерную отрасль, продолжают модернизировать свой подводный флот», отметил он. Такого рода предупреждения становятся все более серьезными в кругах, имеющих отношение к внешней политике.

Является ли Россия, на самом деле, той серьезной угрозой, как ее представляют?

Многие давно занимающиеся Россией аналитики согласны с тем, что в такого рода вопросах следует занимать твердую военную позицию, однако российские шаги, по их мнению, не заслуживают того уровня тревоги, который они порождают.

Президент России Владимир Путин ясно дал понять, что он «не заинтересован в том, чтобы бросить нам вызов в военном отношении там, где мы ясно даем понять, что мы не хотим сталкиваться с вызовами», — отмечает Ольга Оликер (Olga Oliker), директор российских и евразийских программ вашингтонского Центра стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies). На самом деле, «русские страшно нас боятся. Они считают, что оказывают сопротивление американской гегемонии — они, действительно, так думают, это не просто риторика… Именно против нас направлены их действия».

И только по этой причине русские увеличивают свой арсенал обычных вооружений, создают гиперзвуковые ракеты и строят новые подводные лодки.

Нынешние действия Россия «являются избирательными и выверенными», — подчеркивают генерал Дэвид Петреус, бывший директор ЦРУ, и Майкл О’Хэнлон (Michael O’Hanlon), военный аналитик из Брукингского института, на страницах августовского номера журнала Foreign Affairs. В конечном итоге, Крым исторически является российским, а «большинство его населения составляют русскоговорящие, и там расположена единственная военно-морская база России на Черном море».

Более того, когда г-н Путин осенью прошлого года начал военную операцию в Сирии, «он сделал это, убедившись в том, что администрация Обамы ограничивает там свое участие», — считают авторы статьи. Хотя эти действия «могут быть названы циничными и достойными осуждения», они «не были совершенно безрассудными или беспорядочными, и, кроме того, они не были жестокими, если судить по стандартам ведения боевых действий».

Короче говоря, российские действия «вряд ли представляют собой прямую угрозу более важным интересам НАТО», заключают они. Эти дебаты возникли в тот момент, когда Запад, в целом, и Соединенные Штаты, в частности, принимают решение о том, каким образом противодействовать все более самоуверенным шагам России — на целом ряде уровней угроз.

Угрозы в области обычных вооружений

Что касается обычных вооружений, то Соединенные Штаты стремительно превращаются именно в ту военную силу, которая «должна выступать в качестве мощного элемента сдерживания российской агрессии», — заявил в прошлом месяце директор по стратегии Европейского командования США генерал-майор Дэвид Эллвин (David Allvin). Это предупреждение военного характера — так обычно и происходит с военными предупреждениями — связано со значительным запросом о выделении 3,4 миллиарда долларов в рамках нового бюджета Пентагона для так называемой Инициативы по обеспечению безопасности Европы (European Reassurance Initiative), в рамках которой, среди прочего, происходит финансирование размещения дополнительного количества американских военнослужащих и вооружений в Европе.

Немногочисленные аналитики считают, что Соединенные Штаты не должны ничего дополнительно предпринимать. Дебаты ведутся по вопросу о том, с какой силой нужно ответить. Поскольку американский военный контингент в Европе сократился до 30 тысяч, имеет смысл увеличить там наше присутствие, подчеркивают генерал Петреус и О’Хэнлон. Однако «размещение крупного контингента в Прибалтике… не только не является необходимым, но и может с такой же легкостью спровоцировать Путина, как и сдержать его — принимая во внимание его темперамент и его желание восстановить статус России».

«На мой взгляд, у русских не должно сложиться впечатление, что мы не будем защищать наших союзников», — отмечает г-жа Оликер.

Кроме того, существует ядерная угроза. «Я не думаю, что Путин будет бросать Соединенным Штатам вызов с помощью ядерного оружия в отношении тех регионов, которые являются периферийными для его интересов, — подчеркивает Ким Каган (Kim Kagan), президент вашингтонского Института по изучению войны (Institute for the Study of War), в котором Петреус является членом совета директоров. — Однако ядерная угроза существует, и наши политики, принимающие решения, должны серьезно относиться к этому вопросу».

Помимо этого, есть еще российская агрессия в «серой зоне», то есть вмешательство во внутреннюю политику и избирательные кампании, отмечает г-жа Оликер. «Обычные вооружения не очень подходят для этого, и то же самое можно сказать о военно-морском флоте, что означает, как подчеркивается в опубликованной в журнале Foreign Affairs статье, предоставление большего количества денег на эти цели».

Между войной и миром

Вместе с тем, представление о том, как противодействовать серым зонам, является сложным вопросом для Пентагона, поскольку правительство США «строго разделяет фазы мира и войны», добавляет Ким Каган. — Мы разработали модель конфликта, которая подходит для холодной войны и, возможно, для начальной эпохи после окончания холодной войны, но не для нынешнего периода интенсивного соперничества«.

Пентагон пытается, в том числе, противодействовать Путину в области пропаганды или «информационной войны», как это принято называть на языке военных. В этой области нарративы имеют значение, и некоторые аналитики выражают обеспокоенность — они считают, что слишком большая озабоченность относительно возможности спровоцировать Путина действиями американских военных определенным образом предоставляет разумное объяснение поведению российского лидера и играет на руку российскому нарративу.

«С одной стороны, я понимаю то, что говорится в опубликованной в журнале Foreign Affairs статье (по поводу того, что не следует излишне провоцировать Путина). С другой стороны, я рассуждаю так: если мы меняем нашу политику, потому что Путин может назвать нас агрессором, то мы, таким образом, ограничиваем себя относительно того, что мы можем делать и где мы это можем делать — потому что нет таких действий, которые мы могли бы предпринять и которые Путин не охарактеризовал бы как провокационные», — отмечает Каган. Поскольку немного благоразумия «никогда не является лишним во внешней политике, я, на самом деле, считаю, что Путин пытается найти красные линии, но обнаружил пока лишь незначительное их количество», — подчеркивает она.

Однако вопрос в том, что Путин будет делать с красными линиями, полагает Джулиана Смит (Julianne Smith), бывшая исполняющая обязанности советника по вопросам безопасности вице-президента Джо Байдена. Вопрос, в частности, состоит в том, ответит ли он, как это делает «загнанный в угол кот», опасным и нежелательным образом. «Меня больше всего беспокоит — именно этот вопрос недостаточно полно освещен в опубликованной в журнале Foreign Affairs статье, — возможность того, что кажущийся незначительным инцидент может быстро выйти из-под контроля».

С этой целью г-жа Смит, которая сегодня является директором стратегических и управленческих программ вашингтонского Центра за новую американскую безопасность (Center for a New American Security), провела целый ряд военных игр, в ходе которых рассматривался сценарий, по которому обычные российские действия стремительно выходят из-под контроля.

«Путин часто проводит внезапные военные проверочные учения, и тогда по его указанию истребители приближаются на опасное расстояние либо в инфраструктурным объектам, либо к коммерческим самолетам — или пролетают на бреющем полете над нашими кораблями в Черном море, — отмечает она. — Подобные проверочные инциденты являются, на самом деле, угрожающими действиями и актами запугивания, однако они могут выйти из-под контроля, и тогда события будут развиваться по совершенно непредсказуемому сценарию».

источник: Christian Science Monitor, США, перевод: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі