Россия потеряла десять лет. Что дальше?

Россия потеряла десять лет. Что дальше?

Россия постепенно выходит из рецессии, в которую погрузилась два года назад, когда к международным экономическим санкциям из-за присоединения Крыма добавилось обвальное падение цен на нефть. Поскольку доходы российского бюджета наполовину зависят от цен на энергоносители, удар оказался тяжелым. В стране случился полномасштабный экономический кризис, ознаменовавшийся двукратным падением курса рубля, взлетом инфляции, резким падением доходов населения.

Сейчас российская экономика постепенно выползает из этого состояния, но слишком уж медленно.

Хрупкое равновесие со знаком минус

«Если ВВП в 2016 году окажется всего на 1,3% выше, чем в докризисном 2008 году (а так и будет, если верить консенсус-прогнозу независимых профессиональных экономистов), то как раз к выборам 2018 года вполне может возникнуть тема потерянного десятилетия», — говорится в свежем докладе института «Центр развития» Высшей школы экономики страны. При этом возможна ситуация, что данный синдром затянется и вместо потерянного десятилетия страна столкнется, скажем, с «потерянным двенадцатилетием».

С тем, что восстановительный рост в России если и будет, то очень медленный, согласны многие. В частности, эту точку зрения разделяет экс-министр финансов Алексей Кудрин, которому президент Владимир Путин поручил писать стратегию экономического развития страны, а по сути, свою предвыборную программу. Так же думают и в российском Центробанке. «Индексная оценка российского ВВП говорит о том, что рецессия осталась позади, а впереди медленный рост экономики», — говорится в последнем бюллетене ЦБ «О чем говорят тренды».

Пожалуй, единственное российское правительственное ведомство, в котором сохраняют дежурный оптимизм, это Министерство экономического развития. В Минэкономразвития категорически не согласны с тезисом аналитиков Высшей школы экономики о «потерянном десятилетии», правда, в качестве аргументов приводят застарелые данные из «тучных» нулевых годов, когда российская экономика бурно росла вместе с ценой нефти. Однако тот бурный рост, увы, никак не соотносится с нынешним положением дел.

Рецессия в российской экономике продолжается, хотя и в менее острой, чем раньше, форме, отмечается в докладе ВШЭ. Скромный прирост ВВП, зафиксированный Росстатом во втором квартале 2016 года (после устранения сезонности объем ВВП по сравнению с предыдущим кварталом вырос на 0,1%), эксперты ВШЭ считают временным явлением, а не сменой направления развития экономики. Среди опрошенных аналитиков не осталось ни одного, кто не ожидал бы снижения ВВП по итогам 2016 года, указывается в докладе.

Согласно консенсус-прогнозу, ВВП в текущем году сократится примерно на 0,8%, а на темпы роста примерно 2% в год экономика России сможет выйти только к 2020 году. В целом эксперты ВШЭ не ожидают резкого обострения кризисных явлений в российской экономике, однако перспективы устойчивого восстановления ее роста также представляются им весьма сомнительными. Текущая ситуация в экономике оценивается как хрупкое равновесие со знаком «минус». При этом эксперты особо отмечают, что, не показывая положительной динамики, экономика постепенно загнивает, утрачивая шансы на возобновление роста.

Опять застой?

Представители «Центра развития» ВШЭ не одиноки в своем прогнозе. Скажем, эксперты госкорпорации ВЭБ во главе с бывшим заместителем министра экономики РФ Андреем Клепачем выпустили недавно прогноз до 2020 года.

В нынешнем году они ждут спада на 0,7%. А в среднем за период 2017-2020 годов при сохранении цены нефти на уровне $40 за баррель в среднем за год рост ВВП не превысит 1,6. Председатель совета Центра стратегических разработок, экс-министр финансов РФ Алексей Кудрин также полагает, что в этом году экономика сократится, а потом начнет понемногу увеличиваться.

Он считает, что выйти на устойчивые темпы роста в 4-5% в год можно будет только через четыре-пять лет, в течение которых надо проводить реформы, а пока нас ждут годы минимального роста «от 0 до 1,5%». Если эти прогнозы сбудутся, то получится, что российская экономика будет находиться в состоянии рецессии или слабого роста восемь лет. При этом есть риск, что и после 2020 года темпы роста не достигнут указанных 4-5% и застой продолжится. В связи с этим наиболее пессимистично настроенные эксперты уже проводят параллели с печально знаменитой эпохой брежневского застоя — 70-80-ми годами прошлого века.

Однако в тот период страна под названием СССР, куда входили и Россия, и Азербайджан, жила за счет мощнейшего рывка в добыче углеводородного сырья: именно на 1970-е годы пришлось масштабное освоение нефтегазовых месторождений Западной Сибири. Сейчас в распоряжении Российской Федерации нет никаких скрытых ресурсов и кладовых. Зато есть стареющие основные фонды и население, обремененное социальными и иными обязательствами, бюджет, недостаточно диверсифицированная экономика, слабые институты и плохой инвестиционный климат.

Бедность побеждает

Слабый рост в течение нескольких лет делает крайне сложной задачу ликвидации бюджетного дефицита, который на сегодняшний день превышает 4% ВВП. В этих условиях Минфин продавливает через правительство политику замораживания бюджетных расходов на уровне текущего года — 15,78 трлн руб.

Если этот подход возобладает, то в реальном выражении бюджетные расходы будут ежегодно сокращаться в результате инфляции. Но даже при этом дефицит полностью победить не удастся — в 2019 году Минфин предполагает сократить его до 1% ВВП. Отсутствие роста трат бюджета предполагает, что не будут увеличиваться зарплаты бюджетникам, соцвыплаты, пенсии, трансферты регионам. И в конечном итоге это означает нарастание бедности. За полтора года кризиса россияне уже значительно обеднели.

По данным исследования социологов, более половины своих средств россияне вынуждены тратить на продукты питания. При этом доходы населения постоянно падают. В июле этого года, по предварительным данным Росстата, реальные располагаемые денежные доходы россиян снизились на 7% в годовом выражении. Согласно приведенным данным, непрерывное сокращение доходов россиян наблюдается на протяжении 21 месяца подряд. В январе-июле 2016 года доходы в России сократились на 5,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. При этом в месячном выражении они также снизились — на 1%.

В целом по итогам 2015 года в России число бедных увеличилось примерно на 3 млн человек и достигло почти 19 млн, подсчитали во Всемирном банке. По итогам 2016 года число бедных может вырасти еще на 1 млн человек.

«Прогнозируемое увеличение может вернуть уровень бедности к показателям 2007 года», — отмечалось в прогнозе ВБ. Снижение экономических возможностей правительства приведет к скорому отказу государства от социальных обязательств, в результате чего многие государственные услуги станут платными, указывали ранее в «Центре развития». Снижение объемов и качества госуслуг грозит деградацией образовательного и культурного уровня людей, ростом заболеваемости и смертности. А балансировка пенсионной системы без реформы, просто за счет постепенного обесценения пенсионных обязательств, грозит откатом к временам массовой бедности, отмечают эксперты института.

До Китая далеко, а США еще дальше

Рецессия и падение курса рубля обвалили российский ВВП в долларовом выражении. Доля России в мировом ВВП уменьшилась с 2,9 до 1,8%. Можно сравнить эту динамику, например, с китайской. В 1991 году, когда Россия только начинала самостоятельное плавание, страна опережала Китай по объему ВВП — $518 млрд против $381 млрд. Далее в Китае фиксировался только рост, а российская экономика погрузилась в длительную рецессию, из которой удалось окончательно выбраться лишь в том самом 1999 году.

Китай же годом ранее перешагнул отметку в $1 трлн. В новом веке темпы роста экономики Китая ни разу не были отрицательными. Самое минимальное значение было показано в прошлом году (6,9%). Россия же переживает вторую рецессию за восемь лет. В результате разрыв между экономиками двух стран стал десятикратным (ВВП Китая в 2015 году составил $10,866 трлн). И даже с учетом замедления темпов роста своей экономики Китай продолжит увеличивать этот разрыв.

Можно взять для сравнения США. Если в 1991 году российская экономика составляла 8,4% от американской, то в 2015 году этот показатель уменьшился до 7,4%. И ни один прогноз пока не предполагает, что рост в США в среднесрочной перспективе замедлится до уровня менее 2% в год, что выше предполагаемой динамики в России.

Вместе с Китаем и США в отрыв от затормозившей России будут уходить и многие другие страны и регионы — Азия почти в полном составе, Восточная Европа (за редкими исключениями).

«Главный риск состоит в том, что Россия застрянет на одном месте, как Япония. Но Япония достигла очень высокого уровня, а Россия застрянет на низком уровне», — отмечал в интервью Bloomberg лауреат Нобелевской премии по экономике Кристофер Писсаридес.

В таких условиях новое десятилетие застоя может оказаться фатальным для будущего страны.

источник: Haqqin.az, Азербайджан, перевод: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі