Снятие санкций с России? Будьте осторожны в своих желаниях

Снятие санкций с России? Будьте осторожны в своих желаниях

Раз за разом в ЕС повторяется мантра о необходимости снятия санкций с России. Прямые призывы вознаградить восточного соседа за фактически отсутствие каких-либо действий по восстановлению разрушенного пока воспринимаются как слишком дорогостоящие с политической точки зрения. Проблема заключается еще и в том, что самые финансово чувствительные санкции напрямую связаны с Минскими соглашениями, которые банально не будут реализованы в ближайшее время, что не может не тревожить Russlandverstehers («понимающих Россию») различного происхождения. Поэтому неудивительно, что возникла новая идея по облегчению «боли» – постепенное ослабление ограничений для России за заслуги, намеков на которые пока и не видно.

Самодельный заложник

Если быть предельно честными, то это не вина России, а достаточно предсказуемое следствие решения о пролонгации санкций каждые шесть месяцев. У каждого консенсуса есть своя цена и, судя по всему, иного способа обойти традиционные разногласия между отдельными странами ЕС не было – пришлось согласиться на временные ограничения. Однако именно так Европейский Союз превратил себя в заложника внутренних политических взаимоотношений между государствами-членами и иностранными партнерами. ЕС непреднамеренно дал пищу и тем, кто старается заработать политические очки на внутренних разночтениях по вопросам, касающимся России. Это в одинаковой степени относится как к мейнстримовым политикам, борющимся за выживание, так и к популистам из «Альтернативы для Германии» (AfD), мечтающим выбраться с  задворок политики. Германия представляет собой яркий пример того, как навязанные самим себе дебаты о санкциях, превратились в поле настоящей политической борьбы, где идея снятия санкций полезна как для популистской оппозиции (AfD), так и для партнеров по коалиции (позиция министра Штайнмайера) и  в рамках внутрипартийной конкуренции (комментарийглавы Христианско-социального союза в Баварии (CSU) Хорста Зеехофера). Тем не менее, Германия в этом не одинока. Санкции используются во внутренних дебатах во Франции, Австрии и Италии.

Ограничиться организацией одной только политической дискуссии недостаточно, т.к. большинство сегодня просто не доверяет политикам. Поэтому чтобы «продать» идею постепенного ослабления санкций, ее нужно «завернуть в другую обертку» и адресовать целевой аудитории через «экспертов» и мозговые центры, дабы заработать некую степень авторитетности. Такой подход очень удобен, т.к. «эксперт» может быть более прямолинеен, не будучи стесненным политическими рисками. В некоторых случаях «эксперт», являющийся по случайному стечению обстоятельств заинтересованной стороной (например, бывший сотрудник российских финансовых групп), получает возможность опубликовать колонку на сайте известного института. Этот институт ради объективности, конечно, добавляет сноску о том, что эта колонка не отражает мнение организации. Можно ли придумать лучший способ легитимировать автора, сняв с себя ответственность за  содержание? Так этот «продукт» рекламируется и продается, но в чем его суть? Почему санкции, наложенные на Россию, должны быть сняты (в соответствии с этим последним из призывов сменить политику)? Почему этот подход  действительно ошибочен?

Один из аргументов против продления санкций звучит так: Санкции должны были привести к смене режима. Вместо этого они помогли Путину «сплотить под знаменем» население, консолидировав общественную поддержку, и обвинить во всем Запад. Действующая система власти и управления не изменится в ближайшее время.

Я даже не буду рассматривать аргумент об «отсутствии альтернативы». Это самый типичный прием пропаганды. Другое предположение, что якобы санкции должны были привести к смене режима, в корне извращают реальность. Ни один значимый западный политик никогда не ставил перед санкциями таких целей, несмотря на уверения российской пропаганды. Санкции были введены в ответ на грубое нарушение международного права, дабы оценка нарушителем выгод от дальнейших действий получила стоимостное выражение. Санкции – это политический эквивалент профилактического подхода, предостерегающий оппонента от действий, ведущих к  еще большему общественному вреду.  В этом случае «бремя доказательства» ложится на того, в чьих действиях заподозрена угроза. Задача ЕС – терпеливо дожидаться, пока Россия не предоставит доказательств смены своей политики. Временами лучшее действие – это бездействие. Досрочное снятие санкций лишь докажет провал ЕС, дискредитирует политику санкций как таковую и пошлет неправильный сигнал потенциальным желающим нарушать международные нормы (продемонстрировав, что выйти сухим из воды реально).

Есть еще одна не менее важная причина оставить санкции в силе. Годами Россия была одной из тем, способствующих расколу и вызывающих разногласия в рядах членов ЕС. Срабатывал принцип наименьшего общего знаменателя, препятствующий формированию единой политики в отношении Москвы. Такое положение дел сохранялось вплоть до момента российской агрессии против Украины, аннексии Крыма, дестабилизации Донбасса и крушения МН17. Ритуал выказывания «серьезной озабоченности» наконец сменился коллективными действиями. Продление санкций равно продлению европейского единства и согласованности. Снятие санкций означает победу традиционной российской политики по отношению к ЕС, характеризующейся принципом «разделяй и властвуй».

Другая группа аргументов базируется на следующем утверждении: санкции не работают, т.к. они лишь незначительно влияют на общую рецессию, вызванную структурными проблемами примитивной модели роста экономики, основанной на цене на нефть. Россия избежала экономического краха благодаря корректировке своей экономической политики. Но, чтобы обеспечить рост, Россия должна избавиться от финансовых ограничений. Москва будет сговорчивее и пойдет на уступки, если поощрить ее постепенным снижением санкционного давления. В противном случае Россия окончательно переориентируется на Китай/Азию.

Другими словами, санкции – это как кот Шредингера, безболезненные и болезненные одновременно. Аргумент о том, что санкции не имеют практически никакого эффекта на российскую экономику (и проблем бы вообще не было, если бы не падение нефтяных цен), выглядит приемлемым только на первый взгляд. На самом же деле это не соответствует действительности, т.к. оба фактора нужно рассматривать только вместе. Если бы не финансовые санкции, российское правительство и компании могли бы легко занять средства за рубежом, чтобы сгладить экономические риски, возникающие на фоне внешнеполитических авантюр.

Сторонники отмены санкций прекрасно понимают (особенно если они связаны с финансовым сектором), что аргумент о незначительности санкций крайне слаб. Именно поэтому они добавляют эмоциональную окраску и рисуют картину благодушной России, которая якобы готова к компромиссу и посылает предупредительные сигналы, что если Запад не ответит взаимностью, то Россия потеряет интерес, займет враждебную позицию и развернется к Китаю.

Но, во-первых, нет никаких доказательств, что Россия готова идти на какие-либо уступки. Наблюдается лишь желание заставить Запад отступить в одностороннем порядке. Во-вторых, «разворот к Китаю» пока все еще скорее концепция, нежели серьезная программа (российская решительность в отношении Северного Потока – еще одно подтверждение того, кто на самом деле от кого зависит).

Подводя итог, следует констатировать, что финансовые санкции должны рассматриваться как принципиально важная политика для Запада, потому что они имеют серьезный эффект на российскую государственную политику и экономическое планирование, а также на стратегическое планирование масштабной международной кооперации.

Санкции стали полезным тестом, который опроверг укоренившийся миф о незаменимости России в качестве торгового партнера ЕС. Потери европейской стороны от санкций и контрсанкций почти незаметны.

Санкции – это про будущее, а не прошлое. Они про европейскую общность, а не про потребности клептократических режимов и корпоративные нужды, которые могут привести к политическим и оборонным рискам для Запада. Санкции не базируются на наивном предположении о возврате к «работе в штатном режиме», а предполагают превентивное действие по предотвращению дальнейших агрессивных действий из-за существенно возросшей их стоимости. И наконец, санкции задуманы как выражение неодобрения. Они подтверждают приверженность ЕС своим нормативным обязательствам.

А для тех, кто все же намерен снять санкции сейчас, уместна поговорка: «будьте осторожны в своих желаниях».

источник: intersectionproject.eu



загрузка...

Читайте також

Коментарі