От Киевской Руси — к европейской Украине

От Киевской Руси — к европейской Украине

Эксперты «Дня» оценивают, что удалось и что — нет за 25 лет восстановления независимости государства.

Главный месседж опрошенных нами ученых, экспертов, политиков, общественных деятелей относительно результатов 25 лет возобновления суверенитета Украины — сам факт ее независимости. Несмотря на то, что украинцы уже в течение двух с половиной лет вынуждены защищаться от российской агрессии, наша страна через испытание обязательно станет сильнее. Да, у нас большая трагедия — война с потерей части территорий и тысяч жизней, которая не прекращается. Однако трезвая оценка ситуации поможет обществу реально оценить результаты за этих 25 лет, сделать выводы и двигаться вперед в правильном направлении.

Война Кремля против Украины — это не только плод имперской политики восточного соседа, это свидетельство нерешенных внутренних проблем. Украина имеет древние традиции государственности. Киевская Русь, Галицко— Волынское княжество, Литовско— Руськое княжество, время казацкой Гетманщины, национально— освободительное движение XVIII—XIX вв., Украинская революция начала XX в., диссидентство во времена СССР — все это вехи становления и борьбы за самостоятельное Украинское государство. Однако в 1991— м возобновленная независимая Украина сохранила не только традиции государственности, но и получила в наследство от сложной и захватнической политики соседей много проблем — колониализм, геноцидность, «советизм»…

Быстрыми темпами включиться в построение сильной и действительно независимой страны тогдашним деятелям так и не удалось. Главным образом из— за того, что стояли они далеко не на государственнических позициях. Именно в 1990— х были заложены или получили развитие мины замедленного действия, которые мы пожинаем до сих пор: клановость, коррупция, кумовство, уничтожение оппонентов, привлечение «российского влияния». Часть из этих закладок была сформирована в первые годы независимости при президентстве Кравчука. Однако есть минимум три вещи, которые можно поставить в заслугу Леониду Макаровичу: вклад в обретение независимости, запрещение Компартии, решение политического кризиса через досрочные президентские выборы в 1994 году.

Базовой же проблемой, конечно, стал приход к власти Леонида Кучмы (был премьером с 1992 по 1993 гг.). Именно во времена его президентства с 1994— го до 2005— го государственный организм был использован не по назначению. Безусловно, существовали другие варианты развития для Украины, но «система Кучмы» не дала шанса патриотам и профессионалам строить сильную страну. Происходила тотальная зачистка по всем фронтам — экономическом, политическом, медийном. Наиболее показательные примеры резонансных убийств того времени — бизнесмена Евгения Щербаня в 1996— м, журналиста Бориса Деревянко в 1997— м, финансиста Вадима Гетьмана в 1998— м.

После того, как Кучме не удалось обеспечить себе третий срок в 2004 году, он пытался сделать своим преемником Виктора Януковича, но получил Оранжевый майдан. Но это в корне не повлияло на его позиции, ведь с помощью круглого стола и посредничества на нем польского друга Александра Квасьневского (главы Наблюдательного совета Ялтинской экономической стратегии Виктора Пинчука) ситуацию удалось «разрулить». Невзирая на то, что президентом все— таки стал Виктор Ющенко, в течение последующих лет Кучму и его семью никто не трогал (хотя было за что — вспомним резонансное «дело Гонгадзе—Подольского»), их люди продолжали находиться в активной политике. В заслугу Ющенко можно поставить гуманитарную политику, в частности, вопрос Голодомора 1932—1933 гг., которую активно до этого продвигала газета «День», однако в других вопроса — достижений мало.

Потом к власти таки удалось привести Януковича, но тот оказался достаточно самостоятельным, чтобы даже возбудить уголовное дело против Кучмы по поводу того же «дела Гонгадзе—Подольского». Янукович начал выстраивать властную вертикаль под свою семью, но завершить планы ему так и не удалось. Остальные кланы, в частности, даже некоторые лица из окружения «восстали» против Януковича — с должности его снимали уже всей страной — через Евромайдан и ценой огромных жертв украинцев. Россияне, между тем, использовали Януковича по полной — сначала наскоро подписали Харьковские соглашения в 2010 г., которыми пролонгировали пребывание Черноморского флота РФ вплоть до 2042 г., а затем взялись постепенно через своих агентов разрушать армию и спецслужбы Украины изнутри.

Апогеем стало начало 2014— го, когда Кремль, использовав Евромайдан и властный вакуум на Украине, начал агрессию, которая закончилась оккупацией Крыма и части Донбасса. В этот период проявил себя украинский народ — сначала на Майдане, а затем во время войны. Одним из прагматичных шагов избирателей стало избрание нынешнего Президента Петра Порошенко в первом же туре. Это лишний раз свидетельствовало, что у Порошенко появился огромный шанс начать, наконец, ломать «систему Кучмы». Но время показало, что вся «постмайданная» власть не только не собирается демонтировать старые правила, напротив, она продолжила и приумножила их, используя патриотическую лексику и пиар. Да, делаются отдельные шаги, как например создание Патрульной полиции или Национального антикоррупционного бюро, однако это не имеет системного характера. Результат — огромное разочарование в нынешней власти как со стороны общества, так и со стороны международных партнеров.

Следовательно, 24 августа Украина отмечает годовщину возобновления государственной независимости. 25 лет — срок, который доказывает, что Украина существует, и, несмотря на большие испытания, в частности, продолжительную российскую агрессию, что это независимое государство с собственной идентичностью. И еще один вывод опрошенных нами экспертов — это сильное украинское общество. Именно на него надежда. Может показаться, что вопросы, которые стоят сегодня перед страной, простые, но они точно требуют четких ответов: 1. Что нам удалось за этих 25 лет? Что — нет? 2. Какие мы имели шансы и почему их утратили? 3. Как Украине выйти из политического «котла»?

«Преодолеть свою анархичность, остерегаться популистов, культивировать право и закон — тот, что один для всех»

Владимир Панченко, народный депутат Украины в 1990—1994 гг.:

— Отмечаем 25-летие украинской государственной независимости, но надо помнить, что с исторической точки зрения дата эта условная. Правильнее было бы говорить не о провозглашении, а о восстановлении государственности. Я считаю, что все наши нынешние торжества надо проводить под лозунгом: «От Киевской Руси — до европейской Украины!». Поскольку так оно и есть: мы наследники княжеской Руси, Казацкого государства, УНР. УССР была квазигосударственным образованием, однако в 1991 году мы унаследовали ее государственный аппарат, бюрократию — другой тогда просто не было. Одним словом, помни, Украина, о своей исторической пуповине!

Было бы странно, если бы Россия не пыталась ликвидировать нас как государство. В свое время она аннексировала нашу историю, а теперь без Киева у нее никак не складываются пазлы. Ничего у нее, в конечном итоге, не выйдет. Потому что мы в тяжких испытаниях становимся сильнее. Платим страшную цену, однако какая нация обретала свободу без жертв, без героев?

Конечно, хотелось бы, чтобы Украина была другой — не растерзанной кучкой жадных олигархов, а богатой, авторитетной. Вы же только посмотрите: мы — нищая страна, которой правят миллионеры и миллиардеры! О какой социальной справедливости и каком верховенстве права можно говорить?! А выход один: другим должно становиться само общество. И мы меняемся, становимся сильнее. Впечатление такое, что именно сейчас мы переживаем кульминацию борьбы старого и нового. Олигархическая система сопротивляется, защищает свои привилегии. И это борьба не на жизнь, а на смерть. В ней решается, каким будет завтрашний день Украины.

Для того чтобы, Украина была успешной, нам нужно усвоить несколько уроков.

1. Не надо уповать на то, что кто— то нам поможет. Никто не будет бороться за нас, если мы сами не научимся отстаивать себя. Помогают тем, кто борется, а не тем, кто привык жаловаться.

2. Нужно становиться сильными — экономически, милитарно, культурно, психологически.

3. Чтобы быть сильными, нужна национальная консолидация вокруг большой цели. Такая цель есть — европейская Украина. Нас никто не сможет побороть, если мы не уничтожим себя сами.

4. Нужно преодолеть свою анархичность, остерегаться популистов, культивировать право и закон — один для всех.

24 августа 1991 года я был среди тех, кто голосовал за независимость. Горджусь этим. И верю, что наш непростой опыт поможет нам как нации самореализоваться, стать успешной страной.

«Должны научиться совмещать дисциплину со свободой»

Мирослав Попович, профессор, доктор философских наук, академик НАН Украины:

— В первую очередь главным достижением Украины является сам факт ее независимости.

Когда речь шла о реализации такого, как иногда говорят, «проекта», независимость Украины воспринималась как что— то несерьезное. Развал СССР был быстрым и болезненным, хотя не катастрофическим, потому мы не достаточно отдавали себе отчет в том, что значат быть субъектом истории — то есть самим принимать важнейшие судьбоносные решения.

Но тот факт, что мы независимы, сам по себе не решает многих наших болезненных проблем. Независимость — это не итог, а только открытые возможности. Мы должны чувствовать, что фактически сейчас делаем историю, поэтому надежды на то, что с независимостью приходит благосостояние, обманчивы.

Во-вторых, мы получили свободу. Мы не всегда ценим то, что нам принес тот август. Сегодня мы отличаемся от наших бывших сестер и братьев по союзным республикам, которые обрели независимость, поскольку немногие из них могут воспользоваться плодами этой независимости, первый из которых — свобода.

В-третьих, это борьба с бедностью, которая на самом деле является попытками решить наши экономические проблемы наиболее адекватным чином. И тут, по— видимому, у нас больше провалов, чем успехов. Конечно, нельзя сразу сделать всех богатыми, но нельзя и жить в обществе, в котором есть такая пропасть между богатыми и бедными, как у нас. Выяснить хотя бы пути и направления ликвидации этой пропасти — это большое обещание, которое мы даем истории и самим себе. И европейское направление в котором мы движемся, — это и магистральная дорога, на которой мы можем достичь успехов.

В мире есть много других попыток построить общество, которое бы не знало вопиющей бедность и которое бы могло быть названо обществом прав и свобод человека. Но мы наблюдаем этот процесс, который раньше называли «бюрократизацией», — ранее под этим понимали закостенение властных структур и какую-то слепоту, которая приходит, когда, казалось бы, зрение должно быть острым. Этот процесс словно отмирание живого начала мы сегодня рассматриваем как процесс создания олигархической модели общества. Это не просто разрыв между бедными и богатыми — это определенный стиль жизни.

Демократия очень уязвима перед отмиранием всех атрибутов свободного общества. Она может управлять государством сложным путем, который требует высокой компетенции и терпения. Когда она побеждает авторитарные тенденции, тут же возникает их возрождение. Следует помнить, что мы недавно вышли из сталинской «смирительной рубашки» и нам следует ожидать удара в спину. Тем более что все силы старого сталинского бюрократического строя составляют власть сегодняшней России, с которой мы находимся в фактическом состоянии войны. Но есть и внутренняя сторона этой проблемы — мы будем всегда порождать авторитарные тенденции и структуры, поэтому должны научиться совмещать дисциплину со свободой.

Думаю, сегодня для Украины произошло уникальное стечение обстоятельств, потому что сейчас она имеет еще тот моральный, молодежный политический ресурс, которого не имеют зрелые и зажиточные демократии. Причина этого не какая— то особенная природа — просто у нас есть возможность соединить политическое и экономическое освобождение, ренессанс, который у многих наших соседей вызывает зависть. Сегодня мы стоим на таком перекрестке путей, когда мы можем быстро прорваться в то самое «царство свободы», о котором когда— то писал основатель социализма Энгельс. В действительности нет такого «царства», которое бы нас ожидало, — мы должны построить его своими руками.

«Вам нужен новый политический класс…»

Эдвард Лукас, старший вице-президент Центра анализа европейской политики, Лондон:

— Вам удалось остаться независимыми и сорвать при этом попытки Кремля создать Новороссию. В то же время вам не удалось построить современное функциональное государство, которое помогает развиваться обществу.

Вы утратили несколько хороших шансов — после помаранчевой революции и после Евромайдана.

Вам нужен новый политический класс, и вам нужно положить конец безнаказанности для коррумпированных чиновников. Запад мог бы помочь тут путем прекращения перевода украденных денег в нашу финансовую систему.

Счастливого Дня Независимости!

«Родилось новое поколение украинцев, которое не поражено синдромом советского рабства»

Ирина Констанкевич
, народный депутат, профессор Восточноевропейского национального университета имени Леси Украинки (Луцк):

— Временной отрезок в 25 лет в масштабе цивилизационного развития человечества — это слишком мало, чтобы говорить об эпохальности. И все же значимость и контекстуальность юбилейной даты стоит обозначать и для своего осмысления (переосмысления) этого сложного процесса коллективного и индивидуального отстаивания/борьбы, переживания национального самосознания на протяжении последних десятилетий, и для «подведения итогов» с целью работы над ошибками. Личностное измерение становления национальной идентичности в каждого индивидуально и имеет свое смысловое содержание и эмоционально понятийное наполнение. Для меня как человека, который хорошо помнит формирование коллективного «я» тоталитарной идеологической системой, где нивелировались в первую очередь национальное самосознание, а затем и собственно человеческая самобытность (недаром Василий Симоненко напоминал в 60— е годы прошлого века: «Ти знаєш, що ти — Людина, ти знаєш про це чи ні?  Усмішка твоя єдина…»), есть четкое и категорическое осознание значимости этих государственнических процессов. То, что в 1991 году Украина стала независимой, мирно добыла в борьбе свое право на место в мировой системе координат, право на собственный, пусть и сложный, кое— где с ошибками, потерями, но все— таки свой и восходящий путь. И это самое главное достижение четвертьвекового пути на исторической магистрали.

Важно и то, что родилось уже новое поколение украинцев, которое не поражено синдромом советского рабства, не имеет того комплекса неполноценности, который причинял столько боли Шевченко, Хвылевому, Шереху и тысячам украинских патриотов, которые имели глубоко осмысленное сознание украинцев в условиях отсутствия государства. Важно и то, что понимание суверенности перестало быть декларацией, лозунгом только на бумаге. Мы теперь иначе не можем, ни мое поколение, ни наши дети, и хочу верить, что и внуки и все земляки, рожденные в этом благодатном и щедром крае. Теперь мы хозяева собственного государства, но процесс построения нации естественен только вначале, ведь государственные институции не сформированы, принципы и механизмы государственного управления и коллективной ответственности, к сожалению, как демонстрирует недавний опыт, еще в эмбрионном состоянии.

Поэтому, цитируя Франко, «лупайте цю скалу», работать нужно и обществом, и каждому лично, чтобы перемены в обществе были реальными, действенными. Без знания нашего прошлого в наивысших его точках (княжеский период, казачество, период между войнами ХХ века), без пантеона героев, дополненного именами современников, без культурно— духовной основы общественно— экономических процессов движение будет слишком медленным и малоэффективным. Мы обязаны ценить наследие предыдущих поколений, но и свою работу хорошо знать. История не имеет сослагательного наклонения, и еще одной попытки «построить свой дом» не будет.

Поэтому эта праздничная дата побуждает к непраздничным размышлениям и мобилизующим действиям. Для актуализации знаний и идей может пригодиться ценный коллективный опыт, собранный в библиотеке газеты «День» (серии «Бронебійна публіцистика», «Підривна література»). «К истокам» и к ежедневной работе строительства нашего государства. Поздравляя всех с праздником нашей независимости, я бы хотела пожелать мирной созидательной жизни ради грядущих поколений, упорного труда каждого лично в творении своего великого государства. Это без пафоса, но с гордостью за принадлежность к великому народу и его большой истории.

«Самое ценное, что мы приобрели за эти 25 лет, — понимание того, что за независимость надо сражаться»

Борис Филатов
, городской голова Днепра:

— Самое ценное, что мы приобрели за эти 25 лет — понимание того, что это наша страна, наша земля и другой у нас нет и не будет. Что за независимость надо сражаться. Уверен, что на Украине родилась, наконец, новая политическая нация.

Относительно шансов. Я никогда не любил давать оценки историческому процессу в сослагательном наклонении. Давайте лучше думать о тех шансах, которые есть у нас всех сейчас. И что мы не имеем права их утратить.

Мы просто обязаны перестать заниматься внутренним самоуничтожением. Как вы, наверное, заметили, то я сейчас достаточно серьезно поменял свою позицию. У меня масса работы, за которую я несу ответственность перед миллионным городом, и мне некогда заниматься выяснением отношений с другими политиками. Пусть каждый сделает хоть что— то для родной страны на своем месте, и перестанет ныть, жаловаться и критиковать ради критики или амбиций.

«Украина состоялась как государство и нация, но ей не удалось выбраться из посткоммунизма»

Лилия Шевцова, ведущий исследователь Института Брукингса, Москва:

— Украина, не имея ни традиции полноценной государственности, ни четкой национальной идентичности, за последние четверть века состоялась как государство и как нация. Это, несомненно, огромное достижение. Особенно, если учесть растущую агрессивность соседней России, которая продолжает считать Украину бриллиантом в своей имперской короне. Украинцы в отличие от других постсоветских славянских наций смогли сохранить и укрепить традицию плюрализма и смены власти через выборы (пусть и через давление Майдана). Украинцы смогли взрастить развитое гражданское общество, которое может компенсировать слабость государственной власти. Значительная часть украинского общества избрало европейскую ориентацию. Наконец, украинцы отстояли собственную независимость в войне с Россией.

Если же говорить о том, что не удалось, то Украине не удалось выбраться из посткоммунизма. Это особая модель развития, суть которой в слиянии власти и собственности и формировании олигархического спрута. Выходить из посткоммунизма будет сложнее, чем из коммунизма. Украине не удалось сохранить территориальную целостность. Наконец, необъявленная война России с Украиной подрывает ее ресурсы.

Украина не сумела воспользоваться параличом российского самодержавия и исключительно благожелательным отношением Запада к «осколкам» СССР, как это сделали Балтийские государства, для интеграции в Европу. А без такой интеграции успех трансформации проблематичен. Но у Украины не было тех исторических и политических предпосылок для возвращения в Европу, какие были у народов Балтии. И неясно, смогла бы Европа взять на борт такое огромное государство, к которому Россия всегда относилась с особой, удушающий ревностью. Украинская посткоммунитическая элита не была готова к радикальной трансформации (кстати, как и российская элита, включая либералов и демократов!) Так, что Украина не использовала момент постсоветского паралича. Но она продвинулась к полноценной государственности быстрее, чем кто— либо мог ожидать.

Кто виноват в том, что не все получилось? В том, что не удалось и что получилось не так — всегда виновата элита и лидер. Они несут решающую ответственность за то, что происходит с нацией. Но если нация позволяет им совершать ошибки, то свою ответственность несет и нация… Вопрос лишь в степени ответственности.

Украина не может выпрыгнуть из географической западни — ее соседом останется Россия с пока не реформированной системой самодержавия. Поэтому Украине придется жить в некомфортной геополитической ситуации. Украине придется искать выход из цивилизационной ловушки, которой стал посткоммунизм, дискредитировавший идеалы либеральной демократии и взрастивший хищническую элиту и коррумпированную власть. И основным вариантом движения к правовому государству являются независимый суд и независимые медиа. Все остальное — уже производные от этих двух констант.

«Украина — как страна, как общество — сохранила свое человеческое лицо»

Герхард Гнаук, корреспондент газеты Die Welt в Варшаве:

— Хочется взглянуть назад в 80-е годы, когда никто не считал возможным возникновение Украины как государства. Тогда общественные деятели формулировали лозунги типа «Свобода людям, свобода народам» или «хотим создать страну, в которой не только украинцы, но и русские будут жить лучше, чем в России, и евреи безопаснее, чем в Израиле». По большому счету, если смотреть с точки зрения 2016 года, Украина осталась верна этим лозунгам. Хотя — для их реализации нужна не только воля и большая работа, но и благоприятная обстановка вокруг страны.

Что не удалось? Была (и частично остается) теневая экономика, коррупция. В стране, недостаточно демократии, честного правосудия, прозрачности. Были заказные убийства. Нация, общество проснулось только после 2004 года.

Что удалось? Украина мирно вошла в «самостоятельную жизнь» без конфликтов с соседями. И вообще она сохранила мир в стране до конца 2013 года. Для Запада было важно, что она сдала атомное оружие, закрыла Чернобыльскую АЭС, отменила смертную казнь. Совсем новая глава истории — что удалось сделать в условиях войны с 2014 года. Учитывая условия, успехи все— таки впечатляют. В Берлине в прошлом году институт Делора (delorsinstitut.de) сделал обзор успехов на Украине, а газета «Комментарии» составила «десять успехов Украины» — не буду здесь их перечислять.

Самое фундаментальное: Украина стала нацией и, даже при этих ужасных событиях на юге и востоке, не впала ни в авторитаризм, ни в фашизм. Можно сказать, что Украина — как страна, как общество — сохранила свое человеческое лицо.

«Котел» — это опять внешние силы, о которых шла речь. Здесь, увы, развитие не зависит только от Украины и украинцев. К сожалению, здесь остается действительным слово одного эксперта в 2014 году: стране, которая не готова сама себя защищать, о помощи из вне не стоит даже мечтать. Украина, ее руководство показывает готовность. Но, кроме военной самозащиты, есть, конечно, другие действия: искать друзей и союзников, учиться у других, которые были в подобном положении, и устроить жизнь у себя как можно умнее и мудрее.

«Мы много чего потеряли, в частности во времена Кучмы и во времена Януковича»

Андрей Сенченко, народный депутат V, VI, VII созывов, глава общественной организации «Сила права»:

— За 25 лет независимости нам удалось намного меньше, чем было необходимо сделать. Но сам факт того, что путинская Россия пошла войной на нашу страну, говорит о том, что нам удалось больше, чем рассчитывал агрессор. Кремль рассчитывал, что мы останемся его сателлитами навсегда. Таким образом, первое, что нам удалось, — это изменение в головах граждан отношения к своей стране. То, что нам не удалось, я бы адресовал к действиям власти и результатам этих действий. Поэтому мы на каждом этапе не должны забывать о наших успехах, которые в первую очередь оценили в Кремле. Кремль этих успехов испугался, и потому пошел на нас войной. И эти успехи заключаются, прежде всего, в отходе от «совкового» менталитета. Что касается неуспехов, то здесь нужно помнить, что каждый из граждан к этому так же приложил руку. Приложил руку как избиратель, который избирал власть в ожидании чуда.

Что касается потерянных шансов, то должен сказать, что не бывает стопроцентных верных решений. Желательно, чтобы процент верных решений был больше неверных. Тогда страна будет двигаться вперед. Мы много чего потеряли, в частности во времена Кучмы и во времена Януковича. Это был трагический период. Но хочу сказать, что наши потери в результате двух лет правления Порошенко в другом жанре, чем во времена Януковича, но по последствиям не меньшие.

У нас был и пока сохраняется очень мощный интеллектуальный потенциал. То, что у нас в свое время произошла бандитская приватизация, даже эту проблему можно решить. Я недавно писал статью «Разрушитель будущего» и там изложил мысли относительно действий нынешней власти, которая пытается лишить студентов стипендии. Так вот негативная цена таких решений выше, чем цена антинародных решений при проведении приватизации. Потому что предприятия можно построить, создать, но если мы потеряем интеллектуальный потенциал страны, это будет катастрофа. Пока мы его не потеряли, но уже много сделано, чтобы это произошло. Поэтому сейчас нужно об этом задуматься и откорректировать действия власти.

Сейчас нужно начинать с выхода из глубокого политического кризиса в стране. В этом смысле никто ничего лучшего не придумал, кроме проведения выборов. Перевыборы — это единственный цивилизованный путь выхода из политического кризиса. Сейчас все признаки такого кризиса есть. Произошла полная делегимитизация власти, когда народ не верит ни одной ветви власти, более того, в парламенте нет большинства, и тем самым действия группы людей, которые такого большинства не имеют, называются узурпацией власти. Президент вопреки Конституции продолжает распределять полномочия в свою пользу и делает это с целью укрепления собственного бизнеса. Его империя разрастается и достигла военно— промышленного комплекса. Фактически, ситуация дошла до того, что бизнес— успехи Президента зависят от продолжения войны. Поэтому считаю, что есть все предпосылки для перевыборов действующей власти.

«В сфере экономики и социальном секторе у нас очень небольшие достижения»

Владимир Лановый, президент Центра рыночных реформ:

— Во-первых, за годы независимости у нас наконец сформирована политическая нация, которая имеет свои исторические основы. Эта политическая нация хочет развития в русле принципов, которые исповедуют европейские страны. Украинская политическая нация продемонстрировала, что она не позволит себя обидеть и способна защищать свое государство. Нас уважают и на научном, и на бытовом, и на политическом уровне. У нас во всех отраслях есть свои авторитеты. Если ранее украинцев и россиян отождествляли, то сейчас Россия сама сделала все, чтобы развести эти мосты.

Мы действительно построили свое государство со своими нормами, институтами. Формально Украина является независимой и устойчивой. Мы не вошли в объединения постсоветского типа и фактически не являемся членами СНГ. Можно сказать, что нам удалось отделиться от России и в политическом, и в военном смысле. Частично мы отделились от РФ и в информационном плане. Но только частично.

Важным аспектом является позиционирование своей идентичности через нашу культуру и традиции. Ведь у нас есть много «визиток», по которым нас воспринимают в мире.

К сожалению, в сфере экономики и в социальном секторе у нас очень небольшие достижения. Мы перешли на собственную денежную единицу через пять лет независимости, в то время как Эстония, Латвия сделали это на второй год. Один из наших бывших президентов ввел гривню, а затем издевался над ней как хотел и фактически обессилил ее, бросив в пропасть девальвации. Частная собственность у нас деформирована. Фактически мы имеем доминирование олигархической собственности, которая не является частной, а является смесью государственной и украденной собственности. Олигархат является тормозом для развития экономики независимого государства.

Когда мы получаем от правительства или какой-то национальной комиссии тарифы на жилищно-коммунальные услуги, то это значит, что эти услуги предоставляют не электростанции, не ТЭЦ, не коммунальные предприятия, а эти услуги принадлежат самому правительству. То есть правительство устанавливает цену. Принципы же частной собственности заключаются в свободном установлении цены владельцем. Покупатель, выходит, так же реализует право на товар не тогда, когда это ему нужно. Он поставлен в условия безальтернативности.

Нам нужно посмотреть на себя и сравнить с другими странами — бывшими советскими республиками и странами Совета экономической взаимопомощи, которые в свое время прорвались очень быстро и сейчас мощно развиваются. Это касается Эстонии, Латвии и Литвы. Если у нас приватизация растянулась на десять лет, то они ее провели за несколько лет. У них не было стремительной девальвации денег. Также нужно обратить внимание на Польшу и Чехию. Ничего особенного они не сделали, ведь все, что они сделали, было написано на скрижалях и наших реформ. Но они смогли мобилизовать политическую элиту. У нас система продвижения к верхушке лучших представителей нации заторможена и подчинена чьим— то интересам. Именно поэтому мы имеем несовершенную и безграмотную политическую элиту, которую и элитой назвать трудно. Это позор для страны. Поэтому с такими представителями страны западный мир не хочет общаться, что в известной степени искусственно изолирует Украину. У меня надежда остается на нашу политическую нацию, на ее здоровое общественное мышление, которое не воспринимает навязанные условия нечестной игры, такую власть и такие «реформы».

«Украине за эти годы удалось стать субъектом международного права»

Виктор Шишкин, первый генпрокурор Украины (1991—1993 гг.), судья Конституционного Суда Украины (2006—2015 гг.):

— Украине за эти годы удалось стать субъектом международного права. Украинцы родились как политическая нация. Внедрены элементы государственности, хотя и не полной самостоятельности нашего государства. Но то, насколько будет подтверждена самостоятельность, это уже зависит от поведения политиков. Нам удалось создать свою правовую базу. Хотя эта база имеет много дефектов, особенно после изменений за последние пять лет.

Но, к сожалению, за эти 25 лет мы, имея достаточно мощный потенциал, больше потеряли, чем получили. Во— первых, действительно, мы имели очень мощный экономический потенциал. Мы имели серьезный военный и военно— промышленный потенциал, большой морской потенциал. У нас была «Бласко», которая была шестой компанией планеты и первой в бывшем Советском Союзе. Так что с точки зрения экономического и промышленного потенциала мы потеряли намного больше, чем получили, и тому были свои причины.

Единственное, что можно выделить в экономическом плане, а точнее финансовом, — это то, что мы получили собственную денежную единицу. Но мы потеряли серьезный научно— технический потенциал, так как он не развивался. Для того чтобы выпускники технических вузов могли найти себе приложение на Украине, для них нужно было создать свои рабочие места. Тогда бы они росли как профессионалы и не искали себе место в других странах. Выходит так, что только война заставила нас реанимировать оборонно-промышленный комплекс и привлечь соответствующие профессиональные кадры. У нас был, кроме того, огромный ракетно-космический потенциал как производственная база. Мы его не потеряли, но никак не развили. Нужно сознавать, что отсутствие развития — это тоже потеря.

Если брать геополитический фактор, то мы имели потенциальные возможности стать серьезным игроком на международной арене. Если бы сразу был взят курс на наше членство в евроатлантических, мировых структурах, в том числе ВТО и НАТО, и создание новых мощных экономических блоков с восточноевропейскими странами, которые на то время вышли из социалистического лагеря, то сейчас мы имели бы большое пространство для развития на совершенно иных принципах. Мы должны были определиться сразу со стратегическими партнерами. Причем опираться не на бывшие советские связи, а на страны запада и те страны, которые выбрали западный вектор. Там есть высокотехнологический и интеллектуальный потенциал, который двигает страны по интенсивному, а не экстенсивному пути. В первые годы у нас действительно было туго с экономикой, была и так называемая «шоковая терапия», но если бы эту «хирургическую операцию» провели правильно, то сейчас бы мы имели совсем другие результаты. Пример тому Польша и страны Балтии, которые сумели вовремя определиться с приоритетами. Они прошли через трудности, но не застряли в них. Более того, они четко избрали европейские стандарты, которые заключаются прежде всего в формировании соответствующей ментальности сосуществования. Это совсем другой уровень отношений.

В правовом смысле мы внедрили ряд качественных позиций. Например, Гражданский кодекс у нас выступает регулятором производственных, экономических отношений, и он соответствует европейским стандартам. Но у нас не готовили специалистов для реализации именно такого уровня гражданского права. Таким образом, этот кодекс остался мертвым грузом, который практически не применен. Те же экономические отношения регулировались по принципам представления о старом советском законодательстве. Более того, формально у нас и Конституция 1996 года соответствовала всем европейским стандартам, но эту Конституцию игнорировали все наши президенты с того момента, как она была принята.

Фактически мы имеем правовой нигилизм, пример которого подают не простые граждане, а власть — президент, министры и депутаты. Именно власть демонстрирует пример абсолютно искаженного отношения к праву и законам, в том числе к высшему Закону — Конституции.

Что касается политического «котла», то здесь стоит отметить, что виновата не только власть, но и избиратель, который такую власть избирает. Все же общество должно научиться брать ответственность и на себя, когда ставит галочку в избирательном бюллетене. Должен напомнить, что того же Гитлера выбрал немецкий народ. Он пришел к власти абсолютно демократически в 1933 году, равно как и в 1994-м Кучма, который создал кланово-олигархическую систему на Украине. Так что и Гитлера, и Кучму избрал сначала народ. Именно поэтому народу нужно делать выводы, когда он позволяет самого себя загонять в западню, из которой потом придется выходить довольно радикальными путями.

источник: День



загрузка...

Читайте також

Коментарі