Почему Тегеран остановил российские авианалеты с его базы

Почему Тегеран остановил российские авианалеты с его базы

Факт использования иранской базы Хамадан российскими самолетами удивил Запад, но Тегеран внезапно кардинально изменил позицию. Министр обороны Ирана отчитал Россию, раструбившую о сделке в сегодняшней манере ее государственных СМИ, за «хвастовство и неучтивое отношение». Тегеран прекратил это сотрудничество из-за негативной реакции иранцев, или кто-то — читай: США — убедительно с ним поговорил?

«В военном альянсе Тегерана и Москвы наметились трещины», — пишут корреспонденты The Wall Street Journal: недавно начавшиеся вылеты российских самолетов с иранской авиабазы с целью бомбардировок в Сирии вскоре прекратились, а министр обороны Ирана обвинил Россию в стремлении «похвастаться».

В понедельник Хоссейн Дехган отчитал Россию за то, что она разрекламировала размещение своих самолетов в Хамадане. «За этим объявлением стояли хвастовство и неучтивое отношение», — заявил министр обороны, согласно сообщению полуофициального Иранского студенческого агентства новостей.

«Естественно, русским хотелось бы продемонстрировать, что у них сверхдержава и влиятельная страна и что они присутствуют при развитии всех событий в сфере безопасности в регионе и в мире», — сказал министр, но добавил, что база использовалась краткосрочно и без письменного соглашения.

Позднее официальный представитель МИД Ирана Бахрам Гхасеми объявил, что вылеты российской авиации завершились. «Это была конкретная операция, — сказал он. — Они прилетели, улетели и закончили ее».

Издание замечает: «Когда российские военные объявили об авиаударах с территории Ирана, российское государственное телевидение пестрело кадрами боевых вылетов. Российские военные в пресс-релизах хвастались уничтожением объектов боевиков».

«Очевидно, для внутриполитических дискуссий в Иране это оказалось чем-то нестерпимым, — говорит Клифф Капчен (Eurasia Group). — То, каким образом российская сторона публично об этом сообщила, вызвало чрезмерную негативную реакцию».

Авторы статьи также подчеркивают, что иранскому менталитету давно уже свойственны опасения перед вмешательством извне.

Тегеран прекратил это сотрудничество, в частности, потому, что ожидал от России большего такта, пишет Моника Боллигер на страницах швейцарской газеты Neue Zuercher Zeitung. Как заявил министр обороны Хоссейн Дегхан, русские «поступили не по-джентельменски, начав хвастаться».

Вообще, в Иране предоставление военной базы иностранному государству — кстати, первое со времен Второй мировой войны — непопулярно по историческим причинам; Тегеран неоднократно неудачно контактировал с крупными державами. Одним из самых известных слоганов Исламской революции был «Ни Восток, ни Запад — Исламская республика».

Во время Второй мировой Советский Союз вместе с Великобританией оккупировали страну, а в 1942 году свергли шаха, придерживавшегося нейтралитета, говорится в статье. После завершения войны британцы ушли, а СССР поначалу отказывался. В итоге Иран стал первой страной, которая обратилась с формальной жалобой в Совбез ООН. Иран вновь стал разменной монетой из-за интересов крупных держав, когда США и Великобритания организовали свержение премьер-министра Моссадыка в 1953 году.

Поэтому известие об использовании российскими военными иранской военной базы вызвало неоднозначную реакцию, продолжает Боллигер. Депутаты иранского парламента задали критические вопросы по поводу деятельности российских военных в Иране, в том числе указав на предположительное нарушение конституции.

Между тем за первоначальным решением Ирана, помимо общих с Россией интересов по Сирии, могли стоять и военные соблазны, добавляет автор: Тегеран хочет купить российские истребители Су-30. Также Россия начала поставлять в Иран комплексы ПВО С-300.

«В понедельник Иран аннулировал разрешение российским самолетам совершать боевые вылеты в Сирию с целью бомбардировок с его авиабазы, заявив о неприемлемой откровенности и заносчивости Кремля в отношении этой привилегии», — сообщает The New York Times.

«Неожиданная смена курса и разъяснения министров иностранных дел и обороны Ирана, как представляется, отражают глубоко укоренившееся и давнее недоверие Тегерана к России, несмотря на тактический альянс в сирийской войне», — полагают авторы статьи Энн Барнард и Эндрю И.Крамер.

«Внезапность расторжения договора показывает, что россияне, стремящиеся продемонстрировать свое растущее влияние на Ближнем Востоке, неправильно интерпретировали то, как публичное заявление об использовании ими базы Хамадан в Западном Иране будет воспринято иранцами», — говорится в статье.

Российские государственные СМИ раструбили сделку как знак углубления партнерства с Ираном. Между тем ни одна иностранная держава не действовала на основе силы в Иране со времен Второй мировой войны.

Возможно, «заносчивость» Москвы так уязвляет иранцев после того, как Россия год назад перехватила у Ирана роль главного союзника сирийского правительства, считают журналисты.

При этом у России и Ирана сильно различаются подходы, роли и стратегические планы. Приоритет России — не допустить того, что она считает подготовленной Западом сменой режима в Сирии. Иран же больше заинтересован в сохранении и расширении своего влияния на Ближнем Востоке через отношения с ливанской группировкой «Хизбалла», другими шиитскими военизированными организациями и с Асадом, полагают авторы.

Боевики «Хизбаллы» и их сторонники открыто презирают сирийскую правительственную армию, тогда как «российским офицерам комфортнее иметь дело с командирами сирийской армии, многие из которых получили образование в России, а не с участниками вооруженных формирований с их нарочитой шиитской религиозностью», говорится в статье.

Позиции России и Ирана также резко расходятся по Израилю, отмечает издание. Кроме того, Иран еще помнит, как Российская империя воевала с Персидской и поглотила ее периферию.

После того как российские бомбардировщики «Ту» и «Су» начали совершать вылеты на прошлой неделе, депутаты иранского парламента заявили, что это соглашение, возможно, нарушает конституцию страны, передают журналисты.

Профессор МГИМО Виктор Мизин отметил символическую важность этого соглашения для России. «Месседж заключается в том, что Россия продолжает начатое в Сирии дело, — подчеркнул Мизин, — а именно, что Россия вернулась к статусу сверхдержавы, подобно Советскому Союзу, только без идеологии».

Как пишет The Financial Times, факт использования базы Хамадан российскими самолетами удивил Запад и подкрепил версию, что Россия усиливает позиции на Ближнем Востоке. Но то, что Тегеран кардинально изменил свою позицию, — по-видимому, признак негативной реакции иранцев.

Министр обороны Ирана Дехган сказал в воскресенье, что Тегеран разрешил вылеты российских самолетов из Хамадана после того, как об этом попросил сирийский режим, но раскритиковал Россию за то, что она громогласно объявила об использовании иранской территории для бомбежек в Сирии.

По мнению издания, публичная кардинальная смена позиции Тегерана вызвала в Москве замешательство. Франц Клинцевич, зампред комитета по обороне в Совете Федерации, сказал, что это, возможно, недоразумение. «Либо кто-то, кому Иран не мог отказать по какой-либо причине, настоятельно призвал его принять такое решение, — сказал Клинцевич в интервью «Интерфаксу». — По моему мнению, этой третьей силой могли быть только США, не скрывавшие своего раздражения по поводу использования иранской базы Россией».

Госсекретарь США Керри воздержался от комментариев, замечает газета.

источник: Инопресса



загрузка...

Читайте також

Коментарі