Даже Владимир Путин не в состоянии убить русскую революцию

Даже Владимир Путин не в состоянии убить русскую революцию

«25-летие августовской революции 1991 года вряд ли будет встречено массовыми проявлениями радости и гордости, не говоря уже о фанфарах», — пишет в The Foreign Policy Леон Арон, директор отдела исследований России в American Enterprise Institute (США). «Прежде всего, это же была скорее попытка реваншистского переворота, чем демократическая «революция», верно? Разве спустя четыре месяца СССР не распался вроде бы сам собой? И разве это важно на 16-м году пребывания Владимира Путина у власти?» — задается вопросами автор.

И сам же отвечает, что на первые два вопроса ответ отрицательный, а на последний вопрос он ответит под конец статьи.

«По всем критериям восстание в августе 1991 года было классической великой революцией: взгляните на его результаты, влияние на будущее России и, главное, на его цели. Ключевые задачи имели нравственный характер. Подобно революциям в США и Франции или даже восстаниям «арабской весны», свержение советского строя совершилось ради человеческого достоинства», — говорится в статье. По мнению автора, Михаил Горбачев и Александр Яковлев, а позднее Борис Ельцин и Егор Гайдар «стремились покончить с полным подчинением общества государству и с повседневными унизительными явлениями: дефицитом, страхом, репрессиями, ложью, беззаконием и нравственной деградацией, — которые порождало это подчинение».

По мнению автора, революция стремилась возвести три линии обороны от возрождения тоталитарного социалистического государства. Это частная собственность, свободная рыночная экономика и верховная власть народа над исполнительной ветвью власти.

Приватизация причинила страдания миллионам россиян, заставила их переселиться в другие места или остаться без работы, но стала фундаментом поразительного взлета экономики, который начался в 1999 году, считает автор.

Россияне теперь, как никогда ранее, имеют доступ к изобилию качественных пищевых продуктов, товаров и услуг, утверждает он.

«Заодно революционная Россия претерпела демилитаризацию по собственной воле: беспрецедентное явление для крупной державы, которая не потерпела поражения в войне», — пишет автор. По его мнению, это объяснялось не безденежьем: находят же Куба или Северная Корея деньги на армию.

«Но, при средней цене на нефть около 18 долларов за баррель, постсоветская Россия в 90-е годы неуклонно повышала расходы на здравоохранение», — утверждает автор. К 1999 году они составляли 7,3% ВВП (сегодня в России — 6,5%).

«Столь же впечатляющими были попытки возродить человеческое достоинство посредством свободы, разделения властей и законодательного ограничения власти государства», — говорится в статье. По мнению автора, парламентские выборы в 1993, 1995 и 1999 годах, а также президентские выборы 1996 года «были самыми свободными в российской истории, если не считать выборов в Учредительное собрание в ноябре 1917 года». Парламент был независим, в нем доминировала оппозиция.

Арон замечает, что Госдума распорядилась освободить «лидеров октябрьского восстания 1993 года, когда банды в черных рубашках — левые головорезы-антисемиты — обстреливали прохожих с крыши здания парламента и бросали гранаты в телецентр Останкино». «Невозможно найти в кровавой истории России (или, кстати говоря, почти любой страны) случай, когда победители без предварительных условий освободили нераскаявшихся лидеров вооруженного восстания, которые в случае успеха определенно казнили бы Ельцина», — говорится в статье.

Первая чеченская война «завершилась не из-за поражения на поле боя: ей положили конец свободные СМИ и демократическое давление на исполнительную власть», считает автор.

«Суды, былые жалкие придатки государственной «социалистической юстиции», колоссально усилились. Впервые в истории страны граждане подавали в суд на власти всех уровней, в том числе на президента, а суды в более чем трех четвертях случаев выносили решения в пользу истцов», — говорится в статье.

«Но куда же подевались эти поразительные достижения? Они бесследно поглощены путинской «реставрацией»: абсолютно циничной, самодовольной, хищной, воинственной, а также коррумпированной с таким размахом, что «проклятые 90-е» (как прозвала это революционное десятилетие путинская машина пропаганды) кажутся детской забавой», — говорится в статье.

Путин своими утверждениями вернул своим соотечественникам утраченную гордость тем, что их страна — нравственный и военный противовес США.

«Миллионы россиян вновь, как в советские времена, считают свою страну заслоном на пути зла и гарантом мира во всем мире. Эта вспышка национальной гордости затмевает унижения со стороны власть имущих, которых народ в соцопросах неуклонно называет некомпетентными, коррумпированными и черствыми», — говорится в статье.

Автор отмечает, что реакционная реставрация может затянуться на десятки лет, но в истории не было случая, чтобы реставрация полностью потушила революцию или оказалась перманентной.

«Августовская революция 1991 года тоже продолжает жить», — считает автор. По его мнению, с ее лозунгами выходили демонстранты в 2011/2012 году.

«Сегодня их стремление к демократической России может казаться донкихотством, но траектория современной российской истории больше благоволит Навальным, Немцовым и Кара-Мурзам, чем режиму, который пытается их подавлять. На любом ключевом историческом повороте, когда была возможность выбирать между свободно конкурирующими партиями и кандидатами, большинство российских избирателей предпочитало демократию, модернизацию и реформы, а не авторитарных реакционеров левого или правого толка», — считает автор.

Источник: Foreign Policy, источник: Инопресса



загрузка...

Читайте також

Коментарі