Советская империя канула в прошлое, но имперский подход жив и сегодня

Советская империя канула в прошлое, но имперский подход жив и сегодня

Четверть века назад попытка устроить в Москве путч завершилась поражением. Однако многие из проигравших сегодня оказались победителями, пишут западные издания: на смену революции пришла реставрация. По мнению обозревателей, нынешние власти замалчивают события августа 1991 года, которые стираются из коллективной памяти, уступая место ностальгии по великой державе. Сегодняшнее российское общество чествует других героев, которые ассоциируются с мощью царской империи.

25 лет назад функционеры-реакционеры, военные и сотрудники спецслужб устроили в Москве путч. И хотя тогда они «проиграли, многие из них оказались сегодня среди победителей», пишет Юлиан Ханс на страницах швейцарской газеты Tagesanzeiger.

«Долгое время казалось, что судить о том, причисляет ли себя тот или иной человек к демократическим силам или же к их противникам, можно по тому, на какой стороне он был в те августовские дни. Но на самом деле все это уже давно не так просто», — подчеркивает автор. Так, нынешний министр обороны Сергей Шойгу, в 1991-м поддерживавший Ельцина, в прошлом году заявил, что в случае повторения событий начала 90-х «армия больше не будет стоять в стороне». То же самое можно сказать и о бывшем сотруднике КГБ Викторе Золотове, который тогда вместе с Ельциным стоял на танке перед Белым домом. Золотов долгие годы был личным телохранителем Путина, пока в апреле нынешнего года не был назначен главой только что созданной Национальной гвардии. В ее задачи, кстати, входит подавление восстаний.

После амнистии 1994 года путчисты начали пользоваться своими старыми связями. К примеру, на инаугурации Путина в 2000 году почетным гостем был экс-глава КГБ и путчист Владимир Крючков. Почти каждый второй российский номенклатурщик сейчас является выходцем из спецслужб. А по опросам «Левада-Центра», сегодня только 16% населения страны вышли бы на улицы на защиту демократии, добавляет издание.

Волна ностальгии по Советскому Союзу стерла события 1991 года из коллективной памяти в России, пишет Марк Беннетс в The Times.

По данным опроса «Левада-Центра», только 50% россиян смогли правильно ответить на вопрос: «Что произошло 19-21 августа 1991 года?» Лишь 8% респондентов расценили эти события как победу демократии, и лишь 16% заявили о том, что они вышли бы на улицы сегодня, чтобы предотвратить захват власти коммунистами.

«Нынешнее руководство — не коммунисты, но они придерживаются той же самой националистической идеологии, что и организаторы путча, — считает директор «Левада-Центра» Лев Гудков. — Это означает, что они предпочитают замалчивать события 1991 года. Молодые люди почти ничего не знают об этих событиях. В России нет институтов, которые бы поддерживали историческую память об этом периоде, помимо мифа о том, что мы потеряли великую империю, когда распался Советский Союз».

«Путин, бывший офицер КГБ, стоит за резким ростом влияния спецслужб с тех времен, как он пришел к власти почти 17 лет назад», — отмечает газета.

«Даже Владимир Путин не в состоянии убить русскую революцию», — утверждает Леон Арон, директор отдела исследований России в American Enterprise Institute (США), в заголовке статьи, опубликованнойForeign Policy.

«По всем критериям восстание в августе 1991 года было классической великой революцией: взгляните на его результаты, влияние на будущее России и, главное, на его цели. Ключевые задачи имели нравственный характер. Подобно революциям в США и Франции или даже восстаниям «арабской весны», свержение советского строя совершилось ради человеческого достоинства», — говорится в статье.

По мнению автора, революция стремилась возвести три линии обороны от возрождения тоталитарного социалистического государства. Это частная собственность, свободная рыночная экономика и верховная власть народа над исполнительной ветвью власти. Автор перечисляет впечатляющие, по его мнению, результаты в этих сферах, достигнутые в 90-е годы.

«Но куда же подевались эти поразительные достижения? Они бесследно поглощены путинской «реставрацией»: абсолютно циничной, самодовольной, хищной, воинственной, а также коррумпированной с таким размахом, что «проклятые 90-е» (как прозвала это революционное десятилетие путинская машина пропаганды) кажутся детской забавой», — говорится в статье.

Автор отмечает, что реакционная реставрация может затянуться на десятки лет, но в истории не было случая, чтобы реставрация полностью потушила революцию или оказалась перманентной.

«Августовская революция 1991 года тоже продолжает жить», — считает автор. «На любом ключевом историческом повороте (…) большинство российских избирателей предпочитало демократию, модернизацию и реформы, а не авторитарных реакционеров левого или правого толка», — считает автор.

«Россия забывает об агонии СССР, но не о могуществе империи» — сообщает испанская El Pais.

«В памяти российского общества размываются воспоминания об агонии СССР и политической конфронтации между президентом СССР Горбачевым и главой РСФСР Ельциным», — пишет корреспондент Пилар Бонет. По мнению автора, сегодня российское общество предпочитает более широкую историческую перспективу и других героев, которые ассоциируются с мощью царской империи. «В этом контексте проходит 25-летие попытки госпереворота: 19 августа 1991 года группа высокопоставленных официальных лиц хотела спасти СССР от распада», — говорится в статье.

С точки зрения идеологии, поощряемой Кремлем, 90-е годы были периодом унижения и нищеты, которые страна начала преодолевать после прихода Путина к власти.

После прихода к власти Путин эклектично возродил символы прошлого (царского орла, мелодию советского гимна), а в своей программе делает упор на укрепление связей с «постсоветскими странами», как пишет автор.

Бывший государственный секретарь России Геннадий Бурбулис полагает, что распад СССР был «политическим Чернобылем», который до сих пор излучает радиацию. По его мнению, советская «империя», «милитаризированный и тоталитарный режим» фактически исчезли 22 августа 1991 года, но «имперский подход» по-прежнему жив и выражается в «опасных играх в реставрацию».

19 августа в Симферополе будет торжественно открыт памятник Екатерине II, завоевавшей Крым в 1783 году. «Памятники царям сейчас в моде в России», — заключает издание.

«Российский вызов радикально изменился с 1990-х годов», — пишет в The Washington Post Анджела Стент, глава центра по изучению Евразии, России и Восточной Европы в Университете Джорджтауна.

Действия России нацелены на то, чтобы «посеять сомнения в легитимности нашего демократического выборного процесса», полагает автор. Она отмечает, что Россия обвинила США в своих экономических проблемах и начала военно-воздушную кампанию в Сирии, которая заставила США пойти на переговоры и признать возросшую международную роль России.

«Сталкиваясь с Кремлем, который считает США своим главным противником, как следующий американский президент должен подходить к России? Он или она должны не стремиться к новой «перезагрузке», но принять тот факт, что та Россия, с которой мы имеем дело сегодня, требует другого подхода», — полагает Стент.

Автор полагает, что санкции США не следует отменять, пока Россия поддерживает конфликт на востоке Украины, кроме того, США должны усилить свое военное присутствие в Европе. «Проблема России долгосрочная и, скорее всего, переживет и президентский срок следующего президента США, и путинское время пребывания в должности», — подытоживает Стент.

источник: Инопресса



загрузка...

Читайте також

Коментарі