Олег Кашин: я легко могу представить себе распад России

Олег Кашин: я легко могу представить себе распад России

Российский публицист Олег Кашин в интервью «Апострофу» дал свою оценку ситуации с оккупированным Крымом, рассказал, что может последовать за фсбшной историей с крымской «диверсией», прокомментировал убийство в Киеве известного в России журналиста Павла Шеремета, инцидент с главарем ЛНР Игорем Плотницким, а также ответил на вопрос, выгодна ли Кремлю деятельность Надежды Савченко в Украине.

— Ситуация с Крымом сильно расколола украинское и российское общества. По вашему мнению, можно ли вернуть статус-кво полуострову?

— Спасибо, что задали этот вопрос первым — люди радикальных взглядов смогут прочитать на него ответ и не читать дальше, не тратить свое время.

— Уже заинтриговали.

— Можно ли вернуть статус-кво Советскому Союзу? А Югославии? А Чехословакии? Границы в Европе и в мире меняются часто на протяжении веков, и каждый раз уместна поговорка про зубную пасту и тюбик, в который ее уже не запихнешь. Я уверен, что история Крыма совершила необратимый поворот в феврале 2014 года. Чем скорее оба наших общества это поймут и примут, тем скорее жизнь на полуострове нормализуется. Извините.

— А при каких обстоятельствах Россия может вернуть Крым Украине?

— В принципе, я очень легко могу представить себе распад России и появление на ее нынешней территории каких-то новых государств. Есть Кавказ, есть, между прочим, Тува, есть даже Татарстан, который за 25 лет проделал тот путь национального строительства, на который другие страны в Европе тратили века.

Очевидно, и Крым находится в зоне риска — российское государство не очень устойчиво и не очень монолитно, и при очередном потрясении оно вполне может потерять Крым. Значит ли это, что он в этом случае радостно вернется в состав Украины? Нет, конечно, не значит. Отношения Крыма и Киева можно описать формулой «была без радости любовь, разлука будет без печали». Да и не очень корректно, наверное, говорить о земле, населенной живыми людьми, как о неодушевленном предмете — «вернуть». Я понимаю, что в Украине еще долго будет популярно именно такое отношение к Крыму, и надеюсь, что, по крайней мере, никто в Киеве не решится отвоевывать Крым обратно силой.

— Но ведь пока Россия не вернет Крым, наши страны едва ли помирятся…

— Я не думаю, что вообще в России кто-то даже из тех политиков, которые сейчас говорят о Крыме как о части Украины (Явлинский, Касьянов), будет готов отказаться от Крыма, если вдруг придет к власти. Говоря о Путине и его экспансионистской политике, многие вспоминали Гитлера, Судеты, и это сравнение, наверное, вполне уместно. Но оно такое обоюдоострое — Крым можно считать Судетами и по отношению к Украине, а маниакальное желание его вернуть может принести много бед и Крыму, и самой Украине. Гитлер живет не только в Путине, имейте это в виду.

— В последнее время идет очень динамичное сближение Путина с Эрдоганом. Насколько это выгодно России?

— Я бы не стал говорить в этом контексте о России. Сегодня российское государство слишком завязано на персоне Путина, и вместо национальных интересов у России только личные интересы Путина. Ему — да, наверное, выгодна дружба с Эрдоганом. Путин то вообще хочет быть влиятельным мировым лидером, и поскольку его прогнали из клуба ведущих стран мира, из «семерки» («восьмерки»), то ему теперь нужны любые дружбы такого рода.

— А может ли Эрдоган признать Крым российским?

— Я думаю, это вопрос времени. Может быть, Трамп станет президентом США и признает Крым. А за Трампом потянутся другие, почему бы и нет.

— Думаете, у Трампа есть шанс стать президентом США?

— Я вообще не разбираюсь в американской политике и не хотел бы о ней рассуждать. Но мы же с детства знаем, что результат американских выборов непредсказуем, поэтому у Трампа, конечно, есть шанс.

— Последние несколько дней очень активно обсуждается попытка «диверсии» в Крыму. Как Путин это использует?

— Да, я действительно боюсь, что нынешнее (искусственное и инициированное Россией) обострение может привести к новым боевым действиям на Донбассе. Но пока можно надеяться, что адресаты этой игры находятся внутри России: скоро выборы, надо как-то держать россиян в тонусе, «диверсия» в Крыму для этого неплохо подходит.

— Может ли Путин решиться на военный удар по Украине?

— Я надеюсь, что нет, но и ожидание горячей фазы — это само по себе почти война. Ну а стрелять в регионе и не переставали.

— Целью якобы украинских «диверсантов» было «убить туризм в Крыму». Вам не кажется эта фраза смешной?

— Кажется, конечно. Это фраза из газеты «Коммерсантъ», из текста ее отдела преступности, который очень часто используется российскими спецслужбами для информационных сливов такого рода. А сливы из ФСБ всегда звучат смешно, потому что в этой конторе много параноиков и шпиономанов, воспитанных в культуре 1937 года.

— Российские «Известия» 12 августа написали со ссылкой на свои источники, что Россия может разорвать дипломатические отношения с Украиной. Возможен ли такой сценарий? И зачем это нужно Путину?

— Вообще, странно, что дипломатические отношения не разорвала Украина в 2014 году. Это было самое странное в донбасской войне, когда украинские власти постоянно говорили, что воюют с Россией, но при этом держали в Москве свое посольство, а вЛипецке — знаменитую фабрику.

— Поддерживаете ли вы идею введения визового режима между Украиной и Россией?

— Ну, по факту он уже введен украинской стороной. Последний раз я въезжал в Украину весной 2014 года, и в «Борисполе» проходил с СБУ процедуру, вполне сопоставимую с получением визы. Мне это, конечно, не нравится. Визы — это плохо, свобода передвижения — важнейшее право человека.

— Что думаете касательно кандидата в послы РФ в Украине Михаила Бабича? Это агент ФСБ? Какую угрозу для Украины он может нести?

— Я не очень верю в самостоятельную сущность ФСБ. Как бы грозно ни звучала эта аббревиатура, она остается всего лишь инструментом в руках Кремля. Я не понимаю такой болезненной реакции на Бабича со стороны украинцев. Вам что, нужен российский посол, который не связан ни с ФСБ, ни с Кремлем, какой-нибудь киноактер, который будет улыбаться и ничего не решать?

Бабич — такой вполне зловещий сурковский чиновник, фигура достаточно мрачная. Ну, так и отношения между нашими странами сейчас мрачные. Так что он вполне им адекватен.

— А что скажете о Савченко? Что думаете о ее политической деятельности сейчас?

— Мне весело наблюдать за тем, как те же люди, которые слепили из Савченко национальную героиню, теперь проклинают ее за те, в общем, банальные слова, которые она говорит.

— А как считаете, выгодна ли ее деятельность сейчас Кремлю?

— Мне кажется, Кремлю как раз выгоден радикализм в стиле пресловутого «Правого сектора» и риторика выжженной земли применительно к Донбассу. А примиренческая риторика в том виде, в котором ее излагает Савченко — я уверен, что через год-два это станет общим местом в украинском обществе, а Савченко просто опережает время.

— Как считаете, покушение на главаря ЛНР Игоря Плотницкого — это была инсценировка? Кому она выгодна?

— Нет, не думаю, что это инсценировка. Плотницкий, судя по всему, персонально стоит за убийствами многих независимых сепаратистских лидеров типа Мозгового, Дремова или Беднова. И людей, желающих ему отомстить, в Луганске достаточно.

Но вы правы — любое событие такого рода может быть выгодно самому Плотницкому в его борьбе против независимых командиров и за укрепление собственной власти.

— С момента убийства Шеремета прошло уже три недели. Если допустить в этом преступлении «российский след», то как думаете, заказчики добились своих целей?

— Когда убили Бориса Немцова, российская пропаганда пыталась говорить об украинском следе. Это было смешно. И мне кажется,разговоры о российском следе в убийстве Шеремета столь же «достоверны».

Вы живете в воюющей стране, у вас человеческая жизнь обесценилась до более низких, чем в России, показателей, у вас все на всех обижаются и все всех ненавидят — а вы зачем-то ищете российский след. Ищите на здоровье, конечно, но это дурное занятие в данном случае.



загрузка...

Читайте також

Коментарі