Угловой удар: что происходит с Путиным

Угловой удар: что происходит с Путиным

Когда советские психиатры, помогая руководству родной партии в борьбе с диссидентским движением, придумали диагноз «вялотекущая шизофрения», они даже и не подозревали, как близки были к разгадке поведения самого этого руководства. Для того чтобы лгать не краснея, чтобы придумывать истории одна другой бессмысленнее, чтобы при этом самому себе верить — нужно быть именно что шизофреником. Причем не вялотекущим.

Диагноз правителей Советского Союза в полной мере унаследовали их российские преемники. То, что мы наблюдаем в последние дни вокруг Крыма, — это никакой не заранее продуманный план, не новый Гляйвиц, не подготовка к войне. Это очередное обострение болезни. Болезни, которую сам Путин — еще когда не потерял способность к самоанализу — блестяще описал в своих беседах с Натальей Геворкян и Андреем Колесниковым. Когда говорил о крысе, которую он мальчишкой загнал в угол и которая бросилась на своего преследователя.

Эта крыса не дает ему покоя. Он помешан на этой крысе. Он сросся с этой крысой и стал ею. Только крысой он себя и чувствует — крысой, загнанной в угол и вынужденной нападать, — иначе затопчут. Это в глазах собственных пропагандистов и одурманенного населения Путин — победитель в рыцарских доспехах, поднимающий Россию с колен. Но сам для себя он все еще в том заплеванном, вонючем питерском подъезде — и буквально через мгновение на его голову опустится палка преследователя. Нужно нападать!

Судите сами. Путин был уверен, что аннексия Крыма сойдет ему с рук, а после начала войны в Донбассе Запад побежит с ним договариваться и примет все его условия, что Украина из выздоравливающего государства свободных людей вновь превратится в манную кашу под его сапогами. Но ничего этого не произошло! Аннексия Крыма так и не признана, экономика хиреет, «братва» под санкциями, Донбасс — несмотря на все уловки, заложенные им в минских соглашениях, — никак «не впихивается» в Украину на российских условиях, вместе с Захарченками, Плотницкими и прочей мразью. Все трофеи последнего времени — один Эрдоган, но он знает Эрдогана как самого себя и прекрасно понимает, что такой союзник — до первого поворота или переворота. Что ему делать в такой ситуации?

Беситься! Вот он и бесится в своей бесконечной пляске обреченного, выдумывая все новые и новые поводы для страха. Вот и появляются «украинские диверсанты», пытавшиеся то ли туристический сезон сорвать, то ли нефтебазу взорвать, — и именно поэтому, а не по какому-то другому поводу принимается решение отказаться от встречи «нормандской четверки». Хотя, казалось бы, именно на этой встрече можно было бы предъявить западным партнерам доказательства украинского коварства. Если бы только эти доказательства были.

Он теперь будет так беситься все время — пока не сгинет. Это, как доказали славные советские психиатры, не лечится. Очень важно, конечно, чтобы в этой своей злобе он не натворил ничего непоправимого — не двинул войска куда-нибудь уже не по-гибридному, а так, чтобы гробы пошли тысячами, не сбросил бомбу, накликав на Россию ответный удар, не устроил бы подданным новый 1937 год, заставив своих опричников забирать всех, кто кажется неблагонадежным — или слишком благонадежным.

Пока он еще сдерживает себя. Пока бесится скорее виртуально — ну и так, как учили в КГБ. Но надолго ли его хватит?

автор: Виталий Портников, источник: Грани



загрузка...

Читайте також

Коментарі