Россия ведет опасную игру в украинском конфликте

Россия ведет опасную игру в украинском конфликте

Украина и Россия вновь стоят на грани открытой войны. Уже несколько недель идет эскалация насилия в сепаратистском Донбассе, а теперь российский президент Владимир Путин обвинил украинские войска в вооруженном вторжении и в подготовке «террористических» актов в Крыму, аннексированном Россией в 2014 году.

Похоже, что перестрелка на границе действительно была, однако обстоятельства столкновения малопонятны. Опасно то, что Россия раздула этот инцидент, сделав из него предлог для новых военных угроз.

Пока кажется маловероятным то, что Путин действительно хочет рискнуть и начать новый конфликт, грозящий более масштабной эскалацией. В конце концов, его геополитическое противостояние с Западом ведет к тому, что ситуация кое в чем склоняется в его пользу. Турция после неудавшегося переворота снова пошла на сближение с Москвой. В США у Путина есть республиканский кандидат в президенты (правда, он начал спотыкаться), который хвалит его и считает, что Крым должен остаться российским. А ЕС пока не оправился от референдума по Брекситу.

Но в сентябре в России пройдут парламентские выборы, и Путин мог решить, что для отвлечения внимания внутренней аудитории от экономического спада требуется некое военное шоу, которое одновременно вновь выставит его в образе незаменимого защитника страны. Его маневрирование, включая наращивание группировки войск в Крыму и Донбассе, также может быть нацелено на отвлечение внимания от 25-й годовщины провозглашения независимости Украины от Советского Союза, которая будет отмечаться 24 августа.

Не менее тревожно и то, что Путин, по сути дела, отказался от переговоров с лидерами Германии, Франции и Украины в так называемом нормандском формате, который в прошлом году помог заключить соглашение в Минске о прекращении огня на востоке Украины. Это соглашение с многочисленными изъянами тормозится уже несколько месяцев, не в последнюю очередь из-за того, что Киев не выполняет свои обязательства о конституционных поправках, которые должны дать определенную автономию самопровозглашенным республикам на востоке. Москва воспользовалась этим как оправданием для невыполнения собственных обязательств, которые предусматривают вывод войск с востока Украины и возврат Киеву контроля над границей.

По крайней мере, Минские соглашения создавали платформу для диалога и привели к ослаблению боевых действий в Донбассе. Выход Путина из нормандского формата пробивает брешь в дипломатических усилиях по урегулированию на Украине.

Возможно, российский руководитель хочет вытребовать какие-то уступки, скажем, обещание Запада снять санкции, после чего он вернется за стол переговоров. Возможно также, что в последние месяцы работы администрации Обамы он стремится более официально подключить США к переговорам по Украине, сделав то, чего ему уже давно хочется.

ЕС и США, чья реакция на путинское бряцание оружием на этой неделе была до странности приглушенной, должны с опаской относиться к таким манипуляциям. Российский президент не обладает перевесом сил. Несмотря на некоторые признаки раскола в ЕС, трансатлантическое единство по вопросу санкций оказалось неожиданно прочным. НАТО нашло в себе силы, чтобы в ответ на российскую агрессию впервые разместить свои войска в прибалтийских государствах и в Польше.

Запад должен совершенно определенно показать Путину, что дальнейшие военные действия на Украине приведут к ужесточению санкций, а это еще глубже погрузит недомогающую российскую экономику в болото рецессии. Он также должен подчеркнуть, что Минские соглашения остаются основой для урегулирования конфликта в Донбассе, а их выполнение — условием снятия санкций с Москвы.

Западные лидеры сталкиваются с многочисленными вызовами, от исламистского терроризма и миграционного кризиса до усиления национализма. Но ситуация на Украине остается самой большой угрозой для европейского мира с 1945 года. Пока Путин продолжает свои провокации, Запад должен сохранять единство, не оставляя сомнений в том, что продолжение агрессии против соседней страны не в его интересах.

Источник: The Financial Times, Великобритания



загрузка...

Читайте також

Коментарі