Экономика российского спорта: самый большой пузырь в современной России

Экономика российского спорта: самый большой пузырь в современной России

Сегодня в Рио-де-Жанейро открываются XXXI Олимпийские игры. Сборная России, оказавшаяся на них лишь чудом, представлена немногим более 200 спортсмена­ми – против 436 на предыдущей Олимпиаде в Лондоне. Поредели и массы спортивных чиновников, обычно сопровождавших команду. Допинговый скандал, не утихавший последние месяцы, еще сильнее ухудшил репутацию россиян. Тем интереснее окажутся результаты соревнований. Однако сегодня хотелось бы поговорить о том, что вызывало и еще вызыва­ет непреодолимый интерес российских лидеров к боль­шому спорту – но не о декларируемой причине в виде «национальной гордости», а о более серь­езной материи – о деньгах.

Спорт в путинской России стал большим бизнесом для некоторых и огромной обузой для государства. Если в 2000 году на его нужды из федерального бюджета выделялось 832 млн рублей, то в 2015 году – уже 36,9 млрд. И эта сумма, разумеется, не учитывает ни вложений «социально ответственных» корпо­раций, ни разовых «вливаний» на сооружение спортивных объектов – тех же сочинских трасс и отелей и стадионов, возводимых к предстоящему ми­ро­во­му первенству по футболу. Конечно, нужно иметь в виду, что даже при­б­лизительно нельзя оценить масштаб взяток, так или иначе перекочевавших в карманы чиновников МОК в связи с присуждением субтропическо­му Сочи права на зимнюю олимпиаду, да и чиновников ФИФА – за решение о проведении в России чемпионата мира.

Оценим самые очевидные и неоспоримые моменты, ведь даже их достаточно для того, чтобы осознать: экономика спорта в современной России – это самый большой «пузырь», хорошо отражающий дистанцию между видимостью и реальностью.

Сочинская Олимпиада, как известно, оказалась самой дорогой в истории спорта – на нее потрачено $47 млрд  (для сравнения: Игры в Турине в 2006 году обошлись в $700 млн, а в Ванкувере в 2010-м – в $1,7 млрд). При этом власти приложили много усилий, чтобы убедить всех в том, что значительная часть затрат – около $14 млрд – обеспече­на спонсорами на коммер­ческой основе. Однако позже стало ясно, что как минимум две трети из них были выполнены на заемные средства, предоста­вленные государственными банками. Крупные строительные компании – ПО «Мостовик», «Тоннельдор­строй», «Инжтрасстрой» и ряд других – обанкротились, а «дыра» в ВЭБе достигла 600 млрд рублей. Ответственности, конечно, никто не понес – а радость от первого общекомандного места, «завоеванного» на Играх, скоро померкнет вместе с отнятыми у попавшихся на допинге спортсменах меда­лями. Если судить по вероятному «скорректированному» числу российских золотых медалей в Сочи – 10, – даже не вычитая из него пять, полученных неожиданно ставшими россиянами накануне игр Виктора Ана и Вика Уайлда, то на каждую золотую медаль было потрачено $4,7 млрд (в случае с Канадой в 2010 году – всего 121 млн).

Можно вспомнить самую популярную спортивную игру – футбол. Я тут даже не буду говорить про подготовку к грядущему чемпионату мира – и о том, что на прошлой неделе остановлено ведущееся в рамках нее строительство стадиона «Зенит» в Петербурге, который имеет большие шансы стать самым дорогим спортивным сооружением в мире: смета на сегодня составляет 43 млрд рублей, или около $1,1 млрд по курсу в периоды выделения средств. Коснусь лишь успехов российских футболистов. На последнем чемпионате Европы сборная забила два мяча и не вышла из группы – при этом годо­вой официальный доход ее игроков (на­пример, 11 человек, заявленных в стартовый состав матча со Словакией) составлял 1,78 млрд рублей ($27,4 млн). Члены сбор­ной Уэльса, забившие на чемпионате 9 мячей (из которых 3 – в ворота россиян), и дошедшие в итоге до полуфинала, заработали в 2015 году ₤12,9 млн ($18,7 млн). Выходит, что в российских оценках один мяч соответствовал $13,7 млн, а в вал­лийских – $2,1 млн. При этом Фабио Капелло, остававшийся тренером российской сборной на протяжении большей части предшествующего чемпио­нату периода, полу­чал $12 млн в год – в 2,5 раза больше, чем самый дорогой тренер, непосредственно участвовавший в этом чемпионате (замечу, что контракт Фернанду Сантуша, тренера чемпионов – коман­ды Португалии – оценивался в $1,4 млн в год). Cхожая с точки зрения переплат ситуация фикси­ру­ется и в национальном чемпионате.

Мотивация спортсменов также поддерживается всеми возможными методами. Если говорить об олимпийцах, то победителям соревнований в Рио предполагалось выплачивать по 4 млн рублей ($60 тыс.), но эта сумма мо­жет быть повышена, учитывая драматизм ситуации вокруг Игр (для срав­нения: в США премия составляет $25 тыс., в Германии – $20 тыс., в Велико­британии такая практика вообще отсутствует). Отдельно медалистам вруча­ют автомобили, а в некоторых регионах – квартиры или дома. Однако все это – копейки по сравнению с тем, как живут в России чиновники от спорта и сколько средств расходуют Олимпийский комитет (бюджет его вообще не раскрывается) и наиболее богатые федерации, большинство которых (совершенно случайно, разумеется, по стечению обстоятельств) возг­лавляются самыми богатыми и успешными бизнесменами страны. Собственно, именно всесторонняя государственная и «частная» под­держка и держит «на плаву» российский спорт.

Уникальность же его состоит в том, что – несмотря на постоянное внимание «партии и правительства» – российский спорт так и не стал бизнесом. Если сравнить коммерческие доходы, например, хоккейных клубов Wash­ing­ton Capitals и ЦСКА, то первые, оказывается, превышают вторые в 8,5 раз; более того – если средняя цена билета на матч в Вашингтоне составляет $55, то на арене ЦСКА – всего 360 рублей ($5,4). По всей стране легкоатлетические соревнования практически не посещаются, а у хоккейных клубов КХЛ выручка от продажи билетов и прав на трансляции матчей не превышает 15% годовых бюджетов, тогда как в НХЛ она не опускается ниже 70%, а 15-16 клубов являются са­моокупаемыми.

С экономической точки зрения российский спорт – это идеальный пример убыточного предприятия, а созданный с помощью государства образ его как успешного и состоятельного – один из наиболее раздутых «пузырей» нашего времени. Собственно говоря, именно в этом, по всей видимости, и лежит ключ к разгадке сложившейся в последние годы в России ситуации с допингом. Судя по всему, уже в начале 2010-х годов российским лидерам стало ясно, что никакие вло­жения в спорт не приносят ожидаемого результата – который, как легко можно предположить, должен был быть продемонстрирован на «до­машней» Олимпиаде в Сочи. Поэтому была поставлена задача обеспечить результат любой ценой – и через рекрутинг иностранцев, и через «допинговую программу», курировавшуюся ФСБ. Первые результаты новая политика принесла, видимо, в Лондоне в 2012 году, когда России удалось переломить устойчивый тренд к снижению числа завоеванных медалей, установившийся с 2000 года. Сочи стали полным триумфом – команда получила в четыре с лиш­ним раза больше «золота», чем в Ванкувере, и после этого «неспортивные» методы стали, видимо, основными. Как в политике в России «силовики» от­теснили бизнес от влияния на власть, так и в спорте медицинский допинг заменил финансовый.

Скандал, который чуть было не оставил россий­скую команду вне Олимпийских игр, возможно, немного приведет в чув­ство Кремль с точки зрения соблюдения спортивных правил и Олимпийской хартии – но это означает лишь то, что в ближайшие годы «инвестиции» в спорт в России достигнут небывалых величин в надежде, что «бабло победит зло». Сработает ли это в стране повальной показухи и фальсификаций, покажет время…

исочник: intersectionproject.eu



загрузка...

Читайте також

Коментарі