Украина должна обеспечить доступ к медицине женщинам в серой зоне — эксперт

Украина должна обеспечить доступ к медицине женщинам в серой зоне — эксперт

Что говорили о положении женщин в районе конфликта на Донбассе и женщин из числа ВПЛ во время сессии Комитета ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин, рассказала Громадскому радио консультант Международной женской лиги за мир и свободу Нина Потарская.

Алексей Бурлаков: Чем занимается Лига?

Нина Потарская: Лиге уже более ста лет. Эта организация возникла, когда суфражистские организации объединились, чтобы подталкивать политиков к построению мира.

Ольга Веснянка: О чем шла речь на встрече в Женеве? Научились ли мы реагировать на вызовы гендерного насилия?

Нина Потарская: Мы представляли вопросы, связаны с гендерным насилием, торговлей людьми и доступностью судов для женщин.

Но есть вот этот случай, когда судья выносит решение об изнасиловании несовершеннолетней АТО-шником. Насильнику присуждается 2 года условно и 3 тысячи гривен компенсация. Если бы судья разбирался в вопросах насилия над женщинами, то не принял бы такое решение. В других странах это называется военным преступлением.

В Женеве мы говорили, что есть пробелы в отчетах Украины. Некоторые правозащитники стараются не поднимать на международном уровне неудобные для Украины темы. Например, пенсии, пособия по уходу за ребенком. Наша задача — поднять глобальные вопросы, которые касаются повседневной жизни женщины, которая проживает в серой зоне.

Было сокращено 12 тысяч социальных работников. Это в 2014 году, когда в них нуждались другие. Это дискриминация как самих работников и работниц, но и женщин, которым нужна их помощь. Также сокращения в сфере образования и медицины. В серой зоне очень сложно с медицинскими услугами для женщин.

Ольга Веснянка: Кто должен отчитываться? Не Россия?

Нина Потарская: Эта зона подконтрольна Украине, Украина должна отчитываться. Ребенок должен родиться на подконтрольной Украине территории, иначе все решается через суд. И, например, женщину в родах могут не пустить через блок-пост, чтобы она могла родить на подконтрольной территории. И вот одну женщину пустили только тогда, когда она впала в истерику.

Также нужно, чтобы Украины отчиталась по переселенцам. Например, пересечение блок-постов, гендерное насилие, жестокое обращение солдат с гражданскими. В серой зоне нет милиции, единственная власть — люди с автоматами.

Алексей Бурлаков: Что делать в этом случае?

Нина Потарская: Мы собираем кейсы, систематизируем проблемы, пишем рекомендации. На предварительной сессии Комитета от общественных организаций Украине. Наше государство в феврале будет отчитываться и отвечать на все эти неудобные вопросы.

Мы пока не почувствовали, что делает государство. К декабрю должны появится ответы на наши вопросы, а в феврале увидим, насколько государство продвинулось.

Мы старались сформулировать вопросы так, чтобы они касались всех. Вопросы касаются медуслуг, сокращения, соцвыплат, минобороны. Ведь мирное население оказывается в заложниках военных, которые не умеют обращаться с гражданскими. Мы обращали внимание на последний закон об амнистии. И если у нас будут происходить изнасилования, то насильники будут амнистированы.

Алексей Бурлаков: Что будет в случае неответа на ваши вопросы?

Нина Потарская: Процедура предусматривает, что государство хоть как-то должно ответить. Санкции не предусмотрены.

Ольга Веснянка: Какой вопрос касательно прав женщин сейчас самый важный?

Нина Потарская: Это комплекс вопросов, который связан с социально-экономическим направлением — занятость ВПЛ, занятость в серых зонах, растущий уровень сексуальных работниц, для которых секс — это выживание. Это также вопросы, связанные с репарациями пострадавшим в военном конфликте. Если участники АТО еще что-то получают, то мирное население ни на что не может рассчитывать. Первым делом сейчас нужно заниматься документацией таких случаев. Мы потеряли два года, ведь нужны документы, фотографии, а люди уехали. Нужно это делать здесь и сейчас.

Следующий комплекс вопросов — доступ к правосудию в серой зоне, там недостаточно врачей, там нет возможности наказать насильника. И заключительный вопрос — переселенцы, переселенок ведь 66% и более. У них дети, а это проблемы с образованием, медициной и тд.

Но надежда есть, ведь работать нужно сейчас, сейчас нужно работать над стратегией Украины в сложившейся ситуации.



загрузка...

Читайте також

Коментарі