Позабыт, переброшен: десакрализация Крыма

Позабыт, переброшен: десакрализация Крыма

Чекиста туда, чекиста сюда и еще полицейского генерала сюда. Меняйло из Севастополя переведен в Сибирь. Бельянинов отставлен по его просьбе. Крымский федеральный округ упразднен. Никита Белых отстранен в связи с утратой доверия. Крым присоединен к Южному федеральному округу.

Многообразные новости вчерашнего дня можно разделить на две группы: понятные и не вполне понятные, но тоже познаваемые.

Так, ясно, почему пробудившийся к жизни президент стал расставлять силовиков по регионам, и напрасно некоторые комментаторы недоумевают и негодуют. Мол, у нас государственный переворот, как в Турции. Можно подумать, будто в последние как минимум десять лет кадровая политика была другой и люди в погонах не занимали почти все этажи государственной власти. На самом деле их, новых дворян, до того много, что от некоторых, обеспечивших счастливую старость правнукам, уже приходится избавляться.

Как от Якунина, например. Иных, типа Бастрыкина, надо закошмаривать арестами ближайших соратников, чтобы догадался: пора самоочищаться, не то заметут. А такого, как Бельянинов, с его коробками обуви, набитыми твердой и мягкой валютой, пожалуй, и пугать поздно. Такого только отставка исправит. Что же касается Никиты Белых, то он в КГБ не служил и про него, похоже, просто забыли в суматохе неотложных арестов и назначений. Теперь наконец вспомнили и отказали в доверии, и этим исчерпывается сюжет о губернаторе, с которым президент не учился в ЛГУ и не шпионил в Дрездене. Печальный сюжет.

Крымские новости куда интересней. И речь веду не про вице-адмирала Меняйло, которого отправили руководить Сибирью по той причине, что крымчанам он осточертел, а человек заслуженный. Опять-таки силовик, пусть и военно-морской. Один из героев «русской весны», сидящий под американскими санкциями. Уволить его, прислав домой чекистов и запечатлев награбленное на пленку, было нельзя, бросаться же такими кадрами просто преступно. Поэтому Сергея Ивановича и сослали в Сибирь, но как бы с повышением, на должность полпреда. Это мудрое решение.

А вот судьба Крыма после ухода Меняйло представляется поначалу загадочной. Более того, указ Путина присоединить полуостров к Южному федеральному округу прямо вызывает оторопь. Получается, драгоценную Корсунь, колыбель и святыню русского православия, которая пару лет назад приплыла в родную гавань, вместе с Севастополем приравнивают к прочим южным регионам. Где Адыгея, там и Крым, никакой разницы, и если сегодня Владимир Владимирович заговорит о сакральном значении отжатого Херсонеса, то разве ему поверят? Ибо святыня в административном плане должна являть собой отдельный федеральный округ, окормляемый непосредственно Москвой. И о том, что денег нет, местным жителям должен сообщать ежели не президент, то премьер-министр. А не полпред Устинов, тоже бывший силовик, у которого таких субъектов с Крымом и Севастополем теперь уже восемь штук. Между тем колыбели — товар штучный.

Правда, в тексте указа вроде бы объясняется, для чего Корсунь отделили от Кремля. «В целях повышения эффективности деятельности федеральных органов государственной власти» — такая предложена версия. Однако строки эти лукавы. Если уж за два с лишним года Москва не смогла обеспечить крымчан ни нормальными пенсиями, ни электричеством без перебоев, то на экс-генпрокурора, у которого и без Крыма проблем выше крыши, надеяться трудно. К неблагополучному в целому округу прирезывается еще один депрессивный регион — так выглядит эта картинка с точки зрения экономической. Безрадостная выходит картинка. Колыбель качается над бездной.

Впрочем, загадки такого рода едва ли следует отгадывать, тупо вчитываясь в тексты официальных документов. Читать нужно между строк. Мы же помним, как и почему украинский Крым уплывал в Россию, буквально на глазах превращаясь в исконную нашу землю. Соседи в Киеве скинули своего президента, что оказало парадоксальное воздействие на президента РФ, и чем дальше удалялся скинутый от своей резиденции, тем сакральнее для Путина становился Крым. В итоге революция в соседней стране обернулась истинным чудом. Чужой, согласно разным подписанным Россией международным актам, полуостров стал святыней федерального подчинения. Самым большим экспонатом в коллекции духовных скреп. Точнее говоря, трофеем.

Закавыка лишь в том, что практически никто в мире не признает чудесным образом прибранное к рукам законной добычей. Оттого добычу хочется перепрятывать, чтобы лежала понадежнее и желательно поглубже. Допустим, придут враги и спросят: где там у вас Крым и отчего не кладете на место? Раньше пришлось бы, с ходу заводясь и играя скулами, отвечать: вопрос навсегда закрыт, это наш федеральный округ. А теперь можно еще и потянуть время, как бы хмуря лоб, мучительно напрягаясь и пытаясь вспомнить. Дескать, вы какой такой Крым имеете в виду, у нас земли много… А-а, это тот, наверное, который в Южном федеральном округе? Надо бы там поискать. Вы, кстати, почему интересуетесь?

Иными словами, решение отсоединить полуостров от Москвы и слить с ЮФО — оно тоже мудрое. Только на свой, внешнеполитический лад, с упором на психологию и мелкую обаятельную уголовщину. Так еще кошельки крадут. Вынул у фраера, перекинул кенту — и вот он я, хоть обыщите. Тоже ведь чудо. Причем уникальность данного случая состоит в том, что притыренное положено в карман бывшего генпрокурора, но на то она и политика, что в ней участвуют очень крупные фигуры. И события в ней происходят тоже масштабные, мелкой шпане остается только мечтать, завидовать и учиться.

автор: Илья Мильштейн, источник: Грани



загрузка...

Читайте також

Коментарі