Эссе об эпистомологии героизма: преступление и наказание Украины

Эссе об эпистомологии героизма: преступление и наказание Украины

Спустя два года после начала войны, многое, что происходило тогда кажется нереальным: факты иногда намеренно, иногда, по незнанию коверкаются наблюдателями, интерпретаторами или участниками событий. Мы представляем вашему вниманию материал, написанный «на злобу дня» одним из ведущих интеллектуалов Европы два года назад. Материал публикуется повторно с разрешения автора.

Царь Македонии Филипп II, завоевавший многие греческие города написал письмо в Спарту: «Советую вам сдаться немедленно, потому что если моя армия войдёт в ваши земли, я уничтожу ваши сады, порабощу людей и разрушу город». На что спартанские лидеры ответили одним словом: «Если».

«Е = tc2 ».

Альберт Эйнштейн

Один Жан-Поль Сартра имеет в кармане,

И этим сознанием горд,

Другой же играет порой на баяне…

(с) Б.Г.

Если лошадь сдохла — слезь.

Индийская пословица

GULAG it!

Советская послесловица

Вступление.

За последние дни столько сказано о событиях в Украине, которые отменили привычный силовой паритет в мире, что стоит воспротивиться абсолютно сарказмо-снобистскому соблазну сведения их к простой иллюзии, скрывающей другую действительность. К тому же это ничего не стоит.

В свете на общую действительность (факторологическую и конспиралогическую) очень важна инициация концептуальной интерпретации продолжающихся событий на рубежах-фантомах России в контексте глокального геополитического субреализма и гос.управленческого сюрреализма властей РФ.

По этой заявке перейдем сразу к синтетическому систематизированию признаков режима Кремля.

1001-й подход конфликтологический модели гос.управления России (и только такой) снова и снова провоцирует интенсивность и ожесточенность сопротивления со стороны многих региональных авторитетных представителей–выразителей идеологий и социо-политических интересов, начиная с обычных групп интересов и оппозиционных маргиналов (своих и глобальных), заканчивая сетями сепаратистского толка, как параллельно и тех сил, которые вообще не признают Россию как государство.

Тем не менее, Кремль не становятся пустым, так как политические имена-места никогда не бывают пустыми; они заполняются кем-то или чем-то, хотя модные парадигмы правления оперирует уже не моделями, а модулями его конструкции и деконструкции. Но это еще не все…

Здесь смысловой контакт направлен на раскрытие и развитие дискуссии не о пустоте, а о рапорте кремлевской (в первую очередь) власти и массы, об их антагонизме на силовом пространстве или в смерти.

В итоге заметки станет ясно и то, что где-то там за смертью на вышине стоит жертвенность, героическая при том — за жизнь или за эсхатологическое столкновение общества не просто со своим «Я», а с Реальным.

Скорее именно за тем, Кремль-суверен всегда пользуется стилем «ретро», но всегда ценой отмены прошлого как такового: формы умирают и воскресают в виде фантомов или стереотипов из советских фильмов. В прочем, это и есть ее специфическая актуальность — не референтная отсылка к настоящему моменту, а тотальная и моментальная реутилизация прошлого. Это похоже на искажение или специальное игнорирование потребительской повестки в развитых странах, когда скорость замены старой вещи ее последней моделью убыстрилось и оказалось критерием ценности вещей и значимости социального статуса людей; то же самое касается и политической (персонафицированной или партийно-клановой) власти или моды.

Ко всему, ситуация по существованию России тоже искажена, вовлечена в парадоксальную симулятивную темпоральность обновления (или «ботаксизация (омолаживание) власти»); так, практика искусственного продления жизни режима и предупреждения ее смерти всевозможными мерами безопасности фактически ведет к тому, что сама жизнь становится digital-симулякром — это, дуалистическим образом или в силу какой-то искривленности смыслов-замыслов символизирует что-то несвоевременное и насильственное. К тому же, и со страшным комплексом вершителя — типичного чувства собственной важности на фоне страха смерти. Но что для Кремля смерть? Это его жизнь. Вся суть власти Кремля как раз и состоит в том, чтобы через смерть обретать жизнь.

Следовательно, чтобы постоянно «перезагружать» (себя) матрицу или, чтобы «обхитрить-ублажить» смерть, Кремль стабильно инициирует клонирование «козлов отпущения», «врагов народа» или жертвенных тел-переменных — чем больше страдания-страха у утилизируемого человеческого ресурса, тем лучше для власти и каждый подобный ресурс является ее кинетической энергией и экзистенциальным контекстом. Т.е. как бы это не звучало, но для Кремля смерть и есть жизнь.

И разве не на этом, mutatis mutandis, основана сегодняшняя власть в России и в мире в целом? К примеру, власть США «омолаживается» через выборы-назначения быстро меняющихся лиц на публичные должности и, через принесения в жертву «$» массовые страдания других народов-стран. А Россия же, всегда приносит в жертву свой народ, а если его не хватает, то и своих соседей. И, именно эти несообразности, а порой и стратегические несобранности, являются моментом истины России, ее истории, а также ее преступлений и наказаний. Однако, оставим это, вернемся в реал-политику, мифомоделирование и к постановке сторителлинга Кремля.

Почему так интенсивно и часто-часто ремонтируется прошлое (… для «великого и великолепного будущего») и программированный миф о том, что от нас, от простого человека ничего не зависит?

В результате с уст самых умных и даже гениальных россиян мы слышим вместо «наша страна» — «эта страна», или вместо «наша власть» — «их власть»; просто народу указывают нон-стоп на этот властный антагонизм (смежный с до-политической архаичностью) через СМИ и СМК, равно как и через прямые и непрямые действия (нео)наменклатуры: Кремль — их, власть — их, мы — их. Вот, о том же говорит и военизированная социо-политическая сеть Северного Кавказа, — они согласны с этим тезисом. А сейчас этот-же (интер)дискурс адекватно актуализирован и в мейнстриме Украины, как чуть ранее и в Грузии. В чем дело?

Попросту говоря, это призыв не признавать Кремль как суверена-вершителя или же не исполнять приказов «их власти»; да и, как мы ретроспективно видим, власть эта, на самом деле, более нелегальна чем та, «сметенная-смещенная» пассионарной массой и народными лидерами (не без должной, конечно, поддержки геополитическим актором-конкурентом России) в Украине. К тому же, более преступная — перманентный геноцид чеченского народа несопоставим даже с приступами «постсовременного демократизма» или подстрекательными к насилию преступлениями Бернара Анри Леви. Всем известно, что эта философическая фигура и сама элита-интеллигенция в 1 лице, причастна ко всем последним войнам Запада. А российская элита? Это эрзац и фетиш для симуляции тех или иных изощрений власти в сатисфакции своего либидо, и в итоге — фаллического культа-конфессии.

Это нормально, что обе стороны как идеологически, так и морально мистифицируют собственные позиции. Впрочем, не в этом суть.

В любом случае, и Запад, и Восток — одна и та же власть, которая практикует один и тот же культ, лишь с разницей в методологии (См. Шмитт / Фуко) и мифологии — у каждой что-то свое о героях, богах и прочих именах…

Когда мы попадаем в порочный круг императива jouissance, возникает соблазн выбрать то, что оказывается его «естественной» противоположностью, — яростное отрицание jouissance. Вот в чем, вероятно, кроется основополагающий мотив так называемых «фундаментализмов» — в попытках сдержать (то, что они воспринимают как) чрезмерный «нарциссический гедонизм» современной светской культуры призывом к восстановлению духа жертвенности.

(с) «Против прав человека» Славой Жижек

И все же, попробуем быть более оригинальными и модными в своем системном синтезе; как объяснить произошедшие в Украине перемены?

Скорее через моду, через это…, — универсальное явление-состояние или тоталитарный Бог-суррогат, — она революционна в буквальном и фундаментальном смысле этого термина, обозначающего циклически возобновляющееся движение по кругу. По-моему, я не буду старомоден, если призову всех к человечности в мире, который антигуманен по глубинному своему устройству, и отрицателен ко всему (просроченному) старому, включительно к субъекту власти и системе власти. Однако, осознаем же, что старое старо не от собственной старости, а из-за возникновения нового; именно будущее внезапно старит прошлое-предшевствующее. Вместе они образуют порочный круг как жизнь и смерть, любовь и ненависть, где каждая крайность поддерживает другую.

Но как же трудно, невообразимо трудно пробудить и поддержать в массе чувство достойного и стойкого протеста за будущее, ненасильственного к тому же. Хотя не более, чем дать народу доступ к более высоким состояниям политической осознанности или пробудить к Реальному (через более высокие духовно-ценностностные уровни — через монизм) или даже к становлению в со-мире.

А теперь, наконец, обратимся к самому главному: в Украине началась борьба против смерти, которая одновременно является и противостоянием мемплексу Кремля — против методов, приемов, способов, объяснений и истолкований, применяемых ею для достижения своих целей.

Что же произошло с чувством направления, чувством глубины и чувством благодетели, которое было отнято у целого поколения (СССР и после)?

Что же происходит сегодня? 

По-прежнему Кремль озабочен исключительно выживанием (иногда и выжиданием), и смерть остается ее основным орудием, и она уверена в том, что динамика истории — это динамика противостояния власти и массы — по-простому — имеется ввиду творческий садо-мазохизм и зависимость от постоянных ролевых игр; олимпийские в Сочи в их числе. Короче, власть (всегда в широком смысле) России доказала, что она альфа-самец и сама себе пацан-пророк-Бог, и более того — чемпион! На кого теперь нападем?

Вся история социально-освободительных устремлений или «вечное возвращение» от антисистемы к системе, совсем как Уроборос или та же «вечная война» воинов-героев против общественного фатализма к (нео)феодализму, смерти и консервативной матрице власти; это уже давным-давно безудержное противоборство между «жреческой кастой» и той — «воинов(Сущего)». Однако, последние даже не знают, что в любом исходе пирамида (вертикаль / горизонталь) — вечная как смерть. Ах, ведь была же еще и жизнь!

Отсюда, существуют ли такие жизни, которые не развертываются навстречу своему будущему — к смерти? Да! И…, секрет или 5-я суть жизни разве не состоит в том, чтобы “умереть до того как умрешь” и обнаружить, что смерти нет?

Поэтому, когда мы говорим о героях-мучениках за свою веру, народ, близких-родных, за человечество — никоим образом нельзя считать их мертвыми. В Коране об этом так:»[…] Нет, они живы и получают удел у своего Господа…». Я искренне скорблю не за них, нет, а за те потенциальные страдания украинского народа, который вступил-выступил против Кремля, открыто и откровенно.

В этом вызове очевидна романтическая наивность, но и искренность в вере в светлое-счастливое, как и в эзотерической мудрости с двойным дном от основного предводителя противоборства народов Кавказа с Россией в конце XVIII века Шейха Мансура, который ушел в вечность став символом героической порядочности и преданности к человечности — к исторической справедливости: «Не мужественен тот, кто думает о последствиях!».

К счастью, у народа Украины мужество не связано со стремлением к резне как нам доказывает и будет еще указывать красная пропаганда, а в попытке наконец обрести свою страну: НЕЗАЛЕЖНУЮ, нейтральную, с (полу)прямой демократией и устойчивым развитием в контексте новой экономики и наиболее подходящей политико-правленческой модели. А за это из России почему-то не дают медали. Совсем скоро прекратятся и скидки на газ…

Сейчас мы являемся наблюдателями обратного процесса — беспрецедентной реактивизации имперской идиологемы в официальном (интер)дискурсе Кремля и псевдонатурализация возможного конфликта за Украину оптом и в розницу в кухонно-базарных дебатах пролетариата страны; социум просто на просто поставлен на режим вырабатывания агрессивно-окупационных смыслов. Таким темпом огромную тревогу вызывает и то, что концептуальные трендсеттеры и сторителлеры(+мифомодельеры) России транслируют на массу миф о том, что Россия готовится сражаться за собственное историческое наследие, «нелегитимно» вышедшее из-под контроля. Таким образом смысло-тенденции сограждан и так называемого мирового сообщества фиксируются исключительно на исторических травмах — комплексах и стереотипах.

А это, ваше пре(д)восхитительство, дамы и господа, уже война, ужасные страдания и акты против народа. К тому же, в России все уже в курсе, что войну может начать даже суверен пьяный в хлам и не закончить никогда.

Тут и теперь, не могу я согласится, что народ в Украине, как ранее и в стране чеченцев (в России и мире) убивает история, и тем более я отказываю в реальности таким распространенным эвфемизмам-слоганам как «все от невежества массы» или «все от политической неосознанности вождей». Об этом можно говорить долго… — убивает власть, которая всегда имеет конкретное лицо.

И как же здесь игнорировать следующую продуманность-сентенцию Элиаса Канетта: «Масса — это предпосылка и фундамент власти, все равно, идет ли речь о массе живых или массе мертвых. Угроза смерти — основное орудие власти в управлении массой.»

Я бы добавил еще 2 уловки-орудии, почти как у Карлоса Кастанеды: помимо страха смерти еще — 1) чувство собственной важности; 2) чувство жалости к себе (или от себя к себе).

Режим — это все те, кому хорошо живется при режиме.

Сюда входят не только берущие взятки столоначальники и ломающие черепа ганджуберсерки, но и игриво обличающие их дискурсмонгеры, проворные журналисты из Желтой Зоны, титаны поп- и попадья-арта, взывающие к вечным ценностям мастера оркской культуры, салонные нетерпилы и прочие гламурные вертухаи, ежедневно выносящие приговор режиму на тщательно охраняемых властями фуршетах.

Следует помнить, что непримиримая борьба с диктаторией — одна из важнейших функций продвинутой современной диктатории, нацеленной на долгосрочное выживание. Подельники уркагана могут пустить на самотек образование и медицину, но никак не эту чувствительнейшую область, иначе может произойти непредусмотренная ротация власти. Отсюда этот страшный дефицит честности внизу — ибо любая оркская «новая искренность» есть не что иное, как хорошо забытая старая ложь.

Все это уже было. Много раз было.

У Трыга внизу совсем нет друзей.

Vive la revolution!

БАММ

(с) «S.N.U.F.F.» Виктор Пелевин

«Будь безжалостным, но обаятельным, — повторял он. — Будь хитрым, но любезным. Будь терпеливым, но активным. Будь мягким, но смертельно опасным. На это способна только женщина.»

(с) «Сила безмолвия» Карлос Кастанеда

В свете на правду об актуальности вокруг Украины и глобально, героизм, настоящий героизм — это вызов не только режиму Кремля или иным власть имущим клубам, их спин-докторингу и гедонизму, который преподносится как героизм, но и вызов самой смерти.

Более того, героизм свойствен лишь той абсолютной индивидуальности, которая над массой и архетипом властителя; этот герой не опирается на общепринятые доктрины и представления о силе и жизни; он является носителем действительного и действенного героизма — воли к Власти, Изначальной, Единственной, Единой.

Он, именно этот герой является сутью высшего, сакрального статуса (его мотивационно-смысловая цель — свидетельствование Власти и абсорбция в ней — в Истине-Благе-Красоте), придаваемый в своей борьбе за жизнь. Стоп: не путать с диалектикой «рождение-умирание»! Да и с прочими экзотерическими мировозренческими моделями.

Очевидно, что в России, как и во всем мире, идет процесс политического осознания того, что перемены в Украине — это их общая борьба и право. Однако есть и те, авторитетные умы-языки, которые кричат: «Ура!» — практически на любой агрессивный клич против Украины.

При том, что Украина более сложная, чем ЧР-Ичкерия, а тем более Грузия, она и более близкая русским — в Москве ситуация воспринимается так, что «началась война за Содовым кольцом». И, агрессия нагнетается в культуре безнаказанности, на основе лжи, даже более пустой, чем приписанные чеченцам взрывы домов в России в 1999. Очевидно, что никто не удивляется, когда нагло лгут-говорят об «украинских фашистах»; в этом ракурсе скоро узнаем и о «крымских исламистах». Это уже обычно и обыденно.

Предел, — когда все российские СМИ выступают против новых властей в Украине, вплоть до аналогий из голливудских фильмов о заговорах (от «Врага государства» до «Своего человека»), или об ужасах (от «Чужой» до «Хищник»).

Сегодня, больше чем за последние лет 10, Кремль олицетворяет властителя, стоящий над трупами павших, причем не важно даже, кто они — замученные всеми видами оружия (или «замоченные в сортире») враги, или погибшие друзья-союзники, или просто дети; особенно те, взорванные и расстрелянные в Беслане, или те, удушенные в Норд-Осте. О, и как же много их; десятки, сотни, тысячи, миллионы искалеченных-исковерканных жизней и убитых детей, одних только детей — самых прекрасных, прелестных…, тех самых, с пальцев которых поднимались божьи коровки, окруженные радостным смехом и горами-свидетелями чуда. А тем временем, по воле власти поднимались истребители МИГ и в миг уносились в вечность их крики, и с ними радость, любовь. А нам, как нам (благородным мужам) выйти из этого ада? Ах, и какими же наивными-тщетными были усилия детей постоять за свою любовь.

Всякая вина — это состояние потерянности в прошлом.

Что-то от соавтора

И вот, я, как возможно многие, с надеждой наблюдал за открытием и закрытием Олимпиады в Сочи 2014, за девочкой Любовь… — нам, в первую очередь в России, она очень нужна и важна.

Уж если речь идет о степени нарушения геополитического (и политико-управленческого) баланса в мире, то давайте вспомним «с чего (по-настоящему) начинается родина» — с детей — с детского садика. И, именно в детском садике нужно начинать учить искусству консенсуса и миро-строения полного сочувствия друг к другу и любви, ибо кроме этого все так эфемерно, бесчеловечно, безбожно — у них, хотя бы у них, должно же быть право на жизнь в свое удовольствие (а не ее жертвоприношение ради какой-нибудь эфемеры или идеологическо-мемической химеры), на правовое государство в основе которой не только экологическо-экономические и социальные защиты, но и от избытка власти в руках у какой-то «семьи» или личности.

Далее, я не буду оригинален и повторюсь за всеми великими «сердцами» и пророками: никакая война, а тем более власть, не стоит того, чтобы мир стал свидетелем страдания хоть одного ребенка, хоть одной утопии будущего, которое всегда разыгрывается не где-то там и тогда, а тут и теперь — у ног наших матерей и в ярком блеске глаз детей, всех детей или настоящего.

И так, отойдем от имманентной соавтору чувственности-человечности и посмотрим на ситуацию вокруг и внутри Украины, принимая во внимание резкую конфронтацию между США(+ союзники) и Россией, а также атмосферу свободного запугивания украинцев со стороны этих геостратегов и агентов-монтажников интеграционных проектов под заказ Москвы, Вашингтона и т.п. (отдельная тема), которые направлены на дегуманизацию общества в регионе и укрепление механизмов подстрекательства к насилию или террору де-факто и де-юре. По сути, в Белом доме, Брюсселе или в Кремле нет дела до народов; в счет идет лишь выживание власти, их власти. И до каких пор?

В пору отметить, что в мире правовой вакуум и 0-я полярность.

В Украине решается не только судьба Европы или Евразии, Запада и Востока, правой повестки дня или левой, а перспектива-прогресс мира, всего мира.

Поэтому, все люди воли и силы воли, должны быть крайне компетентны и концентрированы для недопущения войны на Украине, симметричной или асимметричной. Потому что, именно через военно-политические действия, власти ставят вопрос о своем выживании, это 1-е и последнее, ибо в схватке за власть социальное тело приносится в жертву, оно распадается на числа (числа — статистика тоже инструмент власти за власть), проклятия, призраки беды/победы и смерть, жертвенная или принесенная в жертву.

Изначальный вопрос.  

В чем заключается причина выживания власти, а конкретнее — темной истории Кремля?

Ответ.

В том, что масса отделяет творцов лучших миров и великих героев-гениев от их возможностей и видений Реального, изымают их из мира, где перспектива мира еще не ретроспектива — изматывают.

Вместо заключения.

Неудивительно, что структура геополитики Украины повторяет изгибы ленты Мёбиуса: при каждой «революции» в Украине сначала (обычно) лидеры переходят от политического спектакля к его экономической инфраструктуре; затем сограждане и мир становится перед фактом несводимого измерения политической борьбы в самом сердце экономики.

С тем связи, луна — это просто луна, хотя она об этом и не знает. А Россия и Украина — соседние народы-цивилизации и весьма стратегические союзники, которым свойственна привилегия воздержаться от пафосных подстрекательств к вульгарной вражде и придержаться терпеливого и трепетного поиска согласия в контексте взаимовыгодной жизни «себе и другим».

В общем, «все умрут, а некоторые еще и сдохнут», но нам жить да жить и процветать по соседству, и никоим образом никому нельзя с/давать свои территории и другие способности-ресурсы для развертывания трагического театра военных действий; нельзя допускать даже «символические» насилия, воплощенные в языке и формах речи-насилия… — если и существует какое-то заключительное сообщение-послание у данного эссе, то оно заключается именно в этом. Да, скорее всего.

Слава (всем) детям, вносящим жизнь даже в смертельную грусть!

Миру мир, а Украине еще и… — газ и весна!

1653784_658523014207745_721107035_n

Roust Semy

От «Club of Netocrats» (Geneva)

27.02.2014

warfare.com.ua

 



загрузка...

Читайте також

Коментарі