Поездки в Крым — это способ политического заработка

Поездки в Крым — это способ политического заработка

В грядущую пятницу состоится визит французских депутатов в аннексированный Крым. Это далеко не первый приезд зарубежных политиков на полуостров: французы, например, приезжают уже во второй раз, спустя год после первого визита. Насколько представительны иностранные политики, посещающие Крым? И помогут ли они обелить аннексию полуострова в глазах Запада? Об этом говорим с директором политического департамента МИД Украины — Алексеем Макеевым и координатором европейских проектов общественной организации «Интерньюз-Украина» — Владимиром Гушулеем.

Мэры греческих городов, группа французских депутатов, представители израильского Кнессета и бывший премьер-министр Италии — далеко не полный список гостей с момента аннексии. По мнению подконтрольного Кремлю вице-премьера Крыма Георгия Мурадова, такие визиты якобы косвенно подтверждают российский статус полуострова и неэффективность зарубежных санкций. Однако подобным визитам не следует придавать значения — в этом уверен эксперт по странам Центральной и Восточной Европы Иван Преображенский, а гостей Крыма он характеризует как преимущественно маргиналов, не вписанных в собственную национальную политику. Согласно украинским законам, въезжать на территорию оккупированного Крыма можно только со стороны административной границы. Практически после каждого такого визита МИД Украины шлет ноты протеста. Руководство стран, откуда приезжают визитеры, действия Украины поддерживает.

«Крым.реалии»: С нами на связи координатор европейских проектов общественной организации «Интерньюз-Украина» Владимир Гушулей. В прошлом году делегация французских депутатов уже приезжала, и это стоило главе делегации Тьерри Мариани должности вице-президента группы Европейской народной партии в Парламентской ассамблее Совета Европы. Год назад в эфире телеканала «Россия» Мариани объяснил свой визит тем, что для него возвращение Крыма в Россию — совершенно логичное явление, и ему хочется своими глазами увидеть происходящее. Владимир, что, по-вашему, заставляет таких людей ехать в Крым, рискуя встретить жесткую реакцию со стороны собственного правительства?

Владимир Гушулей: Практически все такие политики — маргиналы, и это способ политического заработка. В Крым едут политики, вращающиеся в пророссийском дискурсе. По факту, они не столько занимают пророссийскую позицию, сколько являются инструментом российской внешней политики. Их действия не самостоятельны.

— То есть их финансирует Россия?

Владимир Гушулей: Да, думаю даже, что это прямое финансирование, как в случае с партией Марин Ле Пен, которую финансировал государственный российский банк.

— Официальная позиции Франции прозрачна: мы не поддерживаем аннексию Крыма и поддерживаем позицию украинского правительства. Однако никаких санкций по отношению к собственным депутатам Франция не применяет. С нами на связи директор политического департамента МИД Украины Алексей Макеев. Алексей, как Украина будет реагировать на въезд иностранных делегаций, которые незаконно приезжают в оккупированный Крым?

Алексей Макеев: Дипломатическими методами мы работаем с самого начала российской агрессии. Мы информируем все страны мира о том, что Крым — территория Украины, въезд происходит в соответствии с украинским законодательством через линию, проходящую по суше. Мы проинформировали об этом зарубежных партнеров, отправили дипломатическую ноту всем аккредитованным на Украине посольствам. Большинство государств предупредило своих граждан об украинском статусе Крыма, оккупации его Россией и правилах въезда, установленных Украиной. Нарушение законов Украины — это и нарушение политики этих государств, и оно является наказуемым. Что касается политиков — в Крым и правда ездят в основном маргиналы, и важно, что парламенты стран от них отмежевываются и считают нарушение такими людьми законов Украины их личным делом, но не проявлением позиции парламента. Для Украины Марьяни или Берлускони ничем не отличаются от преступников, нелегально пересекающих границу.

— Нет ли у вас ощущения, что западные политики все больше смиряются с аннексией Крыма?

Алексей Макеев: Нет, такого ощущения нет. Более того, весь мир резолюцией Генеральной ассамблеи ООН признал, что оккупация Крыма подрывает основы международного права, и оккупация и аннексия никогда не будут приняты мировым сообществом. Призывы, касающиеся снятия с России санкций, вообще лежат в несколько иной плоскости, и их не стоит воспринимать всерьез. МИД старается адресно работать с политиками, проводить разъяснительную работу, показывать, как Россия превратила Крым в зону страха и нарушения прав человека.

— Владимир, поводом для приглашения французской делегации стало празднование дня Военно-морского флота. Приглашали в том числе и лидера Национального фронта Франции Марин Ле Пен, лидера евроскептической партии, которая «понимает Путина». Она не приехала, как и ни один из сенаторов. Так насколько представительной является нынешняя делегация?

Владимир Гушулей: Это частный визит гражданина Франции, который является депутатом парламента. Представительной делегация не является. Что касается нормализации аннексии в глазах общественности. Вспомните статус Эстонии, Латвии и Литвы в составе СССР. По международному праву они не были частью СССР, и во время международных мероприятий, например, Олимпиады в Москве в 1980, спортсмены стран, не признававших фактическую аннексию прибалтийских государств, не приезжали на мероприятия, проводившиеся на их территории. Это продолжалось до тех пор, пока Литва, Латвия, Эстония не возобновили свою независимость. Думаю, подобное может произойти с Крымом.

— Год назад визит французских депутатов в Крым в Москве называли прорывом, поскольку это была первая делегация из «политического мейнстрима». Сейчас, кажется, к тому привыкли. К тому же внушают опасения резолюции парламента Франции касательно санкций, местных итальянских органов власти о статусе Крыма, результаты нидерландского референдума. Можно ли сказать, что цель Москвы достигается, и война и аннексия неким образом легитимизируются?

Владимир Гушулей: Я так не считаю. То, что вы упомянули о санкциях, касается «донбасского», а не «крымского» пакета санкций. Результаты референдума в Голландии больше говорят о недоверии к Евросоюзу, Украина тут — страна, которая просто оказалась в неправильное время в неправильном месте. Крым — достаточно принципиальный вопрос: если какая-то из западных стран признает легитимность аннексии, это будет значить, что она поставила крест на международном праве, и это открытие ящика Пандоры для глобальной безопасности. Ни один вменяемый политик на это не пойдет.

— Достаточно ли жесткая реакция украинского МИД на визиты в Крым? Или, наоборот, стоит дать понять, что приличные люди в Крым не ездят?

Владимир Гушулей: МИД фиксирует факты нарушений и ведет аналитическую работу, ведь такие визиты дают возможность выявлять агентов России в Европе, и это системные явления. МИД физически не может помешать кому-либо приехать в Крым. Но аналитическую работу проводить должен — дабы иметь аргументы в переговорах с той же Францией.

источник: Крым.Реалии, США, перевод: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі