Скандальное решение о геноциде: польский Сейм открыл ящик Пандоры

Скандальное решение о геноциде: польский Сейм открыл ящик Пандоры

Польский Сейм (нижняя палата польского парламента) 22 июляпринял постановление об установлении 11 июля Национальным днем памяти жертв геноцида в 1943-1945 годах со стороны украинских националистов в отношении граждан II Речи Посполитой. Польские депутаты убеждены, что до сегодняшнего дня память жертв «Волынской трагедии» не была почтена должным образом. Скандальное решение Сейма может перечеркнуть достижения нескольких десятков лет польско-украинских отношений.

Интересно, что решение о признании Волынской трагедии (в трактовке поляков – Волынской резни) геноцидом поддержали почти все депутаты Сейма (432 из 460) независимо от политических предпочтений. И никто, то есть абсолютно никто, не проголосовал «против», даже те депутаты, которые на предыдущих заседаниях Сейма при рассмотрении этого вопроса говорили о том, что убивали ведь не только поляков, гибли и украинцы. Просто сегодня в польском парламенте сложилась ситуация, что «либо ты голосуешь за признание геноцида, либо ты не патриот». Популистская историческая политика стала одним из краеугольных камней программы действий правой правящей партии «Право и справедливость». И имея под контролем не только все государственные институты, но и государственные медиа, «ПиС» эту политику активно реализует.

События на Волыни — это не единственные события, официальный взгляд на которые в Польше был пересмотрен. Еще с 2008 года в польском городе Гданьск строится музей, посвященный Второй мировой войне в целом, однако после прихода к власти «ПиС» в 2015 году помещения музея решили передать другому музею – посвященному лишь отдельному эпизоду Второй мировой войны — Вестерплатте и событиям сентября 1939 года. И это далеко не единичный случай такого «пересмотра вопроса».

Конечно, по идее, то, что делают польские власти у себя в Польше, — это их внутреннее дело. И повлиять на них из Украины мы не можем. Однако тема Волынской трагедии – важный аспект польско-украинского диалога, который касается Украины и украинцев непосредственно. Поэтому полякам не следует забывать, что пересмотр исторической политики — это не лучший способ строить отношения со страной, которая стратегически важна для «мирного и светлого будущего» самих поляков, учитывая нынешнюю российскую агрессию.

То, что происходило в польском Сейме в процессе принятия решения, трудно назвать всего лишь «почтением памяти» погибших на Волыни поляков. Польские депутаты соревновались, кто сможет употребить более острые слова в отношении украинцев. Причем обвинения сыпались не только на ОУН-УПА, но и на нынешнюю украинскую власть. Один из депутатов — Януш Саноцкий — заявил, мол, Украина сегодня не воюет с Россией, поскольку «фабрики президента Порошенко работают в России». Другой депутат отметил, что предложения украинского парламента принять совместное постановление по «Волынской трагедии» действительно поступали, но не были приняты поляками во внимание, потому что «это глупости».

Досталось украинцам и за улицы, а также памятники Степану Бандере и другим воинам УПА, которые поляки требовали немедленно снести. Прозвучала даже фраза о том, что жеста президента Порошенко перед памятником «Волынской трагедии» в Варшаве недостаточно, поскольку «как Порошенко, имея столько власти в стране, мог позволить переименование проспекта в Киеве в проспект Степана Бандеры?» Один из депутатов даже пожаловался на то, что в начале Евромайдана в Киеве было много польских флагов, а потом их стало не видно из-за красно-черных знамен. Довольно часто звучало слово «бандеровцы» в контексте — «нет бандеровцам».

Понятно, что «Волынская резня» для поляков — огромная трагедия. Но не меньшая трагедия она и для украинцев. Впрочем, стоит помнить, что и многие другие события совместной истории наших народов были совсем непростыми и неоднозначными. Возможно, украинцы пережили даже больше несправедливости от поляков, потому что именно наши территории были оккупированы Польшей, а не наоборот. Но с конца 80-х годов прошлого века обеими странами было приложено немало усилий для того, чтобы наши народы простили взаимные обиды. Фактически, для украинцев до начала рассмотрения «постановления о геноциде» все выглядело таким образом, что взаимные претензии с обеих сторон закрыты, а поляки — наиболее дружественная для нас нация. Теперь, похоже, диалог нужно будет начинать сначала. И наверняка в процессе этого диалога снова будут взаимные претензии и обвинения. Ведь так же, как поляки помнят «Волынскую резню», украинцы помнят операцию «Висла», которая коснулась многих украинских семей.

Своим постановлением польский Сейм открыл «ящик Пандоры», из которого уже начинают появляться ненависть, обиды, претензии. И сложно предсказать, чем все это закончится. Хотя польские депутаты, принимая решение, объясняли, что их цель – «окончательно закрыть волынский вопрос», есть большие сомнения, что выйдет именно так. В процессе рассмотрения постановления часть депутатов Сейма возмущалась, что решение принимается постановлением, а не законом, и обещали «исправить эту ситуацию». Кроме того, предложение «Гражданской платформы» принять дополнительное постановление о примирении с украинцами так и не было учтено. Таким образом, нынешняя польская власть не готова сегодня к примирению с украинцами, а это значит, что мы теряем дружественного соседа.

Что в этой ситуации делать нынешней украинской власти? Наиболее целесообразное решение — принять заявление в ответ, в котором аргументировано объяснить, почему события на Волыни не были геноцидом, а также указать четкие цифры, сколько украинцев погибло от рук поляков в тот же период. После этого, несмотря на радикальный настрой польской стороны, попытаться начать диалог с теми политиками «ПиС», которые к нему готовы. Остается надеяться, что в этой непростой ситуации союзниками Украины станет здравомыслящая часть польской элиты, а также польское общество, которые понимают, куда могут привести «исторический популизм» и манипуляция историческими фактами.



загрузка...

Читайте також

Коментарі