Крым-2014: победа российской силы или трусость официального Киева?

Крым-2014: победа российской силы или трусость официального Киева?

Как когда-то все дороги поздней Античности вели в Рим, так сегодня нет такого торного пути в украинской политике, который обошел бы Крым и связанные с ним проблемы. Не в последнюю очередь – связанные с февралем-мартом 2014 года и порождающие множество вопросов, на которые власть не дает ответов.

Стоит вспомнить ключевые события тех месяцев. Итак, как официально зафиксировано датой на медали «За возвращение Крыма», операцию по оккупации полуострова Российская Федерация начала 20 февраля 2014 года – еще тогда, когда Виктор Янукович сидел в своем кабинете на Банковой улице в Киеве. Тогда Путин, по сообщению британской The Daily Telegraph, провел совещание с ближайшим окружением и принял план отторжения Крыма и Севастополя от Украины. Неизвестно, давал ли Янукович Кремлю формальное разрешение на эту операцию или молча с ним согласился, но не знать о ней он не мог – не случайно же 22 февраля Виктор Федорович со свитой бросился в направлении Крыма, нигде не задерживаясь. А там его по приказу Владимира Путина встретили и вывезли в Россию представители спецслужб Российской Федерации. Как раз в это время «трибуна Майдана» делила и не могла разделить властные должности…

Путин шаг за шагом осуществлял план оккупации, в Киев шла тревожная информация, а новая власть никак не могла решить, что же делать. В этом плане примечательна стенограмма заседания СНБО от 28 февраля под председательством и.о. президентаАлександра Турчинова. Руководители силовых ведомств достаточно полно и объективно раскрыли ситуацию на полуострове, но, в то же время, подталкивали политиков к мысли о бесперспективности попыток силой помешать «вежливым зеленым человечкам» Путина делать свое дело (особенно и.о. министра обороны Игорь Тенюх). Поэтому премьер Арсений Яценюк предложил срочно предоставить Крыму большую автономию и начать переговоры с новыми лидерами Крыма, первый вице-премьер Ярема – выгнать самооборону Майдана с занятых ею помещений, чтобы показать крымчанам, что у нас действует закон и присутствует порядок, а председатель Нацбанка Степан Кубив призвал не поддаваться на российские провокации и не дать Кремлю «подорвать всю нашу страну». Однако превзошла всех Юлия Тимошенко, которая заявила: «Ни один танк не должен выехать из казармы, ни один солдат не должен поднять оружие, потому что это будет означать проигрыш. Никакого военного положения и активизации наших войск! Мы должны стать самой мирной нацией на планете, просто вести себя как голуби мира».

Поэтому было решено: не вводить в Крыму военное положение, не делать на полуострове «резких движений», а заняться восстановлением Вооруженных Сил Украины. Впрочем, относительно этого тоже были разные мнения. Показательной здесь стала дискуссия между Турчиновым и Тимошенко. Турчинов заявил: «Нам нужна полная мобилизация страны, необходимо немедленно начать перебрасывать имеющиеся войска из Центра и Запада на Восток и Юг. Это жизненно необходимо!» Тимошенко его перебила: «Вы представляете, что начнется в стране, если танки и БТРы начнут ехать по улицам городов? Это спровоцирует массовую панику. Люди начнут массово бежать из страны. Проблема с продовольствием, с топливом…», на это Турчинов резко ответил: «Еще больше паника будет, когда на Крещатике будут российские танки».

Позиция руководства Украины не изменилась и на следующем заседании СНБО, которое состоялось 1 марта. Тогдашний начальник Генштаба генералВладимир Замана вспоминает, что Игорь Тенюх и Арсений Яценюк заявляли, что вводить группировки с материка в АР Крым не стоит. Сам же Замана выразил тогда мнение, что надо немедленно реагировать на события, иначе группировки сепаратистов в Крыму будут расти и последствия будут необратимыми; по его мнению, нужно было предложить объединить усилия армии с ополчением крымских татар. «Думаю, что если бы мы тогда этот план реализовали, проблему в Крыму можно было бы снять и избежать войны на Донбассе», – отмечает Замана и добавляет, что после заседания СНБО Турчинов сказал ему, что «наши западные товарищи не рекомендуют нам делать резких движений». Действительно ли было так? Неизвестно.

Но понятно: никто из «верхов» и не собирался организовывать сопротивление агрессии России в Крыму. А между тем, по тогдашним же экспертным оценкам (в том числе и независимых российских экспертов), можно было на первой стадии оккупации с помощью спецподразделений, аэромобильных частей и морской пехоты (пусть готовых защищать Украину военных в Крыму и было около двух тысяч) оказать силовое сопротивление пророссийским сепаратистам, изолировав их лидеров и уничтожив их штабы; необходимо было надолго вывести из строя Керченскую паромную переправу и морские порты, исключить авиационное сообщение Крыма с Россией. При этом был бы потерян Севастополь, где российское доминирование было безоговорочным, но, возможно, хотя бы частично сохранен Крым. А еще – выиграны крайне важные дни и недели.

В случае же невозможности оказывать силовое сопротивление в Крыму следовало тотчас выводить из АРК и Севастополя современную боевую технику, включая самолеты и корабли, вывозить банковские активы и отгонять на «материк» железнодорожный транспорт, вообще, оперативно эвакуировать все, что только можно. А в придачу следовало немедленно зафиксировать на уровне Конституции право крымских татар на национально-территориальное самоопределение. Так официальный Киев получил бы сразу несколько политических козырей, а также западные миролюбивые партнеры не возражали бы, если бы в случае силового блокирования украинских частей те действовали так, как в свое время хорваты: предупреждение через громкоговорители, а через минуту – огонь на поражение; Гаагский трибунал признал такие действия хорватских войск, в том числе против местных «ватников», законными.

Но был избран третий худший вариант – не поддаваться на провокации, не делать ничего, и ждать, пока Путин не полюбит новую украинскую власть…

Общее отношение официального Киева к Крыму и брошенным там на произвол судьбы украинским войскам четко характеризуют два события, которые произошли в прямом эфире 21 марта (когда, собственно, российская операция по оккупации Крыма подходила к концу). В студию Савика Шустера позвонил из базы Донузлав командир десантного корабля «Кировоград» капитан ІІІ рангаВладимир Хромченков. И вот что он сказал: «Экипажи кораблей до сих пор ожидают от руководства страны адекватный приказ, что им делать… И вообще хотелось бы, чтобы государство как-то обратило на нас внимание, чтобы Минобороны установило связь с кораблями. Сегодня и господин Турчинов, и адмирал Тенюх заявляли, что со всеми разговаривали, со всеми поддерживается связь. С нами никто на связь до момента постановки меня и «Чернигова» к причалу не выходил. У всех были наши мобильные телефоны, задачи никакие нам не ставились. Только слова: «Держитесь! Слава Украине!» и все… Больше – ничего».

А тем временем командующий ВМСУ Сергей Гайдук в эфире 5-го канала браво доложил: «На сегодняшний день у меня есть связь полностью со всеми командирами, которые дислоцируются в Крыму, я четко ставлю задачу командирам по ситуации, которая складывается, и вопрос вывода войск из АРК не стоит». По его словам, военные продолжают выполнять задачи по охране и обороне военных частей и пунктов постоянной дислокации кораблей ВМС в Крыму. Мол, отработаны алгоритмы действий, которые доведены до сведения командиров воинских частей. «Поэтому каждый командир держит военную часть, каждый командир держит корабль и четко знает, что и как делать, и в какой последовательности».

Кому из них следует верить? Судя по дальнейшим событиям, не адмиралу…

Так удивительно ли, что те военные, которых не соблазнили собственные «дом, сад, огород» и высокая зарплата в захваченном Россией Крыму, в конце концов, деморализуются после почти месяца героического сопротивления оккупантам и их местным приспешникам, и сходят на берег или оставляют территорию баз, не зная, что им делать?

Это, собственно, была краткая хроника событий, а теперь – несколько вопросов.

Просто ли страх двигал тогдашним премьером и рядом членов правительства? Стоит вспомнить, что за четыре с лишним года до российского вторжения кандидат в президенты Украины Яценюк говорил о Крыме: «Автономия должна быть экономически независима, тогда не будут подниматься политические вопросы». Но экономическая независимость – это собственная налоговая система, собственные финансы, собственная экономическая политика, в конце концов, государственная собственность в руках местных властей. Действительно, политические вопросы тогда не будут подниматься – они будут решены автоматически фактом экономической независимости. Может, это что-то сказанное сгоряча? Нет. Крым, оказывается, «это украинский Гонконг… Крымская автономия декларативна, и ее нужно наполнить реальным содержанием. Это в первую очередь право самостоятельно устанавливать налоги и сборы, а также управлять ими». («Комсомольская правда Крым», 13.11.09). Напомню: Гонконг в Китае полностью контролирует свое законодательство, полицию, денежную систему, таможню, иммиграционную политику, а еще имеет собственное представительство в международных организациях и на спортивных мероприятиях. Поэтому Яценюк намерен в случае выигрыша президентских выборов создать фактически независимое крымское (и, конечно, не крымскотатарское, а пророссийское) государство. Изменил ли он свои взгляды на Крым и его проблемы, став премьером? Интересный вопрос, не правда ли?

И другой вопрос, на первый взгляд не связанный с Крымом. Но только на первый. Почему Украине Запад до сих пор не предоставил летального оружия? Как по мне, одна из главных причин этого – то, что до сих пор не расследовано, каким образом огромное количество такого оружия попало в руки россиян (а до этого – «вежливых зеленых человечков», среди которых были и военные России, и местные мятежники) в Крыму, каким образом случилось так, что предали присягу тысячи военнослужащих Украины (включая генералов и адмиралов). Нежелание определить, как и почему это все произошло, по мнению любого беспристрастного человека, означает, что предоставлять современное оружие украинцам опасно: оно может легко оказаться в руках пророссийских террористов – с соответствующими последствиями.

Поэтому обстоятельства сдачи Крыма Киевом Кремлю должны быть как можно быстрее расследованы. Речь идет не просто о наказании капитулянтов и трусов, а о невозможности в будущем событий такого рода и о выработке эффективного плана возвращения Крыма в состав Украинского государства.

Сергей Грабовский, кандидат философских наук, член Ассоциации украинских писателей, источник: ru.krymr.com



загрузка...

Читайте також

Коментарі